Владимир Пожаров: Есть расходы, от которых можно отказаться легко

Оценить
Владимир Пожаров: Есть расходы, от которых можно отказаться легко
Владимир Пожаров: Есть расходы, от которых можно отказаться легко
С депутатом Саратовской областной думы Владимиром Пожаровым мы говорим о бюджетных тенденциях. У депутатов сейчас горячая пора. И в Государственной думе, и в региональных парламентах по всей стране народные избранники анализируют цифры, переданные с

С депутатом Саратовской областной думы Владимиром Пожаровым мы говорим о бюджетных тенденциях. У депутатов сейчас горячая пора. И в Государственной думе, и в региональных парламентах по всей стране народные избранники анализируют цифры, переданные с исполнительного уровня власти.

Пожаров не первый год работает заместителем председателя бюджетного комитета облдумы, кроме того, он член партии «Справедливая Россия». Так что может критическим взглядом посмотреть и по профессиональной, и по партийной принадлежности.

Моего собеседника чрезвычайно волнует тенденция наращивания госдолга правительством Саратовской области. На текущий день он составляет около 11 миллиардов рублей, а на 2010 год планируется увеличить его до 16 миллиардов.

– Владимир Александрович, почему вы считаете, что это так уж страшно для области? Ведь эти ожидаемые долги саратовского правительства закон позволяет наращивать.

– С точки зрения Бюджетного кодекса 16 миллиардов при том уровне доходов, что обозначено собрать, проходят. Но с точки зрения разумной жизни – это половина бюджета. Доходная-то часть запланирована на уровне 38 миллиардов. Если бы мы видели, что неожиданно что-то случится и появятся новые доходы, то ничего страшного в таких долгах нет. Но нам пока областное правительство ничего оптимистического не пообещало. Так что исходим из того, что имеем.

У нас сейчас госдолг 11 миллиардов. Берём калькулятор, вспоминаем, что в среднем кредиты взяты под 20 процентов годовых. 11 миллиардов умножаем на 20. Получается, что 2 миллиарда 200 миллионов рублей только процентами придётся ежегодно отдавать банкам. А в следующем году они закладывают долг в 16 миллиардов. Ну да, ставка может снизиться до 16 процентов. Хорошо. 16 миллиардов умножаем на новые проценты – снова два с лишним миллиарда. Эти бюджетные деньги не пойдут ни в экономику, ни людям. Мы их отдадим коммерческим банкам!

– Получается, что вы за жизнь без заимствований?

– Без заимствований прожить невозможно. Надо просто разумно к заёмным деньгам подходить. Зажать социальные выплаты мы не можем, но не строить какие-то объекты, без которых можно прожить, вполне реально. Губернатор недавно с такой гордостью сказал, что два миллиарда сняли с капитального строительства. Чего гордиться? Надо все снимать! Когда занимаешь деньги и даёшь их сельскому хозяйству, малому бизнесу – тогда понятно. Ты не только людей поддерживаешь, но и бизнес, и вся экономика начинает работать. А когда ты строишь на заёмные деньги объекты, которые потом потребуют ещё денег на их содержание, это чудно.

– А вот программа «Воздушный транспорт». Это что?

– Это новый аэропорт. Его я, может, и поддержал бы. Нам для развития экономики области крайне нужен хороший аэропорт и хорошие дороги, мы тогда станем более инвестиционно привлекательными. На самом деле куда ни копни, везде всё надо. Но когда ты дома сидишь и у тебя денег не хватает на то, чтобы детей накормить, ты же не начинаешь ремонт в ванной делать, потому что там кафель не модный.

– Можете на пальцах, схематично, объяснить разницу между бюджетом-2009 и бюджетом-2010? Почему в нынешнем году мы не экономили, а в будущем насущно требуется ужиматься?

– Доходная часть на следующий год – 38 миллиардов рублей. То есть примерно 70 процентов от этого года. С последними изменениями в бюджет-2009 мы имеем 55 миллиардов 359 миллионов рублей в доходной части. Но цифры 2010 года я считаю очень приблизительными. Когда пишут всего 10 миллиардов безвозмездных поступлений из центра, я думаю, они лукавят.

– Почему обязательно лукавят?

– Потому что в нынешнем году эти перечисления уже составили 19 миллиардов.

– Но российское министерство финансов категорически заявило о сокращении перечислений региональным бюджетам минимум вдвое. Так что это не наши придумки.

– Хорошо. На 1 октября 2009 года мы уже собрали 32,6 миллиарда доходов. А соберём 36,4 миллиарда. На следующий год закладывается 29,6. Почему губернатор и его правительство так снижают доходную часть, если от них же идут бодрые реляции, что и в сельском хозяйстве всё хорошо, и минпром задышал. Если область вышла из кризиса, почему в наших доходах семи миллиардов не хватает? Или эти бодрые реляции не соответствуют действительности, или идёт продуманное занижение доходов! При бюджетном дефиците на грани фола депутаты не могут добавить дополнительных расходов.

– Каких расходов уже нет в этом проектном варианте бюджета?

– Сделана попытка убрать все инфляционные корректировки по 22 социальным законам. Я считаю, что в тех законах, что касаются чиновников, депутатов, никаких инфляционных не надо. Но к тем, где дети, сироты, многодетные, ветераны, бюджетники, инфляция должна быть учтена. Цену вопроса, несмотря на то что я министра финансов буквально пытал на думе, никто не говорит.

1,5 миллиарда срезают с медицинского страхования. Допустим, что у нас 7 процентов коек пустует. Так и сократите программу на 7 процентов! От 8 миллиардов это 560 миллионов. Но миллиард-то оставьте. Структура расходов такая, что примерно 70 процентов зарплата, а остальное – лекарства, питание, одеяла, простынки. Главврач не пойдёт на то, чтобы срезать зарплату врачам, значит, опять людям в больницы придётся нести борщ с собой, шприц с собой. То есть этот миллиард, которого не досчитаются в больницах, областная исполнительная власть хочет переложить на людей.

Режутся все капремонты, приобретение оборудования, режется содержание милиции. Мы ещё не успели проанализировать, какую программу на сколько режут. Но когда начнёт работу согласительная комиссия, у нас сразу пойдут все министерства и мы начнём видеть всё более чётко. Они нам должны сказать, сколько запланировали на заработную плату учителям, сколько на обогрев школ, сколько на оборудование. Какая потребность и сколько реально есть возможность дать.

А вообще начинать надо от цели. Чего мы хотим? Если мы говорим, что бюджет социальный, то давайте ставить социальные траты во главу угла.

– Министр финансов области Александр Ларионов назвал бюджет-2010 адаптационным к кризису и уже этим показал, что будут понемножечку со всех снимать.

– Александр Степанович делает как раз всё правильно. Он бухгалтер. Его задача – сконцентрировать всё в руках и пройти без кассовых разрывов со своевременными выплатами. А надо, чтобы бюджет был не бюджетом выживания, а бюджетом развития.

– Как же можно такое с урезанным на треть бюджетом сделать?

– Ну, вот я, например, внёс поправку, и она прошла в первом чтении, что, раз мы говорим о малом бизнесе и о том, что он занимает 15 процентов в структуре валового регионального продукта, а мы хотим, чтобы было 40, тогда давайте хотя бы 1 процент расходной части бюджета заложим на поддержку этого бизнеса. Это 435 миллионов рублей. А дальше установим критерии для участия в программе поддержки. Например, кластерный принцип, чтобы не пивом торговали, а создавали переработку. Давайте компенсируем проценты по кредитам, часть электроэнергии тем же птичникам, чтобы они могли конкурировать с Мордовией, где меньше тарифы на электроэнергию. Вот на такие конкретные цели нужно направлять деньги.

– Есть шанс у этой вашей инициативы?

– Если её поддержит «Единая Россия».

– А у депутатов областной думы есть полномочия провести инвентаризацию всех областных программ?

– Есть.

– А закрыть половину из них? Не снизить финансирование, а именно закрыть.

– Хотя бы приостановить. Есть.

– Если я правильно поняла, то на сегодня правительство готово приостановить только программу по бесплатному молоку для школьников. Уж она-то в бюджетных расходах – капля в море.

– Там порядка 130 миллионов. Причём мы все понимаем, что при расчётной цене в 9 рублей за 200 граммов молока реально этот стакан будет стоить гораздо меньше. И если отдать программу муниципалам, чтобы они сами решали, откуда будет это молоко, то расходы вообще резко уменьшатся. Была красивая идея, что это молоко будет расфасовано в одинаковые упаковки. Но качественное молоко можно ведь и привезти бидонами с ближайшей фермы и налить в стакан. Я думаю, что будет в конце концов принципиальное решение, что эти деньги останутся. Сейчас главное в другом. Стратегической цели нет. Никто не ставит цели.

– А кто должен их ставить?

– Губернатор. Он должен приходить в думу, согласовывать основные направления развития области. Под эти направления необходимы определённые финансовые средства. И потом уже формировать годовой бюджет, который показывает, как и куда с помощью структурированных по разным направлениям финансов мы двигаемся. Допустим, в этом году главное – сохранить социальные выплаты, в следующем что-то ещё. Я думаю, что сейчас уже дума попытается сформировать какие-то цели и под них смотреть, что подходит в сделанной росписи, что не подходит.

– Бюджеты во многих регионах сложно составляются. Но в некоторых чиновники и депутаты добровольно снижают себе зарплату. У нас есть шанс дождаться этого альтруизма?

– Мы на 20 процентов сократили расходы в бюджете следующего года на содержание думы. Правительство тоже на 20 процентов сокращает. А дальше каждый поступает по-своему. Кто-то снижает издержки (сотовую связь, транспорт), кто-то оптимизирует структуру. Есть расходы, от которых можно отказаться легко.

– Лет десять назад председатель думского бюджетного комитета Владимир Чуриков учил журналистов, что нормальная, справедливая доля расходов на госуправление в бюджете не должна составлять более 5 процентов. Если этот порог увеличивается – значит, власть тянет одеяло на себя. У нас, если я правильно увидела, в бюджете 2010 года эта доля больше 8 процентов.

– Я не считал, но больше пяти. В своё время Леонид Писной внёс законопроект, ограничивающий эти расходы четырьмя процентами.

– Может, вернуться к очень своевременной инициативе?

– Я – за.

– А как вы относитесь к тревожному замечанию министра финансов Ларионова о том, что федеральная власть, раздав социальные обещания, обеспечение их отправила на региональный уровень? Причём без денег. Как это может быть? Ведь если полномочия передаются вниз, то вместе с ними должны идти деньги?

– Они и передаются с деньгами, но не прямыми. Правительство РФ говорит, что у регионов есть возможность развивать налоговую базу. Предполагается, что для стимуляции этого процесса регионам отдадут процентные пункты по некоторым налогам. Но тут проблема в другом. Если речь идёт о выполнении обязательств государства перед ветераном Великой Отечественной войны, то почему это должен быть региональный уровень? Получается, что если в Саратовской области мало денег, а в Самарской больше, то самарский ветеран получает больше заботы от государства, чем саратовский?

– Вы задумывались над тем, почему вдруг так сильно изменилась структура федеральных расходов? Выделяются два больших блока. Сильно увеличены расходы на пенсионеров и на силовые структуры.

– Это подготовка к выборам.

– 2010 год. Какие выборы?

– 2012-й не за горами. Пенсионеров нужно поддержать и успокоить тех, кому денег не достанется.

– Депутаты Госдумы от Саратовской области интересуются в настоящий момент бюджетным раскладом региона на 2010 год?

– Могу сказать, что лично у меня Кира Александровна Лукьянова ничего не спрашивала.

– В прошлом году, когда был кризис и шло формирование бюджета на 2009 год, депутаты Госдумы умудрились проголосовать за совершенно докризисный баррель нефти и соотношения рубля к доллару. Теперь, когда с кризисом, по заверениям правительства, вроде справились, в бюджет 2010 года федеральное правительство закладывает тревожные кризисные цены рубля и барреля. Рубль на самом деле укрепляем, а в бюджет закладываем слабый. Цена на нефть растёт, а пишем чуть ли не в два раза меньше.

– Лукаво спрогнозированные цифры дают возможность не показывать реальные доходы, которые исполнительная власть будет иметь, и дают большую свободу в расходах.

– Ответственности за прогноз у нас нет?

– Если прогноз постоянно не сбывается, то людей надо менять. А у нас этого нет.