Облгаз предлагает: договоримся по-хорошему!

Оценить
Облгаз предлагает: договоримся по-хорошему!
Облгаз предлагает: договоримся по-хорошему!
Руководство ОАО «Саратовоблгаз»: без договоров на техническое обслуживание внутридомового газового оборудования невозможно обеспечить безопасность

Руководство ОАО «Саратовоблгаз»: без договоров на техническое обслуживание внутридомового газового оборудования невозможно обеспечить безопасность

Вслед за недавней акцией «Журналист меняет профессию», которую в июле проводило областное ГУВД (представители саратовских СМИ надевали милицейскую форму и выходили на дежурство вместе с настоящими патрулями), устроить нечто подобное решили в ОАО «Саратовоблгаз».

«Увидите, в каком состоянии газовые плиты, колонки в квартирах и каково нашим слесарям с народом общаться, – заманивали журналистов. – Сами будете утечки газа определять». Окончательно уговорили, пообещав выдать настоящую спецодежду. Жители двух многоквартирных домов Энгельса так и не поняли, что вместе с бригадой горгаза к ним наведались и стажёры-журналисты.

Спецодежду действительно выдали – новенькие комплекты сине-оранжевых комбинезонов-курток со светоотражающими полосками. Удобная одежда комбинезон – и для журналистов тоже. В глубокие карманы можно положить блокнот, ручку, диктофон, телефон, фотоаппарат. Газовый ключ тоже помещается.

Инженер по охране труда и экологии филиала-треста «Энгельсмежрайгаз» Анатолий Иванов проводит инструктаж для новичков. Инструктаж пугающий.

Газ пахнет так же, как тухлые яйца; газом можно отравиться, а можно взорваться; доля газа в воздушной среде, при которой происходит взрыв, 20 процентов; надышавшись газом, человек впадает в кому, вывести из которой не всегда получается.

И заканчиваются все эти страшилки напутствием: «С Его величеством газом надо обращаться на вы!» Вообще-то, настоящий инструктаж намного подробнее, говорит Иванов, но вам и этого хватит.

Каждого журналиста закрепляют за бригадой. В бригаде два специалиста – мастер и слесарь. Среди специалистов есть и женщины. Называют мою фамилию: мне досталась пара Тихонов – Гайда. Вот они приветливо машут руками, мол, мы здесь!

Роман Тихонов – мастер. Высокий улыбчивый парень. Рядом сухонький юркий напарник вдвое старше Романа – Гарри Гайда. «Как? Гарри?» – не верю ушам, думая, что это переиначенное на американский манер «Игорь». «Можно и Игорь. Я на всё откликаюсь», – разрешает. Потом оказывается, это и есть его настоящее имя – Гарри Станиславович Гайда. Слесарь Гарри из горгаза – это звучит, согласитесь. Вспомнился Джек Восьмёркин – американец.

Не без мыла

Семеня в непривычных комбинезонах, журналисты высыпают на улицу. Кто-то хочет ехать «на дом» в аварийке. Меня зовут в личное авто – Роман за рулём. Так что к дому № 29 приезжаем раньше остальных бригад. Пока ехали и ждём отставших, общаемся, прохожу экспресс-курс молодого газовика.

У Романа в руках два предмета – плоский, похожий на большой сотовый телефон «лапоть» и нечто в чехле с антенной. Первое – электронный течеискатель газа. Есть утечка – аппарат пищит и светит красной лампочкой. Второй прибор – газонализатор «Родос» – показывает концентрацию газа в помещении. Если на дисплее появится цифра 1 (1 процент газа в воздухе) – надо объявлять эвакуацию.

Так что Роман в своём роде диагност. А вот лечащий врач – слесарь Гарри. У него и тревожный чемоданчик свой, как у врача скорой помощи. Показывает. В разделённом на отсеки чемоданчике всякая всячина – подмотка, краники, газовые ключи, отвёртки, шило, какие-то резиновые лоскутки... «Основной инструментарий у нас в другом чемодане – экстренном, он в машине остаётся. Это для особо серьёзных неполадок», – поясняет слесарь.

Среди железок замечаю кусочек мыла. Объясняют, что старинный метод определения утечек газа – обмазать трубу мыльной пеной и ждать, не лопнет ли пузырь – самый верный. Несмотря на современные дозаторы. Так что мыло возят с собой все бригады.

Ещё один непременный инструмент современного газовика – папка с бланками договоров. Тех самых договоров – на техническое обслуживание внутридомового газового оборудования (ТО ВДГО), которые появились благодаря постановлению правительства РФ № 549. По нему владельцы газовых плит и колонок должны заключить договор на ТО ВДГО со специализированной организацией. Самой крупной и опытной считается Саратовоблгаз. Ему и бланки в руки.

Вскоре собираются все пять бригад со стажёрами-журналистами. На всех выделили две пятиэтажки – дома № 29 и № 31 по улице Маршала Василевского. Стандартные, кирпичные, старенькие, на 90 квартир каждый. За несколько дней на подъездах повесили объявления для жильцов, мол, приедут мастера, быть дома. Кроме того, руководство управляющей компании, на чьём балансе дома, послало гонцов обойти и предупредить жильцов.

Помылся сам – помой плиту

Стоим у первого подъезда, звоним в домофон. Квартира № 1 не отвечает, квартира № 2 тоже. Открывает хозяйка квартиры № 3. Квартира грязненькая, запущенная, в комнате мельком замечаю ужасный кавардак. На полу возится мальчик лет семи.

Ещё в коридоре Роман включает течеискатель газа. Чисто. Хозяйка – молодая женщина Валентина – ведёт на кухню. Гарри морщится: кухня ободранная, плита с засохшими жирными пятнами. Угол, в котором главный газовый кран, завален хламом.

Мастера заставляют хозяйку разобрать завалы, пробираются к крану. У крана нет ручки, как нет их и на плите, одни штыри торчат. «Как же вы конфорки зажигаете? – интересуемся. – Почему специалиста не вызовете?» «Старые сломались, новые не подходят, – путано отвечает женщина. – А кран я ножом закрываю». «А если срочно надо закрыть и ножа нет?» – «Как так – на кухне нож всегда есть». Мастера зажигают все четыре конфорки – одна не горит совсем, другая коптит.

Роман проверяет приборами духовку, конфорки, соединение на трубе – утечки нет. «Даже странно, что в такой квартире – и нет», – удивляется. Чумазая плита переходит в руки горестно вздыхающего слесаря. Он что-то чистит, пробивает – пламя появляется. Попутно воспитывает хозяйку: «Верёвочки бельевые за газовую трубу не надо привязывать. Плиту надо мыть, а то вон таракашка пробежал. Утром встали, сперва плиту помойте, потом себя».

Далее следует диалог о договоре на ТО ВДГО. Роман обстоятельно и привычно объясняет Валентине про постановление № 549 и договор. Для четырёхконфорочной плиты процедура оформления обойдётся в 181 рубль. В течение года работники облгаза будут бесплатно обслуживать плиту и устранять неисправности.

Валентина договор одобряет, но заключать не хочет. Денег нет, говорит. Роман оставляет предписание на устранение неисправностей плиты в течение месяца. Объясняет, что если через 40 дней договор на ТО ВДГО заключён не будет, газ в квартире имеют право отключить. Прощаемся, уходим.

Лежачий пенсионер и Ко

Ходим по этажам, звоним в соседние квартиры – нет ответа. Повезло с квартирой № 19. Хозяин, шустрый пенсионер, зовёт устранить неисправность в плите и вроде готов подписать договор.

Скоро становится ясно, что пенсионер «валяет Ваньку» и случай тут мутный. Пока слесарь возится с плитой, меняет какую-то деталь в кранике (она недавно загорелась), Роман ведёт привычную разъяснительную работу.

Пенсионер скептически улыбается: «Знаю я вас! В чём-нибудь да обманете. Я теперь никому не доверяю. Меня одни на 10 тысяч обули, даже суд не заступился. И вы тоже – договор какой-то придумали! Сделайте мне плиту, выпишите акт сделанных работ, и всё! Да и права я не имею заключать договор – не квартиросъёмшик. Я – лежачий пенсионер».

Лежачий пенсионер долго отказывается дать переписать свои паспортные данные – ждёт, когда Гарри закончит и конфорка заработает. Гарри ворчит, что негоже так легкомысленно относиться к плите, можно и утечки не заметить. Пенсионер препирается – утечку он бы точно носом почуял и кран закрыл бы (кстати, кран этот заставлен тумбочкой и завален вещами).

Плита у лежачего пенсионера старая, 1974 года. Договор на такую двухконфорочную стоит 136 рублей. В итоге старик деньги принёс, но расписываться в договоре отказался. «Ещё оформите на меня три кредита, ищи вас потом», – сказал напоследок.

Мы пробыли здесь минут сорок, чувствую огромную эмоциональную опустошённость. Гарри моргает мне на выходе: «И вот так весь день». «Вам в службу нужен свой психолог, стресс снимать», – говорю. «У меня выдержка железная, – отвечает.

– Я 47 лет на этой работе, чего только не видел. В каждой квартире Энгельса по пять-шесть раз уж побывал. Всякие люди попадаются – и матом посылали, и пьяные, и топором замахивались. Но я людей люблю. Поговоришь – и вроде успокоятся».

Пока мы работали в двух квартирах, остальные бригады успели обойти весь дом. Большинства жильцов не было дома или они не пустили газовиков.

В соседнем доме нам достаются ещё две квартиры. Там плиты, как бальзам на душу слесаря – ухоженные, утечек газа нет. Но договоры обе хозяйки заключать отказываются. Первая ссылается на то, что квартира не приватизирована (что на самом деле не является препятствием). «А смысл какой? – спрашивает Галина, женщина лет пятидесяти. – И без договора придёте, если что. Вот напишут в газете, что это обязательно для всех, тогда все и подпишем договор. Да у меня и денег сейчас нет».

Соседка Галины про договор впервые слышит от нас: «Какой договор? Денег нет, а пенсия маленькая».

Подводим итоги: из четырёх обойдённых нашей бригадой квартир договор заключил один «лежачий пенсионер». И то – заплатил, но не расписался. Общий улов бригад по двум домам таков: из 200 абонентов в этот день договоры заключили 26, отказались четверо, не пустили в квартиру 77 человек, остальных не оказалось дома.

После рейда журналисты делятся друг с другом впечатлениями. «Нас в одной квартире так послали – мама не горюй!» «А над нами один старик поиздевался, всю душу вынул. Говорит, раз уж я эти деньги плачу, всё что хочу выскажу. И давай про то, какие мы грабители, вымогатели, всю страну разворовали, народное добро прибрали и т. д.». «А нам такие хозяева приветливые попались. Пустили, всё показали. Договор отказались заключать, зато грушами угостили. Налетай!»

Коллега смеётся и вытаскивает из кармана необъятного комбинезона такую же грушу. Многие жильцы вместо договора отблагодарили гостей грушами и яблоками.

Не корысти ради, а безопасности

После рейда журналистов пригласили на круглый стол с участием представителей администрации Энгельсского района, прокуратуры, специалистов ОАО «Саратовоблгаз», местных управляющих компаний.

«То, что вы сегодня увидели, типичная ежедневная картина», – объясняет новый руководитель ОАО «Саратовоблгаз» Андрей Новицкий (на днях стало известно, что прежний генеральный директор Сергей Лисовский возглавил ООО «Кавказрегионгаз», а генеральным директором ООО «Саратовская газовая компания» и и. о. генерального директора ОАО «Саратовоблгаз» назначен Андрей Новицкий, ранее занимавший должность первого заместителя генерального директора. – Прим. ред.).

«Особенно тяжело работать по договорам в сельских районах, – рассказывает Андрей Новицкий. – Там наших мастеров собаками травят, вилами грозят, даже арестовывают. Народ недоверчивый, думает, что ходят какие-то люди по дворам и собирают деньги. Между тем наш специалист должен прийти, выполнить работу, выписать акт о выполнении, и только после этого – получить деньги. Мы специально для работы по заключению договоров набрали штат – 612 специалистов на 600 тысяч абонентов.

От количества заключённых договоров зависит зарплата слесаря. Они получают 18 процентов от собранных «договорных» денег. Так что сегодняшний ваш результат – 26 договоров из 200 абонентов – маловато. А между тем затраты компании неизмеримо больше: у нас есть специалисты, автомобили, техника, но при таком недоброжелательном отношении работать очень трудно. Потом приходится идти в ту же квартиру и во второй, и в третий раз. Чтобы застать людей дома, мастера даже по выходным работают».

Андрей Новицкий отметил, что Энгельс для акции с привлечением журналистов выбран не случайно. Именно в Энгельсском районе с марта 2008 года обкатывали алгоритм работы по заключению договоров на ТО ВДГО. Важно было сработать так, чтобы не допустить социальной напряжённости среди населения.

Администрация Энгельсского муниципального района пошла навстречу, совместно с руководством управляющих компаний и ТСЖ организовала разъяснительную работу с людьми. По этой же схеме работа по заключению договоров на ТО ВДГО проходит и в других районах области.

«Поймите, Саратовоблгаз не ставит главной своей задачей обогатиться на этих договорах, – объясняет Андрей Новицкий. – Деньги мы другим способом зарабатываем. Саратовоблгаз транспортирует газ, это наша основная деятельность. Но мы обязаны обеспечить безопасность доставки газа, а без договоров на ТО ВДГО это невозможно.

Теперь, в соответствии с законом, газовая компания имеет право отключить газ там, где нет договора. Но мы понимаем, что массово отключать нельзя. Пытаемся достучаться до сознания людей, разъяснять необходимость этой работы.

В некоторых случаях приходится действовать жёстко. Адресно уже отключали газ в Балакове, Энгельсе, посёлке Соколовый Саратовского района. Газовикам очень трудно выдерживать давление местных властей, милиции, которые не хотят допустить социального напряжения. С другой стороны, если есть опасность утечки, специалист обязан прекратить подачу газа, иначе потом, в случае взрыва, его же обвинят в халатности. Как это было недавно в Омске, где случился взрыв бытового газа и на газовую компанию завели уголовное дело по статье «халатность».

Поверьте, отключать газ и нам, Саратовоблгазу, невыгодно. Выгодно поставить газ и получить за него деньги. Так что отключения – вынужденная мера ради соблюдения безопасности людей».

Представитель энгельсской прокуратуры объявил, что к ним поступило 10 заявлений на противоправные действия газовиков от тех, кого «отключили». Нарушений в действиях газовиков не нашли. Для безопасности работников горгаза во время обходов сотрудник прокуратуры предложил звать с собой участковых и даже просить в милиции охрану.

Участники круглого стола сообща перечислили причины, по которым народ отказывается заключать договоры. Одни жильцы говорят, что никогда не платили за техобслуживание, мол, вокруг никто не платит, вот и я не буду. Другие ссылаются на отсутствие денег. Хотя в среднем 500–800 рублей в год и гарантия на работу оборудования – это относительно недорого, если на кону стоит человеческая жизнь.

«Преломить сознание очень трудно, – посетовал Новицкий. – Люди платят по тарифам за полученный газ и считают, что этого достаточно. Им психологически трудно принять дополнительную трату на техобслуживание плиты или колонки. Похоже, лучшим выходом в этой ситуации было бы сделать так: в тариф на поставки газа включать и стоимость ТО ВДГО. Человек будет получать жировку и платить общую сумму. Правда, пока вокруг этого предложения ведутся споры».

На прощание руководитель ОАО «Саратовоблгаз» Андрей Новицкий заверил журналистов, что в те квартиры, где не заключён договор на ТО ВДГО, придут ещё не раз. Чтобы до конца этого года количество оформленных договоров на ТО ВДГО достигло 100 процентов.

Р. S.

Так совпало, что рейд саратовских журналистов и газовиков получил страшную иллюстрацию в Хабаровском крае на следующий же день. 19 августа в 10-этажном жилом доме Амурска взорвался бытовой газ, в результате произошло обрушение перекрытий в 12 квартирах – с 1-го по 3-й этажи. Трое человек, в том числе 13-летняя девочка, погибли. 19 человек пострадали. Предполагают, что взорвалась газовая труба, подведённая к зданию.

***

Всё чаще в сводках ЧП звучат фразы «взрыв бытового газа», «отравление угарным газом». Печальная статистика не обошла стороной и Саратовскую область. Так, 19 февраля 2009 года в селе Левенка Балаковского района два человека отравились угарным газом. Летальный исход. Официальная причина утечки газа – неправильная эксплуатация газового оборудования.

В посёлке Мокроус Фёдоровского района в октябре 2008 года произошёл взрыв бытового газа в одноэтажном двухквартирном жилом доме. Обошлось без пострадавших, но квартиру тряхнуло сильно. Причина взрыва: газовую плиту подключили с помощью резинового шланга, не предназначенного для газа. Газ, выходя из трещин шланга, скопился в помещении и взорвался.

Не осознавая того, что по сути сидят на бомбе замедленного действия, люди пытаются самовольно «разобраться» с газовым хозяйством. Ремонтом и техобслуживанием плит, отопительных котлов, водонагревателей занимаются те, кто не имеет на это прав. Горе-монтажники не только рискуют жизнью людей, но и нарушают закон.

С 21 июля 2008 года действует постановление правительства РФ № 549 «О порядке поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан». В соответствии с ним собственник жилья обязан обеспечить надлежащее техническое состояние ВДГО, своевременно заключать договор о техобслуживании. Если такого договора со специализированной организацией нет, то давать газ в квартиру не имеют права.

В соответствии с постановлением № 549, если абонент отказывается заключить договор, через сорок дней после двух предупреждений газ в квартире имеют право отключить.

***

За два года в Саратовской области (без учёта города Саратова) с ОАО «Саратовоблгаз» заключили договоры на техническое обслуживание внутридомового газового оборудования (ТО ВДГО) чуть более 37 процентов жителей области (243258 договоров). Ещё в июне 2009 года их было 30,6 процента. Большая доля из 37 процентов договорников – жители частных домов. В Саратове, наоборот, активнее оформляют договоры жители многоэтажек.