Сельскохозяйственные кооперативы как «лишняя головная боль»

Оценить
Одних организоваться вынудили трудности жизни, других – сложности государственного финансирования

Одних организоваться вынудили трудности жизни, других – сложности государственного финансирования

Одним из направлений приоритетного национального проекта «Развитие АПК» стало создание сельскохозяйственных потребительских кооперативов (СПК). Саратовская область в своё время была одним из пионеров этого движения.

В нашем регионе сельхозкооперативы начали создаваться ещё в 1997 году. Причём по видам кооперативы друг от друга отличались. Как удалось подсчитать вместе с областным министерством сельского хозяйства, до 2006 года, то есть ещё до претворения в жизнь аграрного нацпроекта, в Саратовской области было создано 26 кооперативов – 22 кредитных и 4 снабженческо-сбытовых, перерабатывающих.

Чего от государства не было, так это денег

Одним из первых среди кредитных кооперативов стал краснокутский «Стимул». Его историю рассказал нашей газете председатель «Стимула» Андрей Киселёв.

По его словам, в 1997 году все остро нуждались в финансовых средствах. А селяне нуждались в них особенно. На государство тогда уже никто не надеялся, банки никаких кредитов не давали, и инициативная группа, в которую входил и наш собеседник, приняла решение создать свой собственный кредитный кооператив.

«Это сегодня мы крепко стоим на своих ногах и стабильно работаем, – рассказывает Андрей Алексеевич, – а тогда нам совсем не сладко было. Помощи извне нам не поступало. В правительственных кругах вообще мало кто понимал, что такое кооператив и зачем он был нужен. Те, кто понимали, в лучшем случае не мешали нам работать и пробивать себе дорогу. Те, кто не понимали, пытались нашу деятельность свернуть или старались сделать так, чтоб мы сами свернулись. Всякое было. Но главное, чего от государства не было, так это денег. Мы государственными деньгами не пользуемся до сих пор. Первые наши средства – это то, что удалось собрать самим».

Сегодня «Стимул» привлекает деньги своих московских партнёров, а они в свою очередь привлекают финансы партнёров из Европы. Полученные таким образом средства кооператив распределяет среди своих пайщиков. Сегодня их насчитывается свыше 210. По словам нашего собеседника, 80 процентов пайщиков – это сельскохозяйственные предприятия, но есть также и торговые организации, и физические лица, которые для определённых своих нужд берут заём в кооперативе.

Несмотря на то что нынешняя экономическая ситуация Андрею Алексеевичу очень напоминает конец 90-х, он считает, что нацпроект в некотором смысле облегчает жизнь вновь создающимся кооперативам.

«Им сейчас, конечно, легче, чем когда-то было нам. Огромный плюс в том, что сегодня по кооперативам уже есть нормативная база, – считает Киселёв. – Когда мы начинали работать, в стране был только один закон, в котором кооперативы упоминались. Но закон никак не объяснял того, как они должны были работать».

Второй положительный момент председатель «Стимула» видит в том, что сегодняшние кооперативы в определённых смыслах могут рассчитывать на государственную поддержку: «Вот, например, Россельхозбанк принимает участие в создании новых кооперативов, вливает туда свои деньги. То есть хотя бы таким путём, но государственные средства до кооперативов доходят».

Среди минусов положения нынешних СПК Андрей Киселёв назвал кадровый вопрос. По его мнению, учитывая всю сложность кооперативной работы и туманность некоторых юридических аспектов этого дела, руководителю СПК нужно быть «идейным человеком», чтобы удержаться на своём месте и удержать на плаву сам кооператив.

Компенсацию ждали весной, дождались к концу лета

В рамках нацпроекта «Развитие АПК» в Саратовской области создали более 100 СПК разных видов. Из них 14 кредитных и около 90 снабженческо-сбытовых и перерабатывающих. «Газета недели» попыталась выяснить, как живут кооперативы, возникшие в последние три года.

В министерстве сельского хозяйства области, как оказалось, за кооперативами не особо присматривают. Телефонных номеров некоторых СПК, любезно предоставленных пресс-службой минсельхоза, давно уже не существует.

Председатель сельхозкооператива «Рассвет» Советского района Алексей Щербин, которого нам удалось разыскать, сообщил, что он прекрасно понимает цель, с которой создавался его кооператив: помочь найти рынки сбыта и закупить оборудование для своих учредителей – сельскохозяйственного предприятия «Нива», ООО «Белопольское» и ООО «Аверо».

Более того, деятельность кооператива «Рассвет», который начал функционировать в апреле 2008 года, уже успела принести определённые результаты. Как рассказал наш собеседник, благодаря тому что СПК помог приобрести охладитель для одного из своих учредителей, сбыт его продукции (молока) стал рентабельнее на один рубль за литр.

Ещё один положительный момент Щербин видит в том, что кооперативы по существующему ныне законодательству не несут такой налоговой нагрузки, как другие предприятия.

«Если бы у меня были обычные налоги, я давно бы в них утонул, – сообщает нам председатель СПК. – Так что с тем законодательством, которое сегодня у нас есть, кое-как работать можно, хотя и оно от совершенства ещё очень далеко».

Как пояснил Алексей Щербин, стараниями государства сельхозтоваропроизводители сегодня просто вынуждены объединяться в кооперативы, чтобы иметь возможность выживать. Понять это можно на простом примере из жизни кооператива «Рассвет».

Приобретение молоковоза для нужд сельхозпредприятия государством не компенсируется в том случае, если молоковоз был приобретён хозяйством самостоятельно. А вот если молоковоз был куплен кооперативом, в которое входит это предприятие, то кооператив получит государственную дотацию.

«На самом деле все эти кооперативы – лишняя головная боль для наших сельских хозяйств, – рассказывает Алексей Щербин. – Для того чтобы открыть кооператив и заставить его работать, нужно столько времени и сил потратить, столько бумаг собрать, что если про всё это рассказывать, целая диссертация научная получится. Мы, например, полгода из министерства сельского хозяйства не выходили. И с дотациями та же история, возни столько, что уже никаких дотаций не хочется. Деньги за молоковоз, который мы в апреле купили, пришли к нам только в августе. Хотя в то время у государства средств было много, только до нас они почему-то идут долго, и приходят тогда, когда уже ничего не стоят».