Николай Кузнецов: Селяне заслуживают большего участия и поддержки

Оценить
Николай Кузнецов: Селяне заслуживают большего участия и поддержки
Николай Кузнецов: Селяне заслуживают большего участия и поддержки
Мы встретились с депутатом областной думы, членом президиума фракции партии «Единая Россия», доктором экономических наук, профессором, ректором Саратовского государственного аграрного университета Николаем Кузнецовым, чтобы узнать, как в непростое вр

Мы встретились с депутатом областной думы, членом президиума фракции партии «Единая Россия», доктором экономических наук, профессором, ректором Саратовского государственного аграрного университета Николаем Кузнецовым, чтобы узнать, как в непростое время работает АПК области, как помогает ему депутатский корпус и лично председатель комитета по аграрным вопросам Кузнецов.

Также мы поговорили о ситуации в образовании, поинтересовались, каково же это – быть народным избранником, и полюбопытствовали, с чего это вдруг активизировались нападки на ректора.

– Корреспонденты нашего издания следят за работой всех комитетов регионального законодательного собрания. Аграрный комитет, который вы возглавляете, один из самых живых и интересных в думе. Почему?

– Да, вы правы. Это оттого, что, по моему мнению, основная функция депутатов всё-таки законодательная. Наша задача – готовить совместно с министерствами леса и сельского хозяйства проекты законов, упорядочивать работу сельскохозяйственной отрасли и организовывать её в рамках Конституции, в рамках закона. Депутатам комитета дано право заслушивать отчёты отраслевых министерств и различных служб, узнавая о ходе реализации программ и законов.

Сельское хозяйство – такая отрасль непростая. Она включает в себя не только само производство, но ещё и жизнь на селе, его обеспечение социальными объектами, дорогами, питьевой водой и так далее, поэтому на заседаниях комитета всегда так много вопросов, ведь они продиктованы жизнью, проблемами.

Проблем этих, кстати, немало. Чего греха таить, имеет место отток населения с сельских территорий, недостаточно развита переработка. Имелись бы хорошие убойные цеха, чтобы и расфасовывать продукцию можно было, и упаковывать. А потом её по достойной цене в супермаркетах продавать. У нас же сейчас ездят по сёлам и скупают скотину за бесценок. По заготовке молока есть небольшие подвижки, но не везде.

Мы с министерством сельского хозяйства и главами районов максимально стараемся поддержать людей и поучаствовать в решении таких проблем. Уже в этом году около 50–70 миллионов рублей завели на поддержку предприятий и кооперативов, купивших линию по переработке молока, молоковоз или танк – это такая ёмкость для хранения и охлаждения молока.

– С какими сельскохозяйственными проблемами сталкивается наш регион и чего не хватает для их решения?

– Ещё раз повторю, что у отрасли много проблем. Например, невозможно решение производственного вопроса, если разрушился клуб, в аварийном состоянии школа, если нет поселковой дороги или проблемы с водой. Считаю, что нужно рассматривать развитие аграрной отрасли в комплексе с развитием сельских территорий.

Одна из первоочередных задач – это обеспечение села кадрами. Например, советом ректоров вузов области разработан законопроект о кадровом обеспечении сельских территорий. Необходимо квотировать места для выпускников вузов и техникумов. И речь здесь идёт не только о выпускниках-аграриях, на селе нужны и учителя, и врачи, и инженеры, и экономисты.

Надо решить вопрос и с социальным пакетом, чтобы молодые специалисты знали, что там будет социальное жильё, достойная зарплата, защищённость. На последнем заседании фракции «Единой России» мы общались с губернатором. Я этот проект закона озвучил, был услышан и поддержан. Это окрыляет, и мы разработку проекта ускорим.

Ребята сегодня прагматичные, очень много нормальных парней и девчонок, и они готовы поехать на село, поэтому нужна развитая инфраструктура – сады, школы. Много проблем сейчас с водой в Заволжье, недостаточно заполнены пруды, тяжело содержать скот, ещё имеются проблемы с питьевой водой. Но вместе с тем динамика развития отрасли у нас есть.

Считаю, что мы – аграрный регион, и бюджетных средств на сельские территории, сельское хозяйство должны предусматривать, мягко выражаясь, побольше. Конечно, надо помогать крупным городам, ведь там имеются проблемы с жилищно-коммунальным хозяйством, дорогами, ветхим жилфондом. Но наш регион если и входит по каким-то показателям в десятку, то только благодаря сельскохозяйственной продукции – молоку, мясу, зерну. И это значит, что надо поддерживать отрасль.

Если выделять больше денег, то в форме софинансирования можно получать значительные средства из федерального бюджета. А это означает, что селяне будут жить лучше, больше зарабатывать, будет больше рабочих мест. Передовые сельскохозяйственные регионы выделяют на сельское хозяйство 7–10 процентов от суммы своих бюджетов. А у нас в области всего 2,5 процента предусматривается.

Я понимаю, что много и других проблем, но считаю, что селяне заслуживают большего участия и поддержки.

– Устраивает ли вас работа областного министерства сельского хозяйства?

– Мы стараемся работать вместе, работать компромиссно, но я далёк от оптимистичных рапортов, с которыми министерство постоянно выступает. Да, динамика положительная есть, рост сельхозпродукции отмечен, но и проблем немало. И о них надо говорить на всех уровнях. И всем вместе их решать. Мы в одной лодке и не хотим никого делить на хороших и плохих.

Хотя считаю, что министерству можно быть посамокритичнее и пообъективнее подводить итоги. Тогда проблемы были бы услышаны и сельхозпроизводителями, и управленцами, что позволило бы более объективно принимать решения. Часто всё подаётся настолько хорошо и красиво, а в село приезжаешь и видишь другое. Вот это немножко обидно.

– Как работаете с населением вашего округа? Часто ли жалуются люди? На что?

– В мой округ входит четыре района – Ершовский, Фёдоровский, Дергачёвский и Марксовский. В течение прошлой недели я побывал во всех: провёл приём и поучаствовал в проведении партийных конференций. Обращений, в том числе и частных, ко мне поступает очень много. Люди идут и как к ректору, и как к депутату.

Жалуются на дороговизну лекарств, ветхий жилфонд, просят материальной помощи или ходатайства о проведении операций. Спектр проблем очень широкий. Работаю со всеми, ведь люди меня избрали во власть, голосовали за меня. Школам, например, я помогаю спортинвентарём, литературой, наглядными пособиями.

Вообще стараюсь быть участным, работать максимально и представлять чаяния районов не только на законодательном уровне, но и решать производственно-социальные вопросы. Проблемы, с которыми обращаются, в основном обоснованные, хотя есть и такие, которые можно было бы решить и на месте. Вот в Ершове строим ФОК, в селе Первомайское достраиваем школу. Очень много приходилось ходатайствовать и перед губернатором, и перед коллегами-депутатами о выделении денег.

Сейчас период весенне-полевых работ, поэтому буду выезжать в районы чаще. Нужно смотреть, как идут работы, встречаться и общаться с людьми. Очень важно, чтобы селяне смогли довести свою позицию, чтобы получился диалог, чтобы власть и народ были добрее друг к другу и доступнее друг другу. Вот в этом тоже работа депутата.

Ещё много жалоб у меня от сельхозпроизводителей: очень трудно им получить кредит, так как нет залоговой базы. Вот пойду сейчас в Россельхозбанк звонить, прояснять ситуацию.

– Вас, как большого специалиста в аграрном секторе, привлекает ли правительство для решения каких-то проблемных вопросов, составления программ и т. д.?

– Ну, вот львиная доля программы развития сельского хозяйства области разработана ассоциацией «Аграрное образование и наука». Туда входят ведущие учреждения аграрного профиля области, а я являюсь её председателем.

– Расскажите, как в вузе ведётся работа по переводу коммерческих студентов на вакантные бюджетные места. И ещё поясните, что за реформирование произошло в СГАУ.

– Обучение в университете ведётся по 43 специальностям. Стоимость учёбы на коммерческих отделениях у нас одна из самых низких среди вузов Саратовской области и ПФО – от 28 до 35 тысяч рублей в год. Для тех, кто учился на отлично, мы всегда снимали 20 процентов стоимости обучения. После призыва президента мы уже перевели на бюджетные места 100 коммерческих студентов. Возможность такого перевода есть у каждого при хорошей и отличной учёбе, за троечников мы не ходатайствуем.

В марте учёный совет университета принял решение о реорганизации факультетов и кафедр вуза. Факультетов стало меньше, из 15 дневных осталось восемь, 26 кафедр объединены в 13. К нам предъявляются очень жёсткие требования, сегодня они таковы, что каждый год необходимо внедрять что-то новое.

Мы планируем развиваться за счёт сплава ветеранов и перспективной горячей молодёжи и претендуем на звание ведущего сельскохозяйственного вуза страны. Сегодня по России мы занимаем четвёртое место из 59. Так высоко мы ещё никогда не поднимались. Казанский, санкт-петербургский, московский вузы ниже нас в рейтинге.

– Недавно в прессе стали появляться нелицеприятные материалы, посвящённые вам и университету. О пожертвованиях вузу, например. Что послужило причиной таких нападок, на ваш взгляд?

– Всё, что делается в университете, делается в рамках закона. Пожертвования университету могут осуществить как юридические, так и физические лица. Это допускается уставом университета. Другой вопрос, кто и в каком виде это будет трактовать.

Первая публикация говорила о том, что я и мой сын скупаем земли университета. Мой сын, майор милиции, звонит мне вечером и спрашивает: «Пап, какие мы там земли с тобой скупаем?»

В посёлке Зональный, чтобы сделать опытное поле, где ребята смогут учиться пахать и сеять, университет купил четыре участка общей площадью 30 гектаров. Кстати, прокуратура ответила, что факты, прописанные в публикации, не подтвердились. А вот рядом вырезана 30-летняя берёзовая аллея. И почему-то разбирательств, кто и кому дал на это право, нет.

Недавно с разрешения министерства сельского хозяйства и лично министра Александра Гордеева университету вернули в оперативное управление учебное хозяйство «Корольков сад». За этим учебно-научно-производственным предприятием закреплено 60 гектаров земли.

И вдруг объявились люди, которые начали претендовать на этот участок в черте города. Они решили построить там микрорайон. Прибыль от этого светит очень большая, поэтому они готовы «заказать» не только университет и его ректора, а вообще готовы на всё что угодно, чтобы только урвать имущество. Были и попытки подкупа, и личных угроз, но я не из тех людей, которых можно запугать.

Я признателен своему коллективу, который мне доверяет и помогает, а у этих подонков святого никогда не было. Эти представители теневых структур владеют имуществом в 300–400 миллионов долларов и считают, что можно раздавить всё и вся на своём пути. Но это имущество университета, Российской Федерации, почему я должен идти на какие-то сделки с совестью, рисковать должностным положением?

– А как обстоят дела в других аграрных вузах, ведь за ними наверняка тоже много земли закреплено?

– Они тоже сталкиваются с ситуацией по захвату земли, так как участки вузов зачастую находятся в пригороде. Криминальные структуры пытаются работать и там, но наши теневики действуют более агрессивно, грязно и подло. Мы известили о ситуации министерство сельского хозяйства страны и заявили его представителем в суде, чтобы все видели, что это не Кузнецов за участок земли борется, а министерство и ещё федеральный комитет по имуществу отстаивают интересы вуза.