На берегах Онтарио

Оценить
На берегах Онтарио
На берегах Онтарио
Очень субъективные наблюдения самозваного следопыта

Очень субъективные наблюдения самозваного следопыта

Читая в детстве Фенимора Купера, трудно было представить себе, что когда-нибудь придётся побывать, подобно Следопыту, на берегах озера Онтарио.

И вот, много лет спустя, попав в канадскую провинцию Онтарио, так и подмывало вообразить себя, хотя бы в малой степени, тем самым следопытом: зорким, наблюдательным. Правда, наблюдения эти делались не среди девственных лесов, а в основном в большом городе Торонто, стоящем на берегу озера Онтарио.

Наблюдение первое: жители Торонто чтут законы.

И если существует в городе вот уже около двух столетий закон, запрещающий в воскресенье таскать дохлую лошадь по Йонг-стрит, так уж будьте любезны! Не знаю, как по будням, но по воскресеньям точно не таскают. Нет, конечно, не могу поручиться за то, что происходило на всём протяжении этой улицы, претендующей на звание самой длинной в мире (18 километров), но в центре города сам видел: ни одной дохлой лошади.

И уж если есть у них правило – пешеход пользуется приоритетом перед транспортом, – так уж опять же будьте любезны! Нет, конечно, не могу поручиться, что станет с каким-нибудь шальным пешеходом, которому вздумается вылезти на скоростную магистраль – хайвей. Но на улице в жилых кварталах водители обязательно уступают даже не самым дисциплинированным пешеходам.

Кстати: если торонтский водитель ненароком перед зажёгшимся красным светофором слегка залезет на пешеходный переход, он обязательно сдаст назад, попятится.

Наблюдение второе: жители Торонто не любят жить в многоэтажных домах.

Поэтому увидеть в городе жилые небоскрёбы вряд ли возможно. Небоскрёбы есть в деловом центре – но это всё офисные здания. Жилые районы в основном одно- и двухэтажные. Так что Торонто, с населением около четырёх миллионов, занимает площадь, примерно равную десятимиллионной Москве.

Такая обширная территория нуждается в развитой транспортной системе. Об автомагистралях говорить не будем, это отдельная тема. Вообще о личных автомобилях достаточно сказать одно: большая часть улиц в жилых районах лишена тротуаров. Дома – по большей части двухэтажные – стоят в тени старых деревьев, окружённые ухоженными газонами. Пешком там редко ходят.

Но поговорим об общественном транспорте.

Наблюдение третье: в Торонто не торопятся избавляться от трамваев – как якобы устаревшего, шумного вида транспорта.

Линии метро, трамваев и автобусов в Торонто объединены в одну систему. В одном конце города вы садитесь в автобус и доезжаете до станции метро. Автобус въезжает прямо на огороженную территорию станции, после чего вы проходите к поездам, не предъявляя никому билет (поскольку билет вы уже предъявили или приобрели в автобусе).

В подземке едете до нужной станции, и, если дальше нужно следовать на трамвае, пересадка произойдёт так же, как с автобуса на метро: трамвай заходит прямо на пересадочную станцию метро, вы пересаживаетесь и едете дальше всё по тому же билету. Билеты дороги, более двух долларов, но проездной на месяц позволяет изрядно сэкономить.

Наблюдение четвёртое: жители Торонто любят животных.

Именно поэтому на улицах города нет кошек, гуляющих самих по себе, и стай бесхозных собак, рыщущих в поисках поживы и развлечений. Кошек торонтцы держат в домах, а собак водят исключительно на поводках. А то, что собаки имеют обыкновение оставлять после себя на травке, хозяева подбирают в специальные мешочки и уносят.

Поскольку на улицах нет бродячих собак и кошек, в городе вольно чувствуют себя белки и бурундуки. Эта хвостатая и полосатая мелкота, уверенная в своих правах, смело скачет по газонам, тротуарам и автостоянкам.

Рассказывают, что по ночам в жилых кварталах, среди ухоженных газонов, хозяйничают еноты. Вреда особого не причиняют, вот только любят потрошить мусорные контейнеры и разбрасывать содержимое баков вокруг. Хитроумные звери умудряются открывать своими лапками запоры на контейнерах, которые придумывают в борьбе с ними городские коммунальные службы.

В городе много парков и скверов – и, как следствие, много птиц. Но птиц в большом городе подстерегают опасности, к которым они совершенно не подготовлены жизнью в дикой природе. Одна из этих опасностей – освещённые ночью окна небоскрёбов. Птицы летят на свет и разбиваются о стёкла. Да и днём иногда не могут отличить от настоящего небесного простора его отражение в зеркальных стёклах.

Торонтские орнитологи однажды продемонстрировали в музее тела более тысячи птиц почти девяноста видов, погибших таким образом за три месяца.

Городские власти, чтобы спасти от гибели пернатых, приняли ряд решений, в том числе об использовании в строительстве неотражающего стекла и применении хорошо заметных маркировок.

Орнитологи развернули кампанию, призывая владельцев и арендаторов помещений в небоскрёбах выключать свет на ночь или зашторивать окна. Кампания идёт с переменным успехом. Однако этому примеру Торонто уже последовали некоторые города США.

Наблюдение пятое: в Торонто любят музыку.

В этом можно было убедиться не только в Опере, где очень хорошо пели «Травиату» (правда, сцена в известном заведении была неожиданно решена в садомазохистском стиле, с кнутами и цепями), не только в кафе и ресторанчиках, где играли хороший джаз.

В Торонто решили материализовать известную формулу «архитектура – это застывшая музыка». Но, поскольку за дело взялись ландшафтные архитекторы, и эта музыка получилась живой, дышащей и движущейся.

В прибрежной части города выстроен «Музыкальный сад». Прогуливаясь по аллеям, вы движетесь, подчиняясь ритму, темпу, мелодиям «1-й сюиты для виолончели без аккомпанемента» Иоганна Себастьяна Баха.

Один уголок сада называется «Прелюдия», другие – «Сарабанда», «Менуэт», «Джига» и так далее. Они очень разные и по подбору растений, и по камням, расположенным среди зелени, и по видам, открывающимся с разных поворотов тропинки. Часть этого сада – зелёный амфитеатр, где дают настоящие, не застывшие, концерты.

Наблюдение шестое: в Торонто две самые большие достопримечательности.

Одно из них – телебашня, долгое время бывшая самым высоким сооружением в мире (553,5 метра). Особенно впечатляет стеклянный пол на одной из смотровых площадок на высоте трёх с половиной сотен метров. На эту прозрачную площадку взрослые ступают неохотно, а дети веселятся, катаются над пропастью, где ползут далеко внизу букашки автомобилей.

В хорошую погоду, как уверяют, с верхней обзорной площадки башни (на высоте 447 метров) можно увидеть вторую самую большую достопримечательность. Смело можно отнести её именно к достоинствам Торонто, хотя она и находится на изрядном расстоянии. Это – Ниагара, точнее, Ниагарский водопад.

Описание водопада предоставим Следопыту, с которого началась эта история.

«Надо вам знать, что Великие Озёра образуют цепь, и вода, вытекая из одного, впадает в другое, пока не достигнет озера Эри, к западу отсюда. Оно такое же огромное, как Онтарио. Ну вот, вода, вытекая из Эри, встречает на своём пути невысокую гору и падает с её гребня.

– Хотел бы я знать, чёрт побери, как это происходит?

– Очень просто, мастер Кэп, – смеясь, ответил Следопыт. – Вода падает с горы. Если бы я сказал, что поток поднимается в гору, это было бы противно законам природы, но в том, что вода, да ещё пресная, стекает с горы, нет ничего особенного».

(Джеймс Фенимор Купер «Следопыт, или На берегах Онтарио»)

Надо сказать, что Нэтти Бампо сильно поскромничал: это не просто вода падает с горы. Это целая гора воды беспрестанно с непрерывным грохотом обрушивается с каменного уступа на протяжении бог знает скольких столетий. Но будем по-индейски сдержанны в выражении чувств. Ниагара не сильно нуждается в чужих восторгах, она давно знает себе цену.