Земля должна стоить не пять рублей

Оценить
Земля должна стоить не пять рублей
Министр зовёт садоводов из пятидесятых

Министр зовёт садоводов из пятидесятых

Разговоры о кадастровой оценке земель саратовских вновь зазвучали в залах областной думы. Казалось бы, давным-давно всё решили, худо-бедно согласовали. Постановление областного правительства, писанное и переписанное, принято и работает. Про то, что кадастровая стоимость земли, от которой напрямую зависит земельный налог и аренда, всё так же не устраивает определённые группы населения, как-то подзабыли. И вот в минувшую пятницу, на депутатских слушаниях, посвящённых реализации областного закона «О земле», чиновникам и законодателям пришлось обо всём этом вспомнить.

Зачем равняться на столицы?

Последняя кадастровая оценка земли Саратовской области была проведена в 2007 году и вызвала большой общественный резонанс.

Плакали садоводы и дачники, у многих из которых стоимость участка взлетела до небес. Жаловались члены гаражных кооперативов. Находилось в шоке бизнес-сообщество, для некоторых представителей которого аренда выросла в десятки и сотни раз.

Принятые областной властью в поспешном порядке многочисленные поправки, изменённые коэффициенты и другие «нормативно-правовые» действия смогли всё-таки сдержать волну народного гнева и не допустить социального взрыва. Но поток обращений граждан в суд с требованием произвести переоценку земельного участка не прекращается до сих пор, хотя заканчивается третий год, в котором действуют новые земельные расценки.

А согласно действующему законодательству, новую переоценку земель можно провести по истечении этого срока – то есть не ранее чем через три и не позднее чем через пять лет после последней оценки. Именно с таким предложением к депутатам и обратилась заместитель директора правового департамента Торгово-промышленной палаты Саратовской области Татьяна Логашова.

По словам Логашовой, вопрос кадастровой оценки земель не оставляет предпринимательское сообщество с того самого злополучного первого января 2008 года, когда вступили в силу новые расценки. Сейчас появилась возможность провести новую кадастровую оценку, а значит, возможность учесть все просчёты и недостатки, которые были допущены ранее. Ведь не секрет, что их было немало, уверена юрист.

Например, сравнивая участки саратовских земель с аналогичными участками других регионов, оценщики почему-то брали среди прочих «аналогов» земли Москвы и Санкт-Петербурга. «Надо отталкиваться от наших саратовских реалий, – говорит Логашова. – Оценка должна быть объективной».

Жалобы против оценочных миллионов

С аргументами представителя региональной ТПП согласился депутат областной думы Леонид Писной.

По словам парламентария, несмотря на то что переоценка действует и все мы по ней живём, вопросы тем не менее остались. Об этом свидетельствует непрекращающийся поток жалоб.

Саратовская область далеко не единственный регион, в котором сложилась подобная ситуация, добавляет депутат. По информации Торгово-промышленной палаты РФ, такие «перекосы» есть и в ряде других субъектов. Соглашаясь с доводами Татьяны Логашовой, сам Леонид Писной тем временем не торопится объявлять о новой кадастровой переоценке: «Никто не говорит, что мы сейчас должны принять решение».

Не видит никакой необходимости в переоценке земель министр области – председатель областного комитета по имуществу (заказчика кадастровой оценки. – Прим. ред.) Александр Бовтунов. Объясняя, что сама методика осталась без изменений, Александр Викторович хладнокровно развенчивает миф о том, что новая переоценка поможет снизить кадастровую стоимость некоторых участков земли:

«Вы предлагаете методику поменять? Что вы ждёте? Целесообразность переоценки отсутствует, экономический базис, основа, которые могли бы существенно повлиять на величину кадастра, не изменились с тех пор, как была применена методика 2007 года. Затраты в 20–30 миллионов рублей бессмысленны».

Казус Кумыски

Было очевидно, что вновь связываться с тяжёлым и трудоёмким процессом оценивания саратовских угодий у Александра Викторовича нет никакого желания.

И обращения дачников-садоводов, у которых кадастровая стоимость земли выросла в сто раз, не производят на него никакого впечатления. Правда, министр признаётся, что с 2009 года «не занимается садоводами и счастлив».

Председатель некоммерческого партнёрства «Центр правовой и методической поддержки садоводов» Елена Баукова счастье министра попыталась подпортить. Поведала о тех злоключениях, которые ей пришлось пережить в борьбе с высокой кадастровой стоимостью.

Так, стоимость одного квадратного метра дачного участка в районе Кумыски выросла более чем в сто раз – с 5,15 рубля до 568 рублей. Когда «кумысные» дачники обратились в 2008 году в областное правительство с просьбой провести переоценку, им ответили: «Пересмотр невозможен» – и посоветовали обратиться к городским депутатам на предмет изменения процентной ставки по налоговым и арендным платежам. Депутатам также было направлено письмо. И они ответили, что «пересмотр невозможен».

Объяснялось это тем, что постановление правительства области об утверждении кадастровой стоимости земли было принято после того, как гордума утвердила процентные ставки. По словам Елены Бауковой, под просьбой снизить ставки подписались более 20 тысяч граждан.

Дачники Кумысной поляны на самом деле оказались в абсурдной ситуации. С одной стороны, территориально дачные участки вынесены за пределы города и относятся к Саратовскому району. Об этом свидетельствуют даже таблички, которые размещены при подъёме на Кумыску со стороны Заводского района: перечёркнуто «Саратов» и не перечёркнуто «Саратовский район». Однако перечёркнутые таблички – слабый аргумент, и налоги кумысные дачники вынуждены платить совсем как «городские».

С тем, что эти дачи находятся на территории Саратова, спорит официальное лицо – и. о. министра Саратовской области – председатель комитета охраны окружающей среды и природопользования Валерий Белов.

Елена Баукова говорит, что когда садоводы подняли вопрос об озеленении Заводского района на Кумысной поляне, то от и. о. министра узнали, что территория их садоводческого товарищества в черту города не входит. Так и живут садоводы-дачники то в городе, то в районе. В зависимости от того, как удобно чиновникам.

Упрёк в лени и нерасторопности

Министр Бовтунов, который «не занимается садоводами и счастлив», не смог оставить жалобы дачников без комментариев.

Александр Викторович напомнил, что региональное правительство, принимая решение о ныне действующей кадастровой оценке, проявило небывалую заботу именно о садоводах и дачниках, предложив альтернативные пути. Эти пути должны минимизировать все расходы, связанные с налоговыми и неналоговыми платежами. При этом садоводы почему-то не проявили должного интереса к правительственным альтернативам.

Ещё в прошлом году садоводы, имеющие «безумные земельные участки по 20 га», не соизволили применить ни одну из предложенных схем, вспоминает Бовтунов. «Ни одно садоводческое товарищество не представило собственность членов, не воспользовалось льготой по земельному налогу для пенсионеров, не воспользовалось льготой по аренде».

Споры яйца выеденного не стоят, считает министр. Да, выросшая стоимость привела к увеличению налога и аренды. Но насколько? Работающему садоводу, не обременённому многодетной семьёй, без льгот и преференций участок обходится ежегодно в тысячу рублей. Что такое тысяча рублей для работающего человека? Да нет ничто!

Александр Бовтунов заявил, что видит «тенденцию нежелания воспользоваться своими правами и принять определённые меры для их реализации». А ещё он видит «непонятную настойчивость», с которой садоводы требуют «вернуть всё в пятидесятые годы, где земля по пять рублей».

Не учёл только Александр Викторович того, что садоводы, вполне возможно, не пользуются льготами не от лености или нежелания.

Благодать региональной власти в виде льгот требует оформить участок в собственность или заключить право аренды. А это может позволить себе не каждый садовод. Например, не может пенсионерка, которая получает пять тысяч рублей и содержит неработающую дочь и внучку. Приватизация, геодезические работы и прочая, и прочая, и прочая стоят денег, которых у пенсионерки нет. Поэтому она не пользуется своим правом на льготы.

В свою очередь те, кто может позволить себе начать оформлять землю, оформляют права собственности по три-пять лет. И эти три-пять лет вынуждены платить за землю без льгот и прочих «механизмов». Председатели садоводческих товариществ с полной ответственностью заявляют, что среди дачников и садоводов большинство тех, кто просто не может позволить себе экономию на налогах в силу своих скромных доходов. Александр Викторович с доводами председателей не согласился. Сказал, что встречал немало случаев, когда участки или домовладения не оформляются десятками лет. «А сейчас изменились условия, мир, в котором мы живём», – сообщил министр.