Реквием с весёлыми колокольчиками

Оценить
Реквием с весёлыми колокольчиками
Реквием с весёлыми колокольчиками
Саратовской гармошке хотят поставить памятник при жизни. Торопят старушку на тот свет?

Саратовской гармошке хотят поставить памятник при жизни. Торопят старушку на тот свет?

Когда такое случается с животными – их заносят в Красную книгу, берегут каждую особь, разводят в неволе, спасая от вымирания. Гордость и символ губернии – саратовская гармошка – больше не даёт потомства.

Последний цех по производству инструмента в Саратове закрыли, здание передали другой организации, осталось два последних мастера, которым далеко за 80 лет, учеников нет, игре на такой гармошке почти нигде не учат. Окончательно сломаются кнопочки, изотрётся дерево, лопнут металлические планки, оборвётся колокольчик. Похоже, разлетевшиеся по всему миру саратовские гармоники доиграют свой век, и знаменитый серебряный перезвон, про который говорили «и больного подымет, и мёртвого оживит», останется только в записях фонотек.

Вдвое дороже коровы

Саратовская гармошка появилась на свет примерно 150 лет назад. Первое упоминание в печати о гармонике с колокольчиками относится к 1866 году: газета «Саратовский справочный листок» писала о том, что пассажиры парохода, проплывавшие мимо Вольска, попросили капитана подойти ближе к берегу, «дабы господа могли лучше расслышать игру на гармонике с колокольцами».

Гармошки-первенцы были небольшие, без металлической отделки. Всемирно известный облик и звук им подарил знаменитый гармонный мастер Николай Геннадьевич Корелин. В 1870-х годах он открыл свою мастерскую на улице Никольская (ныне – Радищева).

Ещё в детстве Коля Корелин помогал отцу, который скупал сломанные гармошки, чинил и продавал их. Сын пошёл дальше – он экспериментировал с различными материалами. Изготавливал детали из железа, жёлтой или белой меди, стали, по-разному обклеивал меха. Одним из первых он стал делать 10-кнопочные инструменты, постепенно увеличивая количество планок, отчего корпус гармошки расширился и принял квадратную форму. Устройство её таково, что одна и та же кнопка на сжим даёт один звук, на разжим – другой.

В 80-х годах ХIХ века появляются мастера-гармонщики в уездных городах Саратовской губернии (Вольске и Хвалынске), а также в сёлах. Стоимость заказной гармоники уже доходила до 75 рублей, примерно в 2 раза дороже коровы. Корпус инструмента делали из липы, украшали резными накладками из орехового дерева, планками из меди, мельхиора и стали. Меха изготавливали из картона, шёлка и сатина. Колокольчики были медные.

Тогда же за саратовскую гармошку взялись краснодеревщики. Инструмент стал настоящим произведением искусства. Например, корпуса гармоник Никанора Удалова пользовались известностью не только в России, но и за рубежом. Есть документальные свидетельства о том, что саратовские гармоники из его корпусов собирали даже в Америке.

Без неё и праздник не праздник

В 80-х годах XIX века в нашей губернии уже невозможно было представить ни одного праздника без звонких переливов саратовской гармоники. Мастера высылали гармоники в волжские города, на юг России, в Сибирь, на Дальний Восток. Саратовскую гармонику полюбили татары, калмыки, уральские казаки и другие народы России.

Несмотря на то что гармоника стоила дорого, в каждой саратовской семье считалось за честь иметь этот инструмент. Ни одна свадьба тех лет не обходилась без гармошки.

В конце XIX века в Саратове сложилась уникальная традиция. Горожане в воскресные и праздничные дни под звонкие переливы сотен саратовских гармоник стекались с разных концов города к берегу Волги, а затем выезжали на лодках на острова. Устраивалось что-то вроде конкурсов – кто лучше сыграет на гармонике или спляшет под её аккомпанемент. Свои детские впечатления (1909 год) о таких выездах описывает Константин Федин в романе «Первые радости».

Славы гармошке добавила народная певица Лидия Русланова, чей голос замечательно сливался с голосом землячки. Вместе с бойцами гармошка прошла войны и сражения. Под неё любил плясать легендарный Чапаев.

Служивший в чапаевской дивизии саратовский гармонист Семён Портнов в 1946 году создал в Саратове знаменитый ансамбль саратовских гармоник профтехобразования. А ученик Портнова Станислав Попов в городском дворце пионеров и школьников организовал ансамбль саратовских гармоник «Колокольчик». За 40 лет там сменилось пять поколений ребят.

Саратов без гармошки – как Тула без самовара

Экономические реформы 90-х годов не прошли бесследно для саратовской гармоники, её серийное производство прекратилось. В цехе, расположенном в старинном особняке на улице Кутякова, в 2002 году было отключено отопление, хотя инструменты должны храниться при температуре строго 18 градусов. Оставшиеся мастера – девять пенсионеров – обогревали помещение электроприборами, а заказы стали брать на дом. Как оказалось, это были последние инструменты.

В 2003 году цех по производству саратовской гармоники посетил мэр Саратова Юрий Аксёненко. Он обещал, что цех никто не приватизирует, там даже восстановили отопление. Но в 2008 году Саратовская областная дума внесла в план приватизации двухэтажное здание на улице Кутякова общей площадью 435 квадратных метров.

«Практически во всех регионах России власти бережно заботятся о народных символах, которые принесли им мировую известность. Оренбургский пуховый платок, тульские ружья и самовары, валдайские колокольчики и даже «тамбовские волки» давно являются народными объектами культурного наследия; их музеи наиболее посещаемы туристами, и, возможно, самое главное – все они имеют соответствующие строки финансирования в региональных бюджетах, – говорит руководитель ансамбля «Саратовская гармоника» Антон Глущенко. – А в здании, откуда изгнали народный символ Саратова, сделали шикарный евроремонт и разместили «правительственный объект» – ипотечную корпорацию. Издевательски там смотрится и табличка: мол, здесь была саратовская гармошка!»

Символ губернии, затерявшийся по чердакам

Они все немолоды и их – единицы. Сейчас в живых остался последний мастер по производству саратовской гармоники – Пётр Фёдорович Текучев, ему более 80 лет. Он ещё делает гармошки у себя дома, по одной-две в год. Станки из цеха исчезли, поэтому Текучев собирает гармонику из деталей сломанных инструментов, из своего запаса. Говорят, старых саратовских гармошек по гаражам и чердакам много. Кто-то продаёт развалюшку на блошином рынке, кто-то по объявлению в газете.

Сергей Шалимов и Евгений Яркин – старейшие солисты ансамбля «Саратовская гармоника» и последние профессиональные исполнители. Играют на гармошке по 40–50 лет. Смены почти нет.

Сергей Шалимов самоучкой пытается собирать новые гармошки из старых деталей. Вместо колокольчика пробует телефонный звонок поставить. Живы ещё, но уже очень пожилые краснодеревщик и мастерица, изготавливающая меха.

О том, что саратовская гармошка – символ и гордость губернии, власти вспоминают, когда нужно выступить на каком-нибудь представительном форуме. Последним поводом был День славянской письменности и культуры в Саратове.

Антон Глущенко говорит, у него была надежда, что общественное мнение сыграет свою роль и саратовскую гармошку спасут. В 2008 году телеканал «ТНТ-Саратов» провёл акцию, в которой народ в течение двух месяцев выбирал символ Саратовской области. Более 400 тысяч голосов (почти 44 процента опрошенных) выбрали гармонику. Свою художественную акцию, посвящённую саратовской гармошке, устраивали и художники дома-музея Павла Кузнецова.

Сыграть, что ли, на крыльце правительства…

В апреле 2009 года в музее Н. Г. Чернышевского под эгидой Общественной палаты области состоялся круглый стол по вопросам сохранения традиции игры на саратовской гармонике и восстановления производства инструмента в нашем регионе. Там были представители правительства области, администрации Саратова, консерватории им. Л. В. Собинова. По итогам собрания председатель палаты Фёдор Григорьев обратился с письмом к губернатору Павлу Ипатову. В нём, в частности, говорится следующее.

«Общественное мнение по данному вопросу таково: саратовская гармоника востребована, и возрождение её производства возможно и необходимо при поддержке правительства Саратовской области… необходимо безотлагательно принять все необходимые меры по сохранению и передаче их опыта и мастерства... считаю целесообразным провести в правительстве Саратовской области совещание по данному вопросу с участием представителей заинтересованных министерств и ведомств, саратовской общественности, с тем чтобы уже не в режиме дискуссии, а конкретно рассмотреть вопросы и принять решение по восстановлению базы по производству и ремонту гармоник и государственной поддержке коллективов исполнителей на гармониках».

Реакции от губернатора нет. Последнее, что ещё могут сделать общественники и музыканты, – сесть перед правительством и сыграть на саратовских гармошках. Впрочем, Антон Глущенко считает это малоэффективным. Ещё год, два или три, говорит он, и спасать гармонику будет поздно. Состарятся, уйдут в мир иной последние мастера.

На днях появилось сообщение о том, что в День города – 2009, в сентябре, на проспекте Кирова собираются открыть памятник «Гармошка – символ Саратова».

Памятник? Но она ещё не умерла!

«Памятник, конечно, не помешает, но нельзя сводить всё только к этому, – считает Глущенко. – Памятник означает завершение, конец и никакого будущего. Это будет своего рода надгробие. Наша цель не памятники и памятные доски вешать, а сохранить людей, инструмент и культуру, которую принесла с собой саратовская гармошка.

Я считаю, что нужно срочно создать официальное государственное учреждение – культурный центр саратовской гармошки, предоставить ему здание. Почему у эзотерического Рериховского центра духовной культуры «Радуга» есть помещение, каким-то образом безвозмездно предоставленное Саратовской городской думой, а у саратовской гармошки нет?!»

В культурном центре, по замыслу Глущенко, должен быть музей саратовской гармоники с уникальными инструментами, на которых будут играть экскурсоводы, ставить старинные записи. Там будет продаваться и сувенирная продукция. В этом центре нужен концертно-выставочный зал на 200–300 человек, где будут проходить выставки, вечера, концерты, занятия по обучению игре на саратовской гармошке и т. п.

«Дом саратовской гармошки только украсит экскурсионные маршруты! – уверен Антон. – Есть же в Ярославле музей старинных часов и колокольчиков, там всегда туристический бум. Это должен быть живой такой организм. Вот это и будет настоящий памятник саратовской гармошке!»

Глущенко не считает нужным восстанавливать завод: работать на нём некому, да и массового спроса на этот народный инструмент уже нет. Хотя иностранцы всегда готовы купить саратовскую гармошку.

«Смысл не в производстве новых гармошек – это очень дорого, – говорит Антон, – а в реставрации инструментов. Гармошек по семьям множество, им можно подарить вторую жизнь. Привлечь к этому оставшихся мастеров – Текучева, Шалимова, Яркина, Чушкина».

В магазине сувениров на проспекте Кирова символы страны – матрёшки, петрушки, малюсенькие валенки, балалайки. Среди саратовских – изображение герба со стерлядками, консерватория, мост. Спрашиваю у приветливой продавщицы: «А саратовские гармошки у вас есть?» «Давно нет, – отвечает. – Как-то было две, старинные. Одну иностранцы за 14 тысяч рублей купили. А про вторую не помню. Но часто спрашивают – и наши, и иностранные туристы».