Александр Ландо: «Не ощущаю себя в массовке»

Оценить
Александр Ландо: «Не ощущаю себя в массовке»
Александр Ландо: «Не ощущаю себя в массовке»
Председатель комитета по регламенту и организации работы областной думы Александр Ландо редко оказывается в тени. Но иногда информационные поводы, с ним связанные, не столь уж и весомы. Мы же решили поговорить с ним о вещах серьёзных: о кризисе и вла

Председатель комитета по регламенту и организации работы областной думы Александр Ландо редко оказывается в тени. Но иногда информационные поводы, с ним связанные, не столь уж и весомы. Мы же решили поговорить с ним о вещах серьёзных: о кризисе и власти, о бюрократии и деньгах, о думе и партии.

– Александр Соломонович, говорят, что сейчас меняется структура областной думы. Как и с чем это связано?

– Это только говорят. Структура думы не меняется. Но мы действительно проводим оптимизацию, нашли внутренние резервы для того, чтобы на 15 процентов сэкономить расходы на содержание думы за счёт сокращения имеющихся вакансий.

– Людей сокращать не будете?

– Пока нет. Всегда надо исходить из экономического анализа. При сокращении людей выплачиваются денежные пособия, и эффект экономии наступает не ранее чем через полгода. Кроме того, эти люди будут вставать на биржу, государству придётся выплачивать пособия. Всё не так просто.

Хотя в некоторых случаях, если функции специалистов дублируются, необходимость сокращения штатов есть.

Помимо этого, приняли решение экономить на телефонных переговорах, командировочных расходах, ремонтных работах. В общей сложности набежало 15 процентов.

– Вы, кстати, один из сторонников сокращения штатов в правительстве области…

– Правительство должно быть компактным и оптимально работоспособным. На мой взгляд, у ряда его министерств и ведомств имеются дублирующие или избыточные функции, где министры не знают, чем же им заниматься.

Например, министр информации и печати Шутов и министр общественных связей и национальной политики Брянцев. Ну что делает министерство печати? Только конкурсы проводит по распределению денежных средств, которые правительство области совместно с областной думой выделяют СМИ? Минпечати же не руководит вами?

– Нет, конечно.

– Я думаю, ваша газета и не нуждается в руководстве со стороны.

– Значит, в минпечати вообще нет необходимости?

– Я говорю о том, что министерства печати и общественных отношений нужно соединить и отдать в руки одного министра. Это логично.

У депутатов много вопросов и к министерству инвестиций, потому что, на мой взгляд, оно дублирует деятельность многих других министерств.

Каждое отраслевое министерство – промышленности, экономики, сельского хозяйства – должно заниматься привлечением инвестиций через подведомственные им предприятия. Ведь инвестиции идут не через министерство инвестиций, а через конкретный завод, конкретную отрасль.

Чтобы координировать процесс, достаточно министерства экономики, которое в своё время вполне справлялось и с инвестиционной деятельностью.

– Английский публицист Паркинсон в своё время сформулировал законы существования бюрократии. Согласно им, сокращение штатов чиновничьего аппарата влечёт его увеличение на 30 процентов. По вашему опыту, это так?

– С начала 90-х годов именно так и происходило. Хотя, казалось бы, и экономика стала рыночной, и функции министерств должны были бы измениться. Пример: министерство сельского хозяйства, очень объёмное, со штатом, если не ошибаюсь, около ста человек. А функции, в сравнении с советским периодом, 90-ми годами, всё те же. А должны быть совершенно другими.

Сегодня нужно помогать внедрению новых технологий, обеспечить взаимодействие сельхозпроизводителей и потребителей на современном уровне, наладить потребкооперацию.

Наш сельхозпроизводитель может быть более достойно представлен на рынке питания. Мы производим всю сельскохозяйственную продукцию (разве что экзотики у нас нет – бананов, ананасов, апельсинов), а мясо на разделку до сих пор возим в Пензу. Неужели министерство сельского хозяйства за все эти годы не могло наладить процесс?

– До недавнего времени дума занималась не только принятием законопроектов, но и перераспределением средств внутри областных программ. Сейчас функции перераспределения переданы правительству. Вы как-то будете его контролировать?

– Я, конечно, понимаю, что авторы поправок в Бюджетный кодекс руководствовались тем, чтобы ускорить процесс принятия программ, но, на мой взгляд, всё-таки поторопились. Поэтому я предлагаю создать рабочую группу из числа не только членов правительства, но и депутатов на стадии разработки программ.

Кстати, один из недостатков разработки программ, в том числе и антикризисной, в том, что мы почти не используем научный опыт, имеющийся в области. В наших вузах очень достойный профессорско-преподавательский состав, наши учёные должны принимать участие в разработке этих программ. Мы должны на это закладывать деньги. Они окупятся.

И, конечно, депутатский корпус обязан сосредоточиться на контроле исполнения программ. Контроль за расходованием бюджетных средств должен быть особенно жёстким в условиях кризиса. Контроль и экономия. Когда бываешь за рубежом, почему-то не видишь капающих кранов, неоправданно включённых лампочек. А у нас? Всё потому, что мы стоимость не чувствуем.

– Судя по счетам на коммунальные услуги, очень даже чувствуем.

– С одной стороны, мы протестуем против цен на коммунальные услуги, с другой – не устанавливаем счётчики. Люди научились уже выключать свет, выходя из комнаты, а вода, текущая из крана, их ещё не очень беспокоит. Вот когда все установят счётчики на воду, всё встанет на место.

– Тем не менее, тем, кто установил счётчики, стали приходить корректировки…

– Этот вопрос мы вынесли на совет думы. Если вода течёт по улицам, платить за неё должен тот, по чьей вине это происходит, а не жители.

И вообще необходимо разобраться с ТСЖ. Вспомните, как они образовывались. Их по сути захватили чиновники, некогда бывшие главами и заместителями районных администраций. Видимо, оказалось, что здесь золотое дно. Поэтому депутаты поставили задачу – провести энергетический аудит.

Сегодня неплатежи со стороны граждан составляют миллиард рублей. А кого ни спросишь – все платят. Надо проверить всю цепочку и понять, где деньги застряли или крутятся. Власть и соответствующие министерства должны были этим заняться и навести порядок.

Им не нравится, когда им задают неудобные вопросы. А для меня, например, когда я был уполномоченным по правам человека, если говорили, что начальник милиции тебя не любит, это было самой лучшей похвалой.

– Не скучаете по той работе? Вы всегда были невероятно креативным человеком. На мой взгляд, вы знамениты очень интересными идеями, в результате которых область гремела на всю страну. Сейчас как-то у вас идей поубавилось. Время не то, вам не разрешают или вы иссякли?

– Я так устроен, что мне скучно не бывает. Понятно, что в должности уполномоченного несколько свободнее себя чувствуешь. Находишься вне партии, не связан ничьей позицией, работаешь на основе своего внутреннего видения, совести и, конечно, в соответствии с законом и конституцией.

А здесь всё-таки есть и партийная дисциплина, и определённые ограничения. И это вполне нормально, потому что приходится высказывать свою точку зрения не только как депутату Ландо, но и как члену фракции, председателю комитета. И могу сказать, мою позицию всегда слышат.

– Ну если я звезда в театре, мне будет потом очень сложно принимать участие в массовке…

– Я не ощущаю себя в массовке. Потеряться можно в любой сфере деятельности, всё зависит от личности. Например, выдвинутая мной инициатива об ограничении срока полномочий председателей судов вызвала серьёзные споры и в федеральном центре, и в регионах. Да, её отклонили, но иногда инициатива помогает обозначить проблему, а тут – вне сомнений – проблема есть.

– Александр Соломонович, глава города Сомов – проект партии. Почему партия поддерживает человека, который не смог навести порядок в городе и проводит странные кадровые назначения?

– Начнём с того, что порядок наводится. Во времена Тульского и даже Романова какая беда была со снегом – всё завалено. А сегодня об этом уже не пишут. Потому что снег убирают. Второй пример: нарушения, когда земля за бесценок отдавалась бизнес-структурам, приостановлены. Другое дело, что исполнительная власть по определению всегда будет подвержена критике.

– Каждый градоначальник своей задачей ставит победить мусор. Почему всё-таки мусор их побеждает?

– Давайте будем объективны. Город при Сомове стал чище. Каждый день машины ездят.

– Я каждый день из окошка своего дома вижу: мусорка в каком состоянии была, в таком и находится.

– На Первомайской, Мичурина, Некрасова раньше баки были завалены, сейчас убираются. Может быть, мы с вами по разным улицам ходим? Для объективности надо специальный рейд организовать.

– Что скажете по поводу назначений?

– Я не знаю биографии тех людей, которых назначили, поэтому мне сложно комментировать кадровые назначения в городе.

– «Единая Россия» приняла на федеральном уровне антикризисную программу (строительство второй очереди канала Волго-Дон, обустройство инфраструктуры Северного морского пути, отмена НДС при торговле золотом). Как вы её оцениваете?

– Чтобы оценивать, надо изучить. А нам бы со своими антикризисными мерами разобраться.

– Есть ли у регионального отделения ЕР своя программа?

– Мы выдвигали довольно много антикризисных предложений, они должны войти в областную программу, разрабатываемую правительством области. Губернатор области является членом ЕР, и мы довольно активно контактируем по выработке антикризисных мер.

– Как кризис будем побеждать?

– Побеждать кризис нужно, будучи консолидированными. Следующий момент: правительство должно работать в режиме ручного управления – то есть заниматься конкретными предприятиями, конкретными направлениями, а не в целом промышленностью.

Далее надо работать над тем, как сказал вице-премьер Шувалов, чтобы выйти из кризиса перевооружёнными, а значит, с положительным результатом.

Кроме того, в условиях кризиса надо как никогда ранее развивать малый и средний бизнес. Поддерживать тех, кто имеет маленькие пекарни, предприятия по выделке колбасы, мастерские по ремонту обуви. В этих предприятиях есть сегодня необходимость.

– Ну вот я завтра соберусь выпекать хлеб. Как мне власть поможет?

– За счёт кредитов.

– Кто мне кредиты даст?

– Ну у вас же есть квартира, автомобиль?

– А власть здесь при чём?

– Сейчас разрабатываются способы поддержки малого и среднего бизнеса со стороны государства, об этом и президент, и премьер говорят. Необходимо введение упрощённого порядка оформления документов, чтобы предприниматели не ходили месяцами за подписями. Полагаю, будут предусмотрены и денежные средства на развитие малого и среднего бизнеса. Но необходимы механизмы, иначе всем выдадут кредиты, а их не вернут.

– Банкам выдали деньги, а они их зажали?

– Мне это тоже непонятно. Понятно, что большие денежные средства, которые банки получили, пошли на покупку валюты, потому что это оказалось выгодным. Сейчас введут специальных наблюдателей от Центробанка, государство будет с этим разбираться.

– Сколько по времени? Кризис-то набирает обороты. А мы идём опять особенным путём – ставки подняты, в то время как в ряде других стран они падают, а кредиты всё равно не выдаются…

– К сожалению, тот положительный опыт, который имеется в других странах, мы не принимаем. И даже свой положительный не всегда учитываем. У нас есть, например, хозяйства, где надои молока в два-три раза выше, чем в соседних районах. Значит, они используют новые технологии. Почему у всех не может быть так же?

Если бы я имел рецепт, как победить кризис, может, стал бы Нобелевским лауреатом.

– «Единая Россия» постоянно подчёркивала, что в стране отвечает буквально за всё. Вы готовы взять на себя ответственность за нынешнюю ситуацию?

– Да не только сказала, она об этом заявила. И не отказывается от ответственности. Мы постоянно говорим, что надо встречаться с населением, искать выходы из положения. Фракция ЕР гарантирует завершить все социальные проекты, на которые планировалось выделение денег (образование, здравоохранение, строительство сельских дорог и т. д.). Возьмите тот же ТЮЗ. Несмотря на трудности строительство продолжается.

– В чём выражается ответственность? Если ЕР допустит грубые ошибки – вы уступите власть, разведёте руками, переведёте стрелки на Америку, лихие 90-е?

– Партия, которая не оправдала доверия, теряет голоса людей, которые её поддержали. И всё это определяется демократическим путём через выборы.

– То есть вы будете ждать, как вашу работу оценят люди? Никаких харакири?

– Во-первых, я не отвечаю за всю «Единую Россию». А во-вторых, губернаторы, которые не оправдали доверия, уже ушли в отставку. И Вячеслав Викторович Володин дал ответы «Российской газете», почему это произошло: кто-то не справился со своими обязанностями, кто-то погряз в политических распрях, баталиях. И эти люди были вынуждены написать заявления об отставке, несмотря на то что срок полномочий у некоторых ещё не закончился.