Одной рукой дают, другой отбирают

Оценить
Одной рукой дают, другой отбирают
О наивной вере чиновников и горьком неверии хлеборобов

О наивной вере чиновников и горьком неверии хлеборобов

Разворот подготовили Дина Болгова, Екатерина Кочкина

Фермеры Саратовской области забили тревогу по поводу гибели посевов в середине июня. Уже тогда селянам было понятно, что их положение в этом году окажется куда хуже, чем год назад. В правительстве региона в то время не очень верили в засуху.

На совещаниях чиновники бодро отчитывались об успешном ходе полевых работ. По их мнению, всходы на саратовских полях зеленели и колосились, как весной. Прогнозы погоды из областного центра метеорологии это подтверждали. Когда стенания сельхозтоваропроизводителей стали слышны отовсюду, губернатор и руководство министерства сельского хозяйства вынуждены были лично выбираться в поля и собственными глазами убеждаться в катастрофичности положения. И верхушке областной администрации стало наконец очевидно, к чему привело двухмесячное отсутствие осадков. С той поры вести с полей стали всё больше походить на сводки с линии фронта. Положение меняется ежедневно и ежечасно. Сначала режим ЧС был введён в 15 районах области, буквально через день уже в 17-ти. А сейчас чрезвычайной ситуацию велено считать по всей территории региона. Кому от этого лучше и легче, пока неясно.

Проблему долгов крестьянско-фермерских хозяйств перед коммерческими банками и лизинговыми компаниями в саратовском правительстве обещают снять пролонгацией (продлением срока) на 2–3 года. От полного разорения местная власть надеется оградить хозяйства введением моратория на банкротство.

Финансовая поддержка государства, по планам областного правительства, должна выразиться в замораживании цен на топливо или льготных ценах на ГСМ для сельхозтоваропроизводителей, а также в выделении дополнительных средств на страхование посевов.

Несмотря на то что все эти меры пока только обсуждаются, саратовские чиновники уже говорят о них как о деле решённом. Более того, кажется, они свято верят в эффективность и действенность этих мер.

***

Банкротить нельзя мораторий

Регионы посягнули на рыночную экономику

Около 30 крупных сельхозпроизводств области могут стать банкротами. Об этом сообщил заместитель председателя регионального правительства Сергей Горбунов на первом заседании штаба по оказанию помощи аграриям 30 июня. Выход правительство видит в моратории на процедуру банкротства сроком на 2–3 года.

Нормативной базы для введения такого механизма нет. Условия рыночной экономики не предполагают реанимацию умирающих хозяйств, не выдержавших конкуренции. И не спрашивают суровые законы рынка о причине неконкурентоспособности. Но это в теории. На практике при большом желании и политической воле можно на некоторые законы посягнуть.

Такой механизм, как запрет банкротства, применяется, например, для предприятий оборонного комплекса, связанных с атомной промышленностью. Для сельского хозяйства это ноу-хау. По словам заместителя министра экономического развития и торговли Саратовской области Александра Ульянова, чтобы оно сработало, потребуется внести массу изменений и дополнений в законодательные акты и нормативные документы.

Александр Ульянов считает, что говорить о том, насколько реально введение в стране моратория на процедуру банкротства сельхозпредприятий, ещё рано. Тем не менее с подобным предложением к федеральному правительству обратился ряд «засушливых» субъектов, поэтому Ульянов не исключает, что «коллективное обращение» возымеет действие. Двухлетняя засуха – ситуация нестандартная. И если в прошлом году область ещё справилась, что называется, своими бюджетными силами, то в этот раз без помощи сверху не обойтись.

«В прошлом году по России был переизбыток производства зерна, – говорит Александр Ульянов. – Поэтому запасы есть, и мы проживём спокойно. Но вот сельхозтоваропроизводители страдают – у них большие обязательства по кредитам и лизингам».

***

Власть просит пролонгации

Банкиры предлагают искать другие варианты

Для поддержки сельхозтоваропроизводителей, пострадавших от засухи, следует пролонгировать на срок не менее чем 2–3 года кредитные займы, выданные им банками. Такое предложение внесено региональным министерством сельского хозяйства федеральному.

Директор регионального филиала ОАО «Россельхозбанк», на который приходится порядка 80 процентов пролонгированных кредитных ресурсов, Олег Коргунов утверждает, что «нельзя переживать кризис и двухлетнюю засуху только за счёт пролонгации кредитов банка».

«Политика филиала по-прежнему направлена на то, чтобы сохранить аграрный комплекс, но рассчитывать только на банк – нереально», – говорит Коргунов. И рассказывает об альтернативных путях поддержки аграриев. Таковыми называются новые кредиты под 12 процентов годовых, которые значительно дешевле прежних 18-процентных. Беда в том, что для того, чтобы получить кредит подешевле, фермеру надо рассчитаться с тем, что подороже, и освободить от обязательств залоговое обеспечение.

С начала прошлого года в Саратовской области кредитные организации пролонгировали сельхозтоваропроизводителям «до нового урожая» 128 кредитных договоров на сумму полмиллиарда рублей. По оценкам министра сельского хозяйства области Александра Игонькина, в этом году объём проблемных кредитов составит около миллиарда рублей.

***

Соевое спасение

Министр Игонькин доложил министру Скрынник, что все беды у него под контролем

Премьер-министр РФ Владимир Путин затребовал у первого вице-премьера Виктора Зубкова и главы министерства сельского хозяйства Елены Скрынник анализ ситуации по засухе в регионах. Елена Скрынник незамедлительно начала видеоконференции с руководством пострадавших регионов. В среду о ситуации в Саратовской области докладывал наш сельхозминистр Александр Игонькин. После анализа тезисов его доклада можно сделать вывод, что Владимир Путин получит не совсем полную картину саратовской засухи.

Александр Викторович сообщил, что в целях оказания помощи пострадавшим от засухи создан и в оперативном режиме работает областной штаб. «Аналогичные штабы созданы во всех районах области. Утверждён план мероприятий по снижению последствий засухи. Мы практикуем выездные заседания областного штаба, на которых рассматривается сложившаяся ситуация конкретно по каждому хозяйству и принимаются меры».

На самом деле созданный областной штаб провёл всего одно совещание и к моменту доклада Игонькина в поля так ни разу и не выехал. Первое выездное совещание было проведено в минувшую пятницу в Пугачёвском районе.

«Конечно, главная мера – это финансовая поддержка, – продолжил министр. – За первое полугодие текущего года на счета сельхозтоваропроизводителей области направлено 947 миллионов рублей, в том числе из федерального бюджета 433 миллиона, из областного – 514 миллионов рублей». К этим цифрам Александр Викторович «добавляет» «дополнительно выделенные из областного бюджета» 166 миллионов рублей.

Почему эти средства приписываются в какую-то сверхзаслугу областной власти – непонятно. 96 миллионов – это средства на возмещение части затрат за приобретённую в 2009 году сельхозтехнику, 70 миллионов рублей – субсидии на дизельное топливо. Причём раскассировка средств началась только тогда, когда спасать на полях уже стало почти нечего. Чиновники ссылаются на то, что необходимые статистические данные пришли только первого июля, поэтому материально поддержать фермеров раньше не предоставлялось возможным.

Александр Игонькин с полной ответственностью заявил министру Скрынник, что «губернатором области принято решение о дополнительном выделении из областного бюджета денежных средств в размере 225 миллионов рублей для оказания поддержки пострадавшим сельхозтоваропроизводителям и организованного проведения сева озимых культур в текущем году».

О выделении средств Игонькин говорит как о свершившемся факте, хотя губернаторская инициатива ещё не обсуждалась областными депутатами. Это предложение будет вынесено на ближайшее заседание регионального парламента.

«С целью сохранения поголовья скота и достигнутых результатов по производству животноводческой продукции во всех районах области проведена инвентаризация запасов зерна, остатков кормов прошлых лет, на учёт взяты все хозяйства, имеющие развитое животноводство. По проблемным хозяйствам вопрос будет решаться за счёт переброски кормов внутри районов, – докладывал Игонькин. Сообщил он и о том, что уже есть ряд предложений по поставке кормов из других регионов и собственно от фермеров области. «Эти данные оперативно доводятся до сельхозтоваропроизводителей», – уверенно заявляет министр.

При этом, по информации секретариата заместителя председателя областного правительства Сергея Горбунова, в правительстве готовы к снижению поголовья скота. Основными причинами называются «как недостаточное количество кормов, так и плохая информированность населения о мерах, принимаемых правительством области, руководителями районных администраций по стабилизации ситуации».

Александр Игонькин рассказал, что для проведения сева озимых потребность в семенах составляет 246 тысяч тонн, по отдельным районам имеется недостаток в 3 тысячи тонн. Предварительно обеспеченность по семенам яровых составляет не более 25 процентов. Имеющийся дефицит семян региональная власть планирует закрыть за счёт внутрихозяйственного обмена.

Но по имеющимся у редакции данным, в действительности внутрихозяйственный обмен пока не налажен. Фермеры утверждают, что им приходится искать семена самостоятельно в соседних, менее засушливых районах и даже в соседних областях. К тому же, скорее всего, только внутрихозяйственный обмен семенами не поможет. Решать проблему следующего урожая придётся корректировкой структуры посевных площадей.

«Будет увеличена площадь посевов, наиболее экономически выгодных и пользующихся спросом на рынке сельскохозяйственных культур (и особенно сои), в два раза», – заявил министр.

***

10 процентов нормы

Сухими цифрами о ситуации с засухой

Опасные агрометеорологические явления (в простонародье – суховеи, засуха и аномальная жара) зафиксированы во всех районах области. На минувшей неделе режим чрезвычайной ситуации был введён повсеместно.

По информации министерства сельского хозяйства области, среднеобластной показатель осадков в июне не превысил 4 мм, а это всего 10 процентов месячной нормы. Те осадки, что выпали, окажут лишь частичное влияние на развитие только поздних яровых культур (просо, гречиха, кукуруза на зерно, однолетние травы и подсолнечник).

Сельскохозяйственные культуры погибли на площади 933 тысячи га. Ущерб оценивается в сумме 4,3 миллиарда рублей, невозмещённые затраты составляют 2,4 миллиарда рублей. Больше других пострадали посевы ячменя и яровой пшеницы.

В настоящее время хозяйства 17 районов ведут уборку озимых зерновых культур. Средняя урожайность на полях региона составляет 8 центнеров с гектара.

В этом году с государственной поддержкой в области застраховано 871 тысяча га, что составляет 24 процента посевных площадей области. По сравнению с прошлым годом застрахованная площадь увеличилась в 1,2 раза. На компенсацию части затрат по страхованию урожая дополнительно требуется 280 миллионов государственных рублей.

***

Обожжённые гектары

Зерно и мясо нефти и газу не конкуренты

Иван Григорьев, руководитель крестьянского фермерского хозяйства «Каскад» в Питерском районе, сообщил, что в его хозяйстве погибло уже 70 процентов урожая.

Выращивают в «Каскаде» в основном озимую пшеницу, ячмень, нут и просо. Cубсидии за сельхозтехнику, приобретённую в 2009 году, хозяйство получило только на прошлой неделе, и то – на 15 процентов меньше обещанных 588 тысяч рублей. «Мы сейчас пытаемся выяснить, куда делись наши деньги, но пока безрезультатно. Звоним в минсельхоз и министру, его заму Гриднёву, но никто не берёт трубку», – говорит Иван Сергеевич.

За льготное топливо тоже приходится воевать: «Мы в шоке, топливо выбиваем чуть ли не с пистолетами. Четыре дня у нас техника просто стояла, ни капли солярки не осталось. Сейчас, слава богу, достали, во вторник первый день машины в поле вышли».

Финансовая ситуация в хозяйстве «Каскад» такая же, как и в остальных КФХ Саратовской области: «закредитованы по самое не хочу». Более 10 миллионов рублей фермерам предстоит выплатить за технику, взятую в лизинг. Ещё два миллиона придётся отдать за кредит.

«Банки нам кредитов не дают, – отрезал Иван Григорьев. – Зачем их понаоткрывали только?! Мы все документы собрали, всё подготовили, отдали на рассмотрение – и всё, ни слуху ни духу. Так наши бумажки там и лежат. Пришлось бежать к коммерсантам. В компании «Соколовогорская мука» нам миллион 400 тысяч одолжили под 24 процента годовых».

«То, что сейчас правительство делает, поддержкой назвать нельзя. Они же одной рукой дают, другой отбирают», – считает Иван Сергеевич. Он убеждён, что в условиях рынка сельское хозяйство без государственной поддержки просто не выживет. По его словам, придуманная в областном правительстве пролонгация кредитов и лизинга имеет эффект «снежного кома».

«У меня в прошлом году ежеквартальный платёж по лизингу составлял 220 тысяч рублей, благодаря пролонгации в этом году вырос до 500 тысяч. А что будет ещё через год? – считает мой собеседник. – Миллион рублей? Откуда я возьму такие деньги?»

По мнению Григорьева, фермера со стажем, такими мерами сельхозтоваропроизводителей можно только угробить. Отсрочка или пролонгация кредитов и лизинга на 2–3 года хозяйства не спасут. Если сейчас крестьяне и смогут дышать более-менее свободно, то через два года дышать им будет уже нечем. Гораздо правильнее было бы, по словам моего собеседника, если бы государство занялось регулированием цен на зерно и на дизельное топливо.

«Смотрите сами: в нашей зоне рискованного земледелия средняя урожайность зерна сейчас 12–13 центнеров с гектара. А льготная цена на дизтопливо – 15300 рублей. В Краснодаре, например, урожайность будет 70–80 центнеров с га при той же цене на дизтопливо. Ну и кто, по-вашему, будет жить лучше?»

Кроме того, Григорьев считает, что сельскому хозяйству в России нужен государственный заказ на продукцию. «Мы работаем вслепую. Начинаем сеять, представления не имея, за какие деньги мы всё это сможем продать и сможем ли вообще».

К оптимизму областного правительства в связи с «правильной переориентацией на животноводство» фермер Григорьев относится не менее скептически. «Кому оно нужно, это наше мясо? Ни зерно, ни животноводство не нужны, по-моему, ни Медведеву, ни Путину. У них есть газ и нефть, – говорит фермер. – Животноводство – это же корма, которые горят точно так же. Я 16 лет работаю, но не помню ни одного года, когда сгорели бы все посевы. Да, были засухи, урожайность снижалась, но не настолько, чтоб вообще нечего было собирать, как в этом году».

По словам Григорьева, компенсации убытков, понесённых в прошлый засушливый год, его хозяйство не дождалось. Хотя вернуть государство обещало по 900 рублей за каждый обожжённый гектар. «Мы и сейчас, конечно, все документы на компенсацию собрали и сдали, но ничего, скорее всего, опять не будет. Хотя, может, к выборам и будут компенсации выплачивать, чтобы мы за них голосовать шли», – с горькой иронией отмечает фермер.

***

Мы бы сказали, да кто нас слушает?

Фермерам нужна передышка, а не продление сроков

Михаил Анатольевич, фермер из Новоузенского района, сказал, что в его хозяйстве «нет никаких дел и никаких перспектив».

Он отметил, что в прошлом году, несмотря на засуху, урожай пусть плохонький, но был. И люди в селе худо-бедно, но жили. А сегодня даже те счастливчики, что умудрились не брать кредитов, поговаривают о добровольном закрытии своих хозяйств.

«Мы засеяли 700 гектаров. 140 га озимых весной погибли – вымокли. Пересеяли их яровой пшеницей, но с ней оказалось ещё хуже, – рассказывает Михаил Анатольевич. – Урожайность у нас составит от 3,5 центнеров с гектара до 11–12. При этом процентов 30 от общего объёма зерна – фураж, щуплое зерно и прочее. Товарного зерна получится не более 300 тонн. А нам Сбербанку 2,5 миллиона отдавать по кредиту».

По словам Михаила Анатольевича, в его хозяйстве и сейчас острая нехватка финансов. Фермер не в состоянии приобрести топливо даже по льготной цене. «Я честно не знаю, как ответить на вопрос про дизтопливо, – говорит фермер. – Вот недавно приезжал губернатор в наши поля, тоже спрашивал, как у нас с топливом. Я начал было говорить, что в нужном объёме его нет и что дают нам только 50–60 процентов от потребности, но в разговор влез товарищ из руководства аграрного сектора и заявил Ипатову, что топливом мы обеспечены в полном объёме».

Обещания правительства о поддержке новоузенский фермер называет не иначе как пустой болтовнёй. Единственной ощутимой помощью от власти в прошлом году, по словам Михаила Анатольевича, стала компенсация процентной ставки по кредитам. Да и ту государство предоставляет с опозданием на 8 месяцев, тогда как деньги крестьянам всегда нужны сейчас.

«В отношении кредитов и лизинга, я думаю, речь должна вестись не о пролонгации, а об отсрочке. То есть нам нужна передышка с тем расчётом, чтобы суммы платежей не увеличивались», – высказывает фермер свои пожелания. Другие его предложения сводятся в основном к грамотной государственной политике в планировании дел агропромышленного комплекса.

По словам моего собеседника, сейчас он наблюдает повторение ситуации середины 80-х годов:

«Тогда 40 процентов сельского населения перебрались в город. А потом государство начало строить дома для молодёжи, зарплату в сельском хозяйстве подняли, и люди вроде бы вернулись. Но на свои средства крестьяне, сколько ни называй их фермерами, не смогут развиваться. Мы же сейчас работаем на доисторических комбайнах. Во власти идут разговоры о модернизации сельскохозяйственного производства, а на практике мы вернулись к долоту и зубилу. Вот слышите, как гремят? Это в моей мастерской студенты-практиканты клепают комбайн».

Ни о каких рыночных отношениях в российском аграрном секторе говорить не приходится, уверен фермер. «Да какой там рынок? – искренне удивляется он. – Мы даже цену свою как производители установить не можем. Нам её диктуют все кому не лень. Приезжают скупщики и говорят, что купить зерно могут либо за их цену, либо никак. И ты бежишь, отдаёшь им то, что навыращивал, чтоб хоть какие-то крохи получить, потому что семью кормить надо».

***

В полях доверяют МЧС

Куча бумаг не устраивает крестьянина

Анатолий Декисов, глава крестьянско-фермерского хозяйства «Ягода» Марксовского района, пенять на судьбу не стал. Сказал, что ситуация у него такая же, как и в других хозяйствах области.

Декисов – за конструктивный диалог, и у него созрели предложения к власти. Он сказал, что для «отдышки» недостаточно просто пролонгировать кредиты и лизинг. Нужно заморозить платежи и процентные ставки хотя бы до нового года. Долги крестьян перед Сбербанком и Россельхозбанком лучше вообще списать или погасить за счёт государственных средств.

«Ведь Россельхозбанк полностью на государственном капитале, а Сбербанк пользуется мощной государственной поддержкой», – аргументирует радикальные меры помощи мой собеседник. При этом государство должно помочь задолжавшим банкам фермерам высвободить залог.

Анатолий Петрович против идеи федерального и регионального правительства об увеличении страхования посевов.

«Деньги, которые мы платим за страховку, в конечном итоге оседают у страховщиков. Государство, конечно, половину страховых взносов нам компенсирует, но вторая-то половина всё равно останется у страховых компаний, – говорит фермер. – Выбить компенсацию по страховке, даже за потерю урожая в засуху (очевидный страховой случай), практически невозможно. Нам и в этом году ещё придётся доказать, что мы потеряли урожай из-за засухи, а не по другим каким-то причинам. Куча бумаг на это требуется и времени. А думать над тем, имеем ли мы право на компенсацию по страховке или нет, страховщики начинают зимой, ближе к новому году. Но деньги-то нам нужны сейчас, летом».

Гораздо разумнее, по мнению Анатолия Петровича, вместо страхования посевов в страховых компаниях создать специальный отдел при МЧС. И те деньги, которые крестьяне платят страховщикам, вносить в специальный фонд этого отдела. «То есть лежали бы наши деньги в МЧС до поры до времени, на всякий, так сказать, пожарный случай. И если наступает засуха, то хозяйствам из этого фонда выдаются средства. Это было бы оперативней», – поясняет свою позицию Декисов.

Рассказать обо всех вариантах решения крестьянских проблем Декисову не хватило времени. Сказал, что «все дни недели по минутам расписаны» и что торопится в банк – кредит получать.