Студенческий монастырь

Оценить
Студенческий монастырь
Студенческий монастырь
Культовая доминанта университетского образования

Культовая доминанта университетского образования

Руководство Саратовского государственного университета заявило в прошлом году о намерении возвести на территории университетского городка (между первым и вторым учебными корпусами) комплекс общегородского и культурно-просветительского молодёжного центра и храм во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

В мае этого года во время празднования Дня славянской письменности и культуры митрополит Ювеналий совершил чин освящения закладного камня на месте будущего храма. Газета СГУ «Жизнь университета» процитировала слова владыки: «Здесь интеллектуально готовится завтрашний день России. И мы хотели бы, чтобы молодые люди осуществляли подготовку с верой в Бога, с надеждой на Его всесильную помощь».

В конце августа площадка между первым и вторым корпусами была огорожена металлическим забором, а в начале сентября там появился экскаватор и начались земляные работы.

Эти события не вызывали бы вопросов, если не принимать во внимание, что университет является светским образовательным учреждением, а его учебные корпуса № 1, 2, 3, 4, созданные архитектором Карлом Мюфке в 1909–1915 годах,представляют собой объекты культурного наследия федерального значения и входят в ансамбль саратовского университета. Заниматься без разрешения государственных органов каким бы то ни было строительством на этой территории недопустимо.

Впрочем, у руководства СГУ своя точка зрения на этот вопрос. «Смысл этой инициативы, – написал в ответе на запрос «Газеты недели» проректор СГУ Дмитрий Чернышевский, – предоставить молодёжи общественно полезную альтернативу пьяным подворотням, наркотикам и разврату. И думаю, что саратовским СМИ стоит больше интересоваться, почему наш город превращается в помойку, а наша молодёжь спивается и хулиганит на улицах – нежели искать заусенцы в строительстве храма».

Намекает ли проректор Чернышевский на то, что без возведения храма студенты СГУ продолжат заниматься развратом и употреблением наркотиков, мы уточнять не стали. А «заусенцы» представляют собой не что иное как нарушение действующего законодательства.

По словам главного государственного инспектора по Саратовской области управления Росохранкультуры по Приволжскому федеральному округу Евгения Шамьюнова, «в федеральном законе «Об объектах культурного наследия» от 2002 года прописано, что на территории памятника или ансамбля архитектуры запрещается любой вид работ – будь то строительные, мелиоративные, хозяйственные или любые другие. За исключением работ по сохранению памятника».

Однако, как уверил нас Дмитрий Чернышевский, «все необходимые согласования и разрешения на строительные работы получены. Сейчас ведётся работа по согласованию строительства с предложениями региональных органов охраны памятников, которое не было осуществлено в своё время из-за передачи полномочий по такому согласованию с окружного на местный уровень. Причём подчеркну, что мы не обязаны этого делать – разрешение на строительство у нас уже есть. Тем не менее пожелания органов охраны памятников будут учтены».

Подчеркнём и мы. В Своде правил по проектированию и строительству зданий, сооружений и комплексов православных храмов, разработанном архитектурно-художественным проектно-реставрационным центром московского патриархата АХЦ «Арххрам» и утверждённом Госстроем России, есть пункт, требующий неукоснительного исполнения:

«При реконструкции, реставрации и капитальном ремонте зданий и сооружений православных храмов, являющихся памятниками истории и культуры, кроме требований, указанных в Своде правил, следует учитывать требования законодательства об охране и использовании памятников истории и культуры. В случае нового строительства на территориях памятников истории и культуры проектирование следует вести на основании планового задания, выданного управлением государственного контроля и охраны памятников истории и культуры».

Как рассказал нам Евгений Шамьюнов, «разрешений и согласований на строительство храма при университете ни заказчик, ни подрядчик не получали. Хотя на стадии проектирования обязаны были обратиться в госорган, который должен был сделать проектное заключение о том, возможно ли строительство на территории университета, не окажет ли оно негативного влияния на уже существующие объекты. Представители университета обращались ко мне устно, я порекомендовал обратиться в письменной форме к руководству управления Росохранкультуры. Мои рекомендации были проигнорированы».

В июле текущего года был утверждён новый перечень объектов культурного наследия, государственная охрана которых возложена на федеральные структуры. Объекты на территории Саратовской области в этот перечень не вошли, и полномочия по их охране возложены на областной комитет по охране культурного наследия.

Как рассказал нам заместитель председателя комитета по охране культурного наследия Саратовской области Дмитрий Селезнёв, «строительство храма на территории университета вызвало большой общественный резонанс, комитет по охране культурного наследия области принял решение рассмотреть этот вопрос на комиссии по проведению экспертизы научно-проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия и его приспособление под современное использование. В состав комиссии вошли представители государственных органов, архитектурного сообщества, образовательных учреждений. Её участниками был высказан ряд спорных мнений о том, возможно ли строительство храма на территории университета. Комитет примет решение на основе рекомендаций и решений, которые примут участники комиссии. Пока они взяли время на размышление и изучение документов».

Архитекторы, участники комиссии, пока ещё размышляют – на фоне уже вырытого под строительство котлована, – а проректор СГУ Дмитрий Чернышевский продолжает утверждать: «все архитектурные согласования мы прошли и ни одного возражения со стороны архитекторов не получили».

Всё это звучит довольно сомнительно, как, собственно, и смелое заявление проректора о том, что «возведение храма и молодёжного центра в центре университетского городка – это не строительство нового храма, а восстановление храма, который здесь уже был».

И последнее: по словам Чернышевского, решение о строительстве храма учёным советом СГУ было принято в ответ на просьбу инициативной группы православных верующих – сотрудников, студентов и аспирантов СГУ. По нашей информации, в число этой группы вошло около 300 человек. Мнение остальных (в университете учится и работает более 20000 человек, далеко не все из которых являются православными верующими), руководству СГУ, видимо, не показалось интересным.

Виталий Кудрявцев, заведующий кафедрой «дизайн архитектурной среды» Саратовского государственного технического университета:

– Меня волнует вопрос преемственного развития ансамбля университетского городка. Корпусов, построенных Мюфке, четыре. Остальные здания были построены в более поздние времена. Но несмотря на стилистические различия всех этих объектов, ансамбль сохранён. Элементы классицизма, пусть и в упрощённом виде, присутствуют и в корпусах советской постройки, и в недавно построенном одиннадцатом корпусе. Важно, чтобы при строительстве новых объектов ансамбль не развалился.

В ситуации с проектом университетского храма в принципе возникает зеркальное отражение: на Большой Казачьей – между двумя корпусами поздней постройки – расположен корпус Мюфке, на Московской – между двумя корпусами Мюфке – предполагается возведение храма. Определённую логику у проектировщиков можно увидеть.

Если объект будет обтекаем воздухом, даст возможность дышать пространству со стороны Московской, то он вполне может вписаться в этом месте. Возможно, имеет смысл сдвинуть храм немного вглубь, чтобы воздух, заложенный Мюфке как общекомпозиционное решение, сохранился.

И конечно, необходимо решить юридические вопросы. Мы бы не обсуждали сейчас в пожарном режиме возможность или невозможность возведения храма, если бы все согласования прошли в законном порядке.

Сергей Дядченко, заведующий кафедрой архитектуры Саратовского государственного технического университета:

– Считаю, что на предложенной территории храм возводить нельзя. На мой взгляд, Мюфке рассматривал университет как весьма просторный комплекс.

В ансамбле Мюфке есть продольная ось, которая экспонирует систему дворовых пространств, и есть курдонер – поперечная ось, которая поддерживается фонтаном и уходит в интимную зону – дворы за медицинским факультетом. В этом, как мне кажется, и была интрига Мюфке. Он сумел передать разные состояния проходного и замкнутого пространств.

Весь ансамбль хорошо раскрывался в сторону Московской площади, которая в то время была ещё не застроена. Ценность ансамбля именно в системе разнообразных общественных пространств. Судя по всему, архитектор не допускал возможности их застройки. Попытка поставить сюда, в самое сердце комплекса, другой объект эту систему пространств полностью разрушает.

И второй момент: если в этом месте возводится храм существенно выше зданий учебных корпусов и с весьма активным силуэтом, то образная составляющая университета как бы «перевернётся», потеряет свою знаковую суть. Университетский комплекс с улицы Московской будет восприниматься как монастырь: сначала храм, потом всё остальное, чего по сути быть не может, поскольку основные функции университета – учебные, научные, светские.

Правильная позиция – встроенная домовая церковь, не более того. Возведение самостоятельного храма мне кажется большой идеологической ошибкой.

Алексей Шитов, руководитель ООО «Архитектурно-реставрационная мастерская Шитова А. В.»:

– В Своде правил по проектированию и строительству зданий, сооружений и комплексов православных храмов, принятом и рекомендуемым к применению Госстроем России, чётко прописано, что из себя должны представлять те или иные культовые объекты. Поэтому надо определиться, что мы собираемся строить на территории СГУ – приходской храм, как планирует руководство университета, или храм для высшего учебного заведения. А самое главное, как и насколько органично впишется храм в сложившуюся застройку объекта культурного наследия федерального значения – ансамбль саратовского университета.

Для нормальной работы приходского храма необходимы вспомогательные объекты (крещальня, часовня, церковно-притчевый дом, хозслужбы и др.), территория приходского комплекса должна быть выгорожена и благоустроена, иметь необходимые подъезды, подходы, автостоянку для прихожан.

Храм же в составе учебных заведений, согласно Своду правил, должен быть встроен в одно из зданий учебного заведения (верхний этаж).

Для меня нет никаких сомнений в том, что храм в СГУ должен быть, но необходимо сделать так, чтобы из-за проектной или административной ошибки не вступили в противоречие две жизненно важные функции – религия и образование.

Владимир Соломонов, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России Саратовского государственного университета:

– К возведению храма на территории университетского городка отношусь крайне отрицательно. Декрет Совнаркома РСФСР «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» от 20 января 1918 года, устанавливавший светский характер государственной власти, свободу совести и вероисповедания, насколько мне известно, никем пока не отменён. Более того, основные положения данного декрета закреплены и в Конституции РФ 1993 года.

Я человек крещёный, но у меня свои представления о вере. К моему сожалению, официальная политика Русской православной церкви (РПЦ) в лице её высших иерархов направлена не на осуществление своей главной миссии – спасение страждущих душ, а на удовлетворение чисто меркантильных интересов (борьба за возврат некогда национализированного церковного имущества).

Если брать исторический аспект, то до революции все российские университеты (за исключением Императорского Николаевского университета в Саратове) имели свои домовые церкви. Но тогда РПЦ являлась государственным институтом, неотъемлемым от общегосударственной политики. Существовала собственная часовня (не путать с домовой церковью) и в саратовском университете, совмещённая с анатомическим институтом (IV учебный корпус).

И когда сегодня проректор по общественным связям СГУ Д. В. Чернышевский делает заявления о том, что университет занимается не строительством нового храма, а восстановлением прежнего, я полагаю, что он не понимает, о чём говорит. Он не знает истории университета, который, кстати, носит имя Н. Г. Чернышевского...

Надо сохранять истоки, а не привязывать к этим истокам какие-то модные современные деяния, предавая забвению истинные культурные и исторические традиции.

Опять же, вера не может быть данью моде. Когда я вижу людей, которые вчера выступали как воинствующие атеисты, а ныне бьют поклоны в угоду карьере и новым тенденциям, мне это не нравится. Как не нравится и ситуация со строительством будущего «университетского» храма. Не место ему на территории университетского городка, как, впрочем, и ныне действующего в помещении VI учебного корпуса.

Виктор Семёнов, краевед, автор книги «Ректоры саратовского университета»:

– Строительство храма между университетскими корпусами – глупейшая затея. Получается, что религиозное начало заслонит образовательный смысл учреждения, станет доминирующим.

На мой взгляд, на территории университета уместной была бы часовня. Но храм, превосходящий собой церковь Покровскую на горах, в университетском городке – это ужасно. Что, на территории университета будут проходить крестные ходы, туда будут приходить люди, непричастные к образовательному процессу?

Я категорически против этого проекта. Церковь из некогда угнетённого института сегодня становится завоевательницей. Университет должен учить, а не приобщать студентов к религиозным ценностям.