Тысяча поклонов в своё удовольствие

Оценить
Тысяча поклонов в своё удовольствие
Тысяча поклонов в своё удовольствие
Поход по грибы с размышлениями и воспоминаниями

Поход по грибы с размышлениями и воспоминаниями

Глубоко заблуждается тот человек, кто или по неопытности, или начитавшись «Тихой охоты» Солоухина полагает сбор (поиск) грибов приятной увеселительной прогулкой. Будто идёшь ты по светлому просторному лесу, а из-под каждого второго дерева выглядывает белый гриб со шляпкой размером с тарелку. Наклонился, срезал его, конечно, нечервивого, положил в лукошко. И, напевая весёлую песенку, пошёл себе дальше по лесу. На самом деле всё не так, сбор грибов, так же, например, как и рыбалка или охота, – тяжёлая работа.

Маслята пошли!

Испепелявший жарой июль, сухая и знойная первая половина августа, казалось, убили все надежды грибников. «Небось, все грибницы пересохли», – рассуждали они, втайне, понятно, надеясь на иное. И вот пошли дожди. А у нас с напарником по сбору грибов, надо сказать, установлена прочная связь с одной лесной деревенькой на краю области. Звоним туда, отвечают, мол, нет ничего. Но потом ещё, дня через три, сообщили: «Пошли маслята».

Много времени на сборы нам не потребовалось, договорились выехать в шесть. А вечером, вернее, уже в ночь опять пошёл дождь. Напарник засомневался – не проедем, в лесу вымокнем. А с другой стороны, когда ещё будет шанс? Договорились надеть резиновые сапоги и всё-таки ехать.

Человек предполагает, а бог располагает – есть такая поговорка. Это я к тому, что, выехав в предрассветных сумерках, до места добрались почти через четыре часа. Дважды меняли колесо, сначала на дороге поставили запаску, но начала спускать и она. Хорошо, были уже неподалёку от сельской шиномонтажки. Там мужики сменили нам колесо, пошучивая немудрено о том, что у тех колеса спускают, кто грешит немеряно, уверили нас, что никаких грибов уже нет: какие собрали местные, какие червь поел. Но мало ли кто и что говорит. Тем более что половину пути мы уже проделали.

Без всяких приключений добрались до места, в деревеньку решили не заезжать – сами знаете, как ездить по нашим сёлам после хорошего дождя. Направились прямиком к лесу. И тут выяснились сразу три печальных обстоятельства.

Первое и не самое главное: резиновые сапоги оказались не нужны – толстая подушка упавшей хвои впитала всю влагу. Второе и третье обстоятельства были куда печальнее: в лесу до нас уже побывали местные грибники, и червь действительно сделал своё дело.

А вот ещё был случай…

Нет, грибов в лесу действительно было много, крупные маслята издалека были видны между рядов посаженных сосен. Но практически каждый был изрядно попорчен червями. Хотя в любом грибнике живёт детская надежда, что уж вот этот, самый крупный, окажется чистеньким. Потому наклонялись к каждому, срезали и со вздохом разочарования отбрасывали гриб.

Понятное дело, не считал, но думаю, что по тысяче поклонов мы сделали. Да ещё столько же раз присели на корточки. Никакой гимнастики не надо! Но есть и на этом свете справедливость: примерно каждый десятый гриб оказывался чистым или почти чистым. К тому же среди старых грибов пробивались молодые, пробуждённые к жизни вчерашним дождём. Небольшие, со шляпкой с пятирублёвую монету, все они оказывались нашей добычей.

И всё равно результаты мало радовали нас. Вспомнили, что в прошлый раз самый большой урожай мы собрали в другом месте. Не в сосновом лесу, а в чахлых лиственных посадках, этот лес окружавших. Почему маслята вышли из родного им сосняка и росли в траве среди берёзок и клёнов, знают, наверное, только специалисты-микологи. Но именно в этих посадках мне в прошлый раз удалось осуществить давнюю свою мечту. Может, несколько странную. Хотелось мне набрать узел грибов. Тогда так и получилось.

Когда и ведро, и прихваченный про запас пакет были полны, а грибы шли сплошной полосой, я снял рубашку, насыпал её полну грибов, связал узлом рукава и полы и так понёс к машине. И был счастлив. Но то было не самое большое количество грибов, которое доводилось видеть.

Как-то на волжском острове набрели на озерцо, в несколько рядов окружённое груздями. Той их разновидностью, что растёт на островах. Срезали все, и они наполовину заполнили вёсельную шлюпку. Правду говоря, потом примерно половина оказалась некондиционными – старыми.

А в Воронежской области в селе Каменка-Садовка мы с родственником поехали после дождя на мотоцикле с коляской в сосновые посадки. Так же, как и здесь, они от дороги поднимались в гору. Так вот, пространство между рядами сосен было жёлтым от маслят. Поиском грибов это нельзя было назвать в любом случае. Может, сбором. Просто встали на колени и, не поднимаясь, нарезали столько, сколько могли увезти в люльке мотоцикла и в заплечных мешках. На второй день срезать можно было уже только мелкие, на третий ехать не было никакого смысла.

Где не ступала нога грибника?

Но и в посадках нас ждал афронт. Нет, маслята попадались с тёмными, скорее, серыми шляпками, но было их не так уж и много. Прочесав посадки, остановились в раздумье, куда направиться. Решили подняться на гору: там тоже сосняк, а сразу за ним начинается светлый и просторный берёзовый лес. В прошлый раз именно на границе между соснами и берёзами я срезал сразу шесть крупных крепких белых грибов. Кто знает, чем руководствуется природа, распределяя свои богатства?

Но на этот раз и сосняк на горе, и берёзовая роща оказались пусты. В роще в прошлый раз сквозь высокую траву то тут, то там пробивались подберёзовики на высоких серых ножках с маленькими, некрепко держащимися коричневыми шляпками. В этот раз – ничего. Перекурив и полюбовавшись окрестностями (с горы отличный вид на округу), решили ехать в деревню.

Была у нас надежда, что деревенские родственники моего напарника укажут нам лес, где не ступала нога грибника. Но – увы. Они посоветовали ехать в тот лес, где мы и начинали. Правда, рекомендовали заехать с другого края. Так и сделали. Картина, в общем-то, была та же.

Крупные, уже начинавшие оплывать маслята мы даже и не резали, ясно, что они стали добычей червей. Правда, маленькие, только пробившиеся через хвойную подстилку маслята с влажными беловато-розовыми шляпками стали попадаться гораздо чаще. Полегоньку-потихоньку мы набрали уже достаточно. Но душа просила большего.

Вышли на опушку, покурили, огляделись. Я показал напарнику на соседний лес. Он начинался узким клином и потом, расширяясь, уходил на гору.

– Так мои говорили, там ничего нет.

– Время-то есть у нас, пошли, посмотрим.

– Сходи сам.

Я пошёл, и уже скоро, будучи честным человеком, кричал напарнику:

– Коля, иди сюда!

Правило обработки № 1

В этот лес местные действительно не заглядывали. Сразу же на его опушке желтели блины старых маслят, но дальше в лесу всё чаще попадались и хорошие грибы. А потом я, перемахнув через лощину, вышел на очень хорошее место. Среди тощего соснового подростка то тут, то там виднелись грибы. Вроде бы маслята, но какого-то другого вида: шляпки коричневые, ножки толстые, и ни одного червивого.

За какие-то минуты я набрал ведро с горкой и уже подумывал, не пора ли снимать рубашку, как грибное царство кончилось. Долго ещё ходил я по лесу, попадались мне одиночные маслята, но такого богатства больше не встретил. Но и так поход можно было считать удачным. Вёдер по пять каждый из нас набрал.

Солнце уже шло к закату, и мы решили возвращаться. Что у рыбалки, что у сбора грибов есть обратная сторона – обработка добычи. Посидите-ка, посдирайте иголки и листья, словно приклеенные к липким шляпкам маслят. А потом ещё надо выпарить из них воду, пожарить, сложить в заранее простерилизованные банки. А если ещё пришла идея замариновать часть добычи, то новые заботы добавляются.

Конечно, кто-то может сказать, что надо привлекать к этому делу жену и других родственников. Но я этому категорический противник. Женщина, приобщённая к обработке грибов, становится бдительнее санитарного врача Онищенко и за одну только червивую отметку готова отправить гриб в мусорное ведро. Можем ли мы допускать такую расточительность?

Беляки на подходе!

В обратный путь выехали мы засветло. Но злой рок снова вспомнил о нас. Километра за три до шиномотажки, где мы меняли правое заднее, спустило заднее левое.

Включив аварийные огни, буквально на ободе доплелись до заветной мастерской. На дверях её красовался замок. Хорошо, сын хозяина (спасибо тебе, мальчик!) дал номер мобильного телефона отца. Тот звонку не сильно обрадовался, но обещал скоро подъехать. Подъехал через час. Долго копался в своих запасах и наконец нашёл покрышку нужного нам размера. При этом честно предупредил, что резина старая. И оказался прав, колесо спустило на Молочке.

Выход из ситуации нашли быстро, напарник позвонил своему соседу и тот через полгорода привёз нам запаску и пачку сигарет для укрепления морального духа – свои к тому времени давно кончились.

Ближе к полуночи я был дома. Наскоро поужинал, заварил покрепче чай. Жена, по причине позднего времени, от работы в заготовочном цехе отказалась. Я вздохнул и вывалил на стол первую партию грибов. В 4:10 с чувством глубокого удовлетворения оглядел банки жареных и маринованных грибов и оправился спать.

Тогда казалось, что никакими обещаниями лесов, полных грибов, меня из дома не выманишь. Но напарник ведёт смутные разговоры о том, что пришло время беляков (груздей). И я уже представляю, как, завидев белый край шляпки, ты ворошишь палкой листву и землю и скоро уже видишь перед собой целую груздевую семейку.

Но на улице, как назло, который уже день – солнце. И никакого намёка на дождь. Похоже, останемся без груздей. Впрочем, впереди ещё пора опят.