Правительство сохранения

Оценить
Правительство сохранения
В прошлую пятницу объявлен новый состав правительства России. Сенсаций – громких и не очень – три.

В прошлую пятницу объявлен новый состав правительства России. Сенсаций – громких и не очень – три. Первая – назначение Дмитрия Патрушева министром сельского хозяйства. Именно это назначение вызвало больше всего комментариев. Понятно, что стали говорить о переходе к династической системе управления. Ведь отец нового министра – секретарь Совета безопасности Николай Патрушев. Он, кстати, на прошлой неделе побывал в Саратове, где сделал несколько запоминающихся заявлений. Не будем их пересказывать – у нас все-таки другая тема. Скажу только одно: когда читал эти заявления, постоянно казалось, что читаю книгу вроде «Бдительность – наше оружие», выпущенную где-то в шестидесятых. Впрочем, переход на династическую систему управления вовсе не появился с назначением Патрушева-младшего. Все дети соратников Путина пристроены на теплые должности или в госкорпорациях, или в бизнесе, где проявляют невиданные таланты. И вовсе не будет неожиданностью, если в правительстве появятся сыновья прокурора Юрия Чайки, Сергея Иванова, Сергея Кириенко, Петра Фрадкова – впрочем, его сынок уже трудился в управлении делами правительства.

Еще комментаторы упрекают Дмитрия Патрушева в плохом знании сельского хозяйства, мол, новый министр не отличит гуся от коровы, а рожь от соломы. Но вы знаете, вполне может быть, что министру и не нужны подобные знания. Министр сельского хозяйства – не зоотехник и не агроном. Он, по идее, должен быть эффективным менеджером. Станет ли таким Дмитрий Патрушев, покажет время.

Опыт его работы в Россельхозбанке можно расценивать по-разному. С одной стороны, пишут, что проблемные кредиты банка засекречены, ибо они потеряны. С другой стороны – как положительный итог деятельности Патрушева называют возбуждение уголовного преследования против полутора тысяч сотрудников и крупных кредиторов банка. Среди них, кстати, и глава саратовского отделения РСХБ Олег Коргунов. Но вот успех это или провал – сразу и не скажешь.

Другой сенсацией отчего-то называют назначение Евгения Зиничева на пост министра по чрезвычайным ситуациям. Бывший охранник Путина, потом – краткосрочный, всего два месяца, калининградский губернатор, потом – заместитель директора ФСБ. Отчего вдруг сомнения, что Зиничев не справится? Собственно, в его задачи входит более оперативное устранение последствий ЧС (о предупреждении катастроф с нашей изношенной инфраструктурой речи не идет). А еще борьба с запредельной коррупцией в ведомстве. Кстати, Саратов и тут отметился – под суд отправлен главный финансист саратовского МЧС. Задачи вполне по плечу министру из чекистов.

Третьей сенсацией называют передвижение по горизонтали вице-премьера Виталия Мутко. Отвечал за спорт, теперь будет отвечать за строительство. И что тут удивительного: хороший вице-премьер не тонет. С точки зрения Кремля тут всё правильно: во-первых, Путин считает Мутко эффективным управленцем. Во-вторых, и это главное, Мутко – неприемлемая для Запада фигура: именно его там подозревают в создании государственной системы допинга. «Мы под внешнее давление не прогибаемся», – сказал премьер Дмитрий Медведев, и Мутко из спортивного функционера стал куратором всех строек.

Несколько слов о фигурах, остающихся в правительстве. Сергей Лавров на посту министра иностранных дел – это продолжение конфронтации с Западом. Владимир Мединский на культуре и Ольга Васильева на просвещении – это тандем, гарантирующий, что линия на охранительство будет продолжена. Граф Сергей Семенович Уваров должен бы быть доволен: почти двести лет прошло, а его триада «самодержавие, православие, народность» до сих пор составляет основу идеологии России двадцать первого века.

Политологи и авторы телеграм-каналов сейчас активно подсчитывают, как соблюден баланс сил центров влияния; кто из министров представляет братьев Ковальчуков, кто – Игоря Сечина, кто – Сергея Чемезова. Полагаю, что обычному российскому жителю это абсолютно неинтересно. Недавно Алексей Венедиктов точно отметил, что министры задают лишь стиль политики, её смысл определяет только один человек, и это – президент Путин. Тот самый Путин, который поставил перед страной и её властями задачу совершить прорыв по всем отраслям. Например, войти за шесть лет в пятерку самых сильных экономик мира. Для этого, посчитали экономисты, необходим ежегодный рост ВВП на 5–6 процентов. Однако этот год уже можно вычеркнуть: министерство экономического развития по итогам весны скорректировало свой прогноз роста до 1,7 процента.

Впрочем, никто не верит, что нынешнее правительство способно на какой-либо прорыв. Оно сформировано по принципу «коней на переправе не меняют» и призвано обеспечить относительную стабильность при выполнении главной задачи ближайших шести лет. Задача эта – трансферт власти или преемнику, или опять же Путину, но в другой должности. Сошлемся на мнение политолога Валерия Соловья: «Это правительство сохранения статус-кво во внешней политике и обеспечивающее выживание в экономической политике. Оно не рассчитано на большее: никакие рывки, никакие амбициозные цели, планы оно выполнять не собирается. Можно, конечно, назвать правительство переходным, транзитным, но если брать цели, то это сохранение статус-кво. Не более того».