«Местные люди чего-то стесняются...»

Оценить
«Местные люди чего-то стесняются...»
Фото Юрий Баринов
Эксперт из Японии объяснил, почему Саратовская область может, но не хочет стать раем для инвесторов

Недавно в Саратове побывал независимый эксперт по стратегическому развитию и международному сотрудничеству, советник по Японии и странам АТР Ассоциации индустриальных парков Ивао Охаси. После выступления на конференции в СГАУ «Ландшафтная архитектура и природообустройство» господин Охаси посетил редакцию нашей газеты и рассказал о том, как он познакомился с Немцовым и Путиным, что пугает японских инвесторов в России и каким должен быть современный аэропортовый комплекс.

Отцы новой России

«В России я вот уже с 1991 года. Тогда Россия была совсем новая страна, и от нее много чего ожидали. Осенью 1992 года нам удалось открыть представительство Японской организации по развитию внешней торговли (ДЖЕТРО). Моя задача была содействовать бизнес-отношениям.

Наша японская делигация общалась с тогдашним губернатором Нижегородской области господином Немцовым – мы были первые японцы, которые побывали в Нижнем Новгороде. Также мы работали в Санкт-Петербурге – нас встретил господин Кудрин, тогдашний вице-мэр города. Даже с господином Путиным мы общались в течение трех дней: он пригласил нас на рабочий обед, мы поговорили – было очень интересно. Можно было позвонить, что-то обсудить. Никогда не думал, что эти люди станут министрами и даже президентом...

Это было увлекательно, но конкретных решений так и не последовало. Серьезный международный бизнес так и не получился, несмотря на наши усилия. Экономическая ситуация в России еще не была готова к этому».

«Идите-ка вы лесом»

«Потом я вернулся в Японию, а через три года получил новое назначение в Россию осенью 2000 года. Молодой президент, новая ситуация...

Компания «Тойота», одна из самых крупных японских компаний, решила создать первый завод в Санкт-Петербурге. Я как эксперт по промышленности знал, что после того, как «Тойота» построит завод, должен быть ряд инвестиций в отрасли производства комплектующих. «Тойота» уже создала новый завод в Чехии, и 60 японских производителей комплектующих открыли свои заводы на территории одной маленькой страны.

Я начал помогать японским производителям комплектующих входить в Россию. Увы, опять не получилось... Почему? Потому что не было инфраструктуры. Например, компании «Ниссан» дали земельный участок с лесом – сказали, что на то, чтобы подготовить его, денег в бюджете нет. Хорошо, «Тойота» и «Ниссан» – крупные компании, они могут подготовить себе площадку самостоятельно, провести коммуникации, но производители комплектующих – это малый и средний бизнес! И тогда производители комплектующих сказали: «Извините, тогда мы не сможем построить здесь свои заводы». Оптимальных индустриальных парков с точки зрения производства комплектующих так и не сложилось».

Стал «поваром» на русской кухне

«Тогда я понял, что нужно не налаживать бизнес-диалог, а перейти на другую сторону и научить россиян, как работать с бизнесом. Допустим, есть в Саратове ресторан японской кухни, и местные люди ходят туда, убежденные, что это и есть японская кухня. Приехавшие японцы увидят, что это не японская еда, и не будут ее кушать. Одинаковая ситуация: японские производители посещают Россию, думают, что здесь можно что-то сделать – а оказывается, нет... Наилучший выход – повара из Японии, которые будут работать вместе с российскими поварами и подсказывать им, как сделать такую кухню, которая будет аутентичной и устроит всех, включая японцев.

В 2010 году я начал сотрудничать совместно с господином Титовым, который на тот момент был председателем общественной организации «Деловая Россия». Он пригласил меня в состав экспертного совета для разработки новой стратегии развития страны. Мы подготовили документ «Стратегия-2025». Потом господин Титов передал свой документ господину Путину. Одним из майских президентских указов был указ о долгосрочной экономической стратегии развития России – я удивился, когда прочитал и увидел там 60 процентов того, что разработали мы!

Сейчас я работаю в Ассоциации индустриальных парков – она тоже создана в рамках этой стратегии. Моя задача – принести опыт из Азии, Японии и, если опыт полезен, создать механизм реализации этой стратегии. Улучшить инфраструктуру для того, чтобы стало возможным привлечь инвестиции в страну. Это многоэтапный процесс, но он нужен».

Стеснительные саратовцы, решительные ульяновцы

«Я читал стратегии развития разных российских регионов и замечал, что это практически одинаковый текст. Регионы кондово, бездумно копируют буквы друг у друга, не учитывая местной специфики и своих целей. Для чиновников в этих регионах это просто бумага – её готовят, а потом о ней забывают.

Для экономического развития региона нужны три вещи. Во-первых, нужно иметь очень яркое представление, какое направление вы хотите развивать. Второй шаг – создать стратегию, то есть маршрут по достижению цели. В-третьих, создать консенсус между властями, гражданами и бизнесом. В каждом отдельном блоке работа может быть проведена неплохая, но если взаимодействия между блоками нет, ничего не получится. То есть каждая из сторон должна напасть на какую-то идею, и все как один работать на нее.

Есть регионы, где потенциала активного развития, увы, не хватает – это судьба. Например, там, где очень тяжелый климат. Или регион находится далеко от главных агломераций или серьезной магистральной инфраструктуры. Но у Саратовской области – всё наоборот!

В последний раз я был здесь в 2010 году при губернаторе Ипатове. По моей оценке, Саратовская область – очень привлекательное место с логистической точки зрения. Здесь есть традиции промышленности. Люди, высокое качество рабочей силы при достаточно низкой цене. Но мое впечатление – местные люди чего-то стесняются...

Например, в соседней Ульяновской области, когда они начинали, совершенно не было опыта, только одно – намерения. Но они не стеснялись. Это была инициатива на уровне губернатора. Вообще ведь, Ульяновская область – последний регион в России, где еще сохранилась система купонов на продукты; его называют регионом «красных директоров» – он был очень консервативный, коммунистический. А сегодня Ульяновская область – инвестиционно привлекательный регион, где уже открылось три японских предприятия и скоро откроется четвертое. Повторяю, многое зависит от воли губернатора и его команды».

Роботы не удивили японцев

«Приведу неудачный пример позиционирования территории. Город Юбари, остров Хоккайдо. 50 лет назад это был самый гигантский город угольной промышленности. Правительство подумало, что пора эти заводы закрыть, потому что в Китае угольная промышленность более конкурентоспособна. В течение одного года 50 тысяч человек потеряли рабочие места.

Местные власти решили превратить город в ультрасовременный развлекательный туристический центр: музей роботов, международный фестиваль кинофильмов и так далее. Не получилось. Они-то думали создать аналог Диснейленда, только с роботами – но никто его сегодня не посещает. Это далеко даже от маленького одномиллионного города Саппоро. Люди хотят посетить этот город не ради механических диковинок, а ради зеленой природы. Роботы более уместны для Токио, а музей в Юбари – не с самой богатой коллекцией, будем честны, да и кто заплатит за него 10 долларов? И до сих пор администрация города находится в состоянии банкротства.

Тут две ошибки. Во-первых, неправильная концепция развития. Они не поняли своей настоящей ценности – природы, а хотели того, чего у них нет. Во-вторых, никто не захотел взять ответственность за принятые решения. Местная администрация считала, что закрытие угольных предприятий – решение центрального правительства, поэтому оно должно компенсировать потери. Правительство в Токио уверено, что это региональная проблема. А губернатор говорит, что бюджета для решения этой проблемы нет».

Дело государственной важности

«В России, все говорят, плохие дороги. На уровне региона и на уровне целой страны говорят, что денег не хватает. Денег всегда не хватает, в Японии тоже. Я думаю, нужно чуть-чуть поменять в России мнение о пространственном развитии территорий: строить не только дороги, а школы, поликлиники, больницы и всё остальное. В рамках стратегии комплексного развития все элементы связываются друг с другом для того, чтобы максимизировать синергию. Допустим, один проект стоит миллиард рублей и даст один небольшой эффект, а десять взаимосвязанных между собой проектов вместе дадут пусть не десятикратный, но шестикратный эффект! Японцы это давно поняли, китайцы тоже это осознали.

Министерство финансов Российской Федерации готово вкладывать бюджетные средства в инфраструктурные проекты, если появится хотя бы один представитель бизнеса, заинтересованный в инвестировании того или иного объекта. Минфин РФ говорит, что не знает, куда пустить бюджетные деньги, потому что государство не понимает рынка: мол, мы не коммунистическая страна, у нас нет госплана – это сфера бизнеса. На мой взгляд, это плохо.

В Японии сто процентов ответственности за создание и развитие инфраструктуры лежит в зоне государства. В Японии это даже незаконно – отдавать инфраструктуру бизнесу, так как одна компания не может получать прибыль от эксплуатации объектов государственной важности. Сегодня и господин Трамп заявляет о том, что американское правительство сможет пустить огромные деньги на инфраструктуру».

Аэрополис со вкусом и смыслом

«Построить просто аэропорт – очень дорого. Зачем, для чего вы хотите построить новый аэропорт в Саратове? Ответить на этот вопрос очень важно. Обычно в России делают прогноз будущего спроса на основе спроса нынешнего. В Японии так не делается, это устаревшая методика. Нужна новая концепция создания промышленных узлов, связанных с этим аэропортом – генерация нового спроса. Вокруг аэропорта должен быть свой аэрополис – со своим вкусом и смыслом. Такого понимания в России практически нет.

Вот в Китае ежегодно создают десятки, даже сто новых аэропортов. И у каждого из них есть собственная стратегия развития региона. Например, китайский Шэньчжэнь – старый промышленный город советского типа: тяжелая промышленность, рабочих мест нет, четыре миллиона населения. Они построили здесь суперсовременный аэропорт, но вокруг аэропорта они создали еще аэрополис электронной промышленности. Сегодня это самый большой электронный город, включающий 100-200 заводов! Здесь создаются очень легкие, компактные и дорогие товары – то есть на поездах или кораблях их транспортировать нецелесообразно, когда можно очень быстро экспортировать самолетами. Китайцы очень внимательно подумали: «Нам нужно построить аэропорт – это будет очень дорого, но мы сможем на этом зарабатывать».

Благодарим главу Японского центра «Ямато» Юрия Баринова, пригласившего Ивао Охаси в Саратов и инициировавшего эту встречу.