Сергей Горбунов: «Думаю, выживем»

Оценить
Сергей Горбунов: «Думаю, выживем»
Сергей Горбунов: «Думаю, выживем»
Многострадальное сельское хозяйство Саратовской области, не успев расправиться с застарелыми своими проблемами, отхватило в этом году ещё одну порцию бед. Засушливое лето, уничтожив на полях значительную часть посевов и испарив влагу в большинстве во

Многострадальное сельское хозяйство Саратовской области, не успев расправиться с застарелыми своими проблемами, отхватило в этом году ещё одну порцию бед. Засушливое лето, уничтожив на полях значительную часть посевов и испарив влагу в большинстве водоёмов, поставило под угрозу разорения многие сельскохозяйственные предприятия.

О том, как область переживала засуху, боролась с её последствиями и о многом другом «Газета недели в Саратове» расспрашивала знающего толк в сельском хозяйстве заместителя председателя областного правительства Сергея Горбунова.

– Сергей Иванович, с чем область подходит к завершению жатвы?

– Уборочная кампания практически закончена. К концу текущей недели будут убраны поздние культуры. Намолот, или общий валовый сбор зерна, составит примерно 2,7 миллиона тонн. Дальше предстоит убирать подсолнечник с площади более 600 тысяч гектаров, но эта работа будет проведена несколько позже.

Параллельно с уборкой урожая сейчас ведётся посев озимых. В текущем году наши сельхозтоваропроизводители запланировали занять озимыми примерно на 200 тысяч гектаров больше, чем в прошлом году. Уже сегодня посеяно более 1300 тысяч гектаров озимых культур. А примерно к 20–25 сентября сев озимых будет полностью завершён, это самые оптимальные сроки.

Кроме того, наряду с уборкой, севом и вспашкой зяби в области активно ведётся заготовка кормов. На сегодня из 18 центнеров запланированных кормовых единиц на одну условную голову скота у нас уже заготовлено более 16 центнеров, то есть осталось собрать ещё по два центнера на каждую условную голову. С этой работой наши хозяйства должны справиться максимум до 10 октября, и животноводство, думаю, будет полностью обеспечено кормами на зиму.

– О засухе и её пагубном влиянии на урожай в последние два месяца говорят часто и много, но, в связи с тем что ситуация меняется постоянно, хотелось бы узнать, что нового произошло в решении проблем, связанных с ликвидацией последствий засухи?

– От засушливых явлений в области пострадали 24 района. И в основном это районы левого берега. Погибло порядка 500 тысяч гектаров посевов. Общий ущерб составил где-то около 2,5 миллиарда рублей, а потери непосредственно прямых затрат – 1,2 миллиарда рублей.

В связи с засухой в области, как вы знаете, была объявлена чрезвычайная ситуация, и все необходимые в этом случае документы сельхозтоваропроизводителями и районными администрациями были представлены в министерство сельского хозяйства области, которое в свою очередь передало их в Москву, в минсельхоз РФ.

Сегодня все материалы по Саратовскому региону находятся на рассмотрении в министерстве финансов. От минфина мы ждём решения по вопросу возмещения потерь. Речь здесь ведётся прежде всего о том, что министерство должно выделить Саратовской области беспроцентный бюджетный кредит сроком на три года. Когда деньги будут выделены и придут в регион, они будут распределяться уже по муниципальным образованиям и по сельхозпредприятиям, которые есть в реестре.

Правда, ясности в том, каким образом этот вопрос будет решаться, нет. Мы подавали заявку на три миллиарда, а сколько нам дадут – пока не известно. Зампред Алексей Щербаков и губернатор области занимаются этой проблемой лично.

– А правда, что в Москве, в ходе последнего заседания межведомственного штаба при министре сельского хозяйства РФ Елене Скрынник, наше областное правительство критиковали за то, что при имеющейся поддержке минсельхоза и минфина этот кредит якобы можно было оформить и раньше, но область, мол, почему-то за деньгами не обращалась?..

– Не могу ничего сказать по поводу этих разговоров. Скажу одно: мы всё сделали вовремя. Мы действовали строго в соответствии с графиками, которые для нас установило федеральное министерство, за что, собственно, министр Скрынник и дала нам высокую оценку, отметив «чёткую и качественную работу». Поднимался вопрос о недостаточности средств, выделяемых из областного бюджета на помощь саратовским сельхозпредприятиям.

Но я вам должен сказать, что обязательства по федеральному бюджету по девяти месяцам у нас составляют один миллиард 66 миллионов рублей. Около 70 процентов этих средств мы уже перечислили нашим сельхозтоваропроизводителям. Из 660 миллионов бюджетных обязательств по областному бюджету мы получили более 500 миллионов рублей. И эти средства также перечислены на счета сельхозтоваропроизводителей по разным направлениям.

Плюс ко всему уже месяц как губернатором было выделено дополнительно 100 миллионов рублей из областного бюджета на ликвидацию последствий засухи в пострадавших районах. Из них 30 миллионов было выделено на субсидирование покупки семян озимых культур и 70 миллионов на субсидирование закупки дизельного топлива для посевных работ. Эти средства давно уже получены хозяйствами, и то, что мы уже заканчиваем сев озимых, прямое тому подтверждение.

А на днях глава региона принял решение выделить из областного бюджета ещё 100 миллионов на приобретение семян яровых культур, потому что некоторые районы, пострадавшие от засухи, не успели собрать даже их.

Ещё хочу напомнить, что наша область выиграла конкурс по двум федеральным программам: по развитию молочного скотоводства и по развитию мясного скотоводства. Я считаю, что нам этим нужно гордиться и нужно об этом говорить. Во всей России только пять регионов участвуют сразу в двух программах, и наша область в их числе. По этим двум программам мы получим ещё порядка 550 миллионов рублей. Эти деньги получат и те районы, которые в текущем году пострадали от засухи.

В настоящее время идёт раскассирование половины этих средств и отправка непосредственным участникам программы. Как только деньги дойдут до своих адресатов, придут следующие 50 процентов. Думаю, это произойдёт не позднее октября.

– Но средств, которые сейчас выделяются из федерального и областного бюджетов, всё равно не хватит на то, чтобы покрыть все понесённые крестьянами убытки. О чём забыли в этой борьбе с последствиями засухи?

– Реально мы сейчас компенсируем селянам где-то 15–18 процентов от их потерь. Вот если будет решён вопрос по бюджетному кредиту и нам пусть не три миллиарда дадут, а хотя бы миллиард, то с учётом наших 200 миллионов мы покроем все убытки сельхозтоваропроизводителей. Но, как я уже говорил, вопрос до конца не решён.

Чего не хватает ещё? У нас всё ещё нет рынков сбыта зерна. Интервенции, которые были запланированы сначала на август, потом на начало сентября, до сих пор не открыты, и когда они будут открыты, пока тоже не известно. На последнем заседании штаба при министре Скрынник ничего конкретного на эту тему сказано не было.

По интервенции цены на пшеницу третьего класса объявлялись на уровне 5500 рублей за тонну, четвёртый класс – 4900, а рожь продовольственная – 3900 рублей. Реальные цены сегодня от этого далеки.

Третий класс пшеницы сельхозтоваропроизводителям приходится продавать по 3400–3600 рублей за тонну, фуражное зерно – не дороже 2,5 тысячи за тонну. Из-за таких низких цен сельхозтоваропроизводители продолжают нести большие потери.

– В самый разгар летней засухи фермеры всерьёз были обеспокоены угрозой повального банкротства среди предприятий. Руководители крестьянских фермерских хозяйств боялись, что банки начнут требовать досрочного возвращения кредитов или потребуют заложенное под кредит имущество, разоряя хозяйства. Напряжённость в этом вопросе снята?

– Вопросы по пролонгации кредитных ресурсов и отсрочке лизинговых платежей для сельхозтоваропроизводителей решались нами перманентно. На сегодня порядка 800 миллионов рублей по кредитным ресурсам уже пролонгировано на срок до одного года. В основном по Россельхозбанку и Сбербанку. Для отсрочки текущих лизинговых платежей был подготовлен реестр нуждающихся в ней, и агролизинговые компании отсрочку сельхозпроизводителям предоставили. Как и банки, на срок до одного года.

Пока нет ни одного случая банкротства предприятия. Может быть, рано делать громкие заявления, что угроза миновала, но сам факт того, что 1300 тысяч гектаров озимых уже засеяно, говорит о том, что люди работают и руки не опустили. Да, им тяжело, есть трудности, где-то задерживают зарплату…

По последнему факту мы даже обращались в прокуратуру. Предоставили перечень этих сельхозпредприятий, чтобы сотрудники прокуратуры не давили на руководство этих крестьянских фермерских хозяйств по вопросам задержек зарплат. Сейчас же на два месяца зарплату задержи – и на тебе уже уголовная ответственность. Понятно, что каждый фермер, оказавшись в такой ситуации, задумывается над своим завтра. Но, я думаю, выживем.

– А что скажете про рассказы крестьян о том, что процесс обращения за государственной поддержкой, то есть попадания в тот самый реестр, сопровождался бюрократической волокитой? Фермеры рассказывали мне, что в минсельхозе области у них якобы не принимали документы, заставляя переписывать заявления и перезаполнять формы по нескольку раз.

– Когда объявляется чрезвычайная ситуация, сбор соответствующих документов проходит в несколько этапов. Сначала на районном уровне, потом на областном и затем уже на федеральном, куда документы переправляются и где проходят экспертизу.

Конечно, на каждом этапе к оформлению документов относились очень внимательно и в достаточной степени придирчиво. Потому что даже одна ошибка могла привести к тому, что в федеральном ведомстве просто не приняли бы весь собранный по области материал.

Да, возвращали документы, да, может быть, кому-то пришлось и не один, и не три раза съездить в минсельхоз, но документы в итоге были приняты у всех. В Москву были представлены материалы по абсолютно всем пострадавшим хозяйствам всех пострадавших районов Саратовской области.

– Опять же со слов сельских жителей: совсем недавно витала в воздухе опасность, что зимой из-за нехватки корма жители сёл перережут свою домашнюю скотину.

– Ряд хозяйств в Новоузенском, Озинском и Перелюбском районах испытывают острый недостаток кормов. Эти вопросы обсуждались, и решение было найдено. Уже сегодня заключены договоры на переброску грубых кормов из более благополучных районов в те хозяйства, которые в них остро нуждаются.

На совещаниях с руководителями районов и руководителями сельхозпредприятий мы ставили вопрос, чтобы ни одна голова скота не ушла под нож из-за того, что будет недостаток кормов. В вопросах обеспечения ими животноводства личные подсобные хозяйства стоят в одном ряду с крестьянско-фермерскими. Из 100 миллионов второго транша мы будем выделять деньги на приобретение кормов, в том числе для личных подсобных хозяйств.

Сброса поголовья постараемся не допустить. Ведь для того чтобы вырастить корову, требуется 4–5 лет, а если сейчас произойдёт сброс, то нарастить поголовье быстро мы не сумеем. Я с уверенностью могу сказать, что по данным за 8 месяцев поголовье остаётся на уровне прошлого года, то есть снижение его на текущий день не допущено.

В производстве животноводческой продукции (мясо, молоко, яйца, численность поголовья) темпы роста сохранены на том же уровне, что были в мае–июне. Темпы роста по мясу составляют 105 процентов, по молоку – 106 процентов, по производству яиц – 108 процентов.

– Есть в селе ещё один очень важный, сложный и больной уже вопрос, от которого, возможно, зависит дальнейшее не столько благополучие, сколько существование сельского хозяйства в принципе. Я говорю о практически полной обезвоженности Заволжья. Страшно наблюдать, как полноводные водоёмы за короткий срок превращаются в пустыню, согласитесь?

– Вы правы. На протяжении четырёх лет во многих районах области нет паводка, что привело к полному высыханию прудов, лиманов и других водоёмов, которые использовались для хозяйственно-питьевых и культурно-бытовых нужд населения.

Из областного бюджета сейчас выделяется более 50 миллионов рублей, которые пойдут на оплату электроэнергии для работы Саратовского канала. От него будет происходить закачка воды в пересохшие пруды. Такая техническая возможность на сегодня есть. Там, где нет технической возможности закачать воду из канала, уже бурятся скважины.

Мы мимо этой проблемы ни в коем случае не проходим. Но без федеральной поддержки проблему с водой в заволжских районах области решить в полном объёме практически невозможно. Здесь нужны огромные средства, миллиардные вложения.