Либерал-пессимисты

Оценить
Либерал-пессимисты
Либерал-пессимисты
На единоросском клубе поговорили о возможности законного перехода власти от одной партии к другой и пришли к нерадостным выводам

На единоросском клубе поговорили о возможности законного перехода власти от одной партии к другой и пришли к нерадостным выводам

Свершилось: либерально-консервативный клуб «Единой России» решил провести одиночное заседание. И надо сразу, предваряя отчёт, сказать, что неплохо получилось. Исчез регламент, делавший прежние, совместные заседания похожими на партийно-хозяйственные активы. Практически каждый из шестнадцати сумевших добраться (в тот день власти устроили в городе огромные пробки, мотивируя это приёмом гостей на открытие второй очереди пристанского моста) получил слово. И смог сказать всё то, что думал. Или почти всё.

Председатель клуба ректор ПАГСа Сергей Наумов предложил к обсуждению повестку, разработанную на основе статьи Дмитрия Медведева, её политического блока. Да ещё с учётом всех недавних политических событий – демарша оппозиции в Государственной думе, статьи Александра Подрабинека и реакции на неё.

Столь обширная повестка оказалась клубу не по силам, что, наверное, к лучшему. Лучше бить в одну точку, чем растекаться мыслию по древу. Как-то сразу вышло, что принялись обсуждать один пункт – возможность законного перехода власти от одной партии к другой. Говорили много и жарко, спорили друг с другом, а в итоге совместными усилиями нарисовали весьма безрадостную картину.

Тон, так уж получилось, задал Александр Ландо. Уж ему ли, одному из самых заметных деятелей саратовской ЕР, пребывать в пессимизме? Но нет, недоволен Ландо нынешней политической ситуацией. Нет реальной оппозиции, сдулись некогда популярные политики Немцов и Явлинский; созданные искусственным путём партии типа «Справедливой России» не имеют будущего, а в Саратове СР вообще заняла прогубернаторскую позицию, что, согласно логике Ландо, есть большой грех.

Кстати, о том, что правящая партия часто оппонирует действующему губернатору, Ландо не говорил. И посему оценки этому нелогичному противостоянию мы так и не услышали. И вообще, подвёл итог Ландо, чтобы прийти к реальной конкурентной политике, нам потребуется не один десяток лет.

Показалось, что на стене аудитории на манер библейского «Мене, текел, фарес» появились некрасовские строки «Жаль только – жить в эту пору прекрасную уж не придётся – ни мне, ни тебе».

Автор этого обзора высказал своё мнение, что при нынешнем качестве работы избирательной системы реальной многопартийности вообще может не случиться. И попросил вспомнить, сколько членов правящей партии было отстранено от выборного процесса, например, за нарушение правил агитации. Или сколько единороссов вообще не было допущено до выборов из-за тех же пресловутых подписных листов.

– Таких случаев было много, – возразили единороссы, но примеров не привели. Зато я мог при желании иллюстрировать дискуссию недопущением на выборы сразу семидесяти московских оппозиционеров. (Вполне возможно, сами оппозиционеры были рады такому исходу. Лучше стать жертвой режима, чем набрать на выборах полтора процента голосов.)

Но дело не только и столько в этом. Избирательные новации последних лет – отмена выборов губернаторов, отмена выборов по одномандатным участкам, повышение барьера проходимости, отмена порога явки, ликвидация графы «против всех» вкупе с беспредельной ангажированностью избиркомов и их начальников – сделали страшное для страны дело. А именно: политически активное население и население активное экономически – это две разных категории россиян.

Проще говоря, на выборы ходят пенсионеры, а те, от кого реально зависит развитие страны, выборы в их нынешнем виде справедливо считают профанацией. Чем дальше, тем меньше количественно будет электорат и больше будет число равнодушных. Не считать же привод преподавателями студентов на избирательные участки участием молодёжи в выборных процессах.

Активный участник всех заседаний дискуссионных клубов бизнесмен Михаил Волков в принципе говорил о том же. Он подчёркивал, что в авторитарном обществе ставка делается на крупный бизнес, в нашем случае на газовую трубу, и не развивается бизнес малый. А малый бизнес в развитых странах – это не только значительный процент ВВП, но и кузница социально и политически активных людей. Хотя бы по той причине, что им есть что терять. И, следовательно, есть что защищать.

Среагировав на словосочетание «газовая труба», в дискуссию вступил проректор СГУ Дмитрий Чернышевский. Мне представляется, что его присутствие на либеральном клубе – это всё-таки недоразумение. Потому как либеральные ценности вызывают у Чернышевского отторжение. Конспективно говорил он следующее: трубу и нефтяную отрасль национализировать, государство строить на основе некой триады «крепкая власть – державность – религия». Прямо граф Уваров наших дней (граф Сергей Семёнович Уваров – министр образования при Николае I, автор слогана «самодержавие – православие – народность». – Д. К.). И если я правильно понял проректора, статья Медведева есть ошибка: в России народ должен от власти слышать приказы, а не вопросы, как нам совместно с властью обустроить жизнь. После этого стало ясно, что Дмитрий Чернышевский с Чернышевским Николаем находятся по разные стороны идеологических баррикад.

Тем временем учёные мужи продолжали добавлять пессимизма. Доцент академии госслужбы Михаил Мамонов рассказал о том, что, согласно проведённым исследованиям, процент когнитивных людей в России равен пятнадцати, и этот показатель не имеет тенденции к росту, а, скорее, падает. Расшифруем мудрёное слово: когнитивность есть способность к умственному восприятию и переработке внешней информации. В толковании Мамонова – это способность анализировать политическую составляющую нашей жизни и принимать самостоятельные политические решения. Ещё бы знать, каков процент когнитивных людей среди голосующих на разных выборах. Мне так кажется, совсем невелик этот показатель.

Молодой политолог Владимир Лешуков убеждал собравшихся, что не стоит торопить события. Мол, Великобритания развивала свою демократию многие века, ведь Великая хартия вольностей была принята в 1215 году. В США демократия пришла только в середине позапрошлого века. Так вот и нам придётся подождать. Хотя Лешукову есть что возразить: распространение информации в наше время качественно иное, чем в годы Иоанна Безземельного. Интернет не сравнить с конным гонцом. Надо думать, остальные процессы пойдут всё же быстрее.

И уж окончательно уничтожил надежды на скорое торжество демократии политолог Анатолий Бодров. Для начала он рассказал о переполненной милиционерами и солдатами Астрахани: так там готовились к реакции населения на объявление итогов выборов. Потом говорил о необходимости поколенческой смены электората – не будем расшифровывать этот термин. Ещё Бодров утверждал, что в «Единой России» есть влиятельная группировка, которая хочет из своей партии создать вторую КПСС, и предрекал, что это может обернуться большими потрясениями не только для партии, но и для всей страны.

Странно получилось: поговорили хорошо, откровенно, а к выводам пришли совсем нерадостным.

«Наши предки лезли в клети

И шептались там не раз: «Туго братцы... Видно, дети

Будут жить вольготней нас».

Даже сроки предсказали,

Кто – лет двести,

Кто – пятьсот…»

(Саша Чёрный, 1908 год)

P. S. Вне нашей дискуссии осталась гипотеза, что весь современный политический ландшафт России может быть изменён одним решением администрации президента. Хотя, как я понял, никто не исключает и такой вариант развития событий.