Пропавшая память

Оценить
Пропавшая память
Фото из личного архива Ольги Полиевой
Печальная история с хорошим финалом

Из экспозиции «Народная Победа» (она же – «Стена памяти») пропал стенд с фотографиями. 9 мая пропажу обнаружила наша читательница Ольга Полиева. На том самом пропавшем стенде – фотографии родителей и её деда, маминого отца. Почему стенд убрали, куда он потерялся и, самое главное, кто за экспозицию несёт ответственность? – на эти вопросы Ольга Владимировна самостоятельно ответов не нашла. И пришла за помощью к нам в редакцию.

Семья и война

– Мой дед, Могила Василий Харитонович, человек был непростой. – Ольга Владимировна принесла в редакцию электронную книгу с фотографиями своих родных. Листая снимки, рассказывает: – Он на саратовском нефтегазовом предприятии работал старшим буровым мастером. Вы знаете, что в 50-х годах саратовский газ пошёл в Москву? Для того чтобы пустить газ по трубопроводу, его сначала надо было найти! Для этого в 1941 году дед перевёз из Баку 40 семей нефтяников. И эти люди открывали первое месторождение газа в Елшанке.

По словам Ольги Владимировны, дед её был фанатичный коммунист, работал как одержимый, всё отдавал Родине. На фронт его не забрали, поскольку он был высококлассный специалист. Но и в саратовском тылу он и его семья натерпелись. Работа, несмотря на регулярные бомбёжки, не прекращалась ни на минуту – в конце концов газ был найден. Сейчас на месте буровой, где работал дед Ольги Владимировны, стоит памятник.

– Дед Василий был награжден орденом Ленина, – вспоминает внучка тыловика. – И это была не единственная его награда. Я хорошо помню, что над кроватью у него висел коврик, весь увешанный наградами.

Мама Ольги Полиевой, Надежда Васильевна, была подростком, когда началась война. Сначала она ходила в школу. Но вскоре пошла работать на предприятие к своему отцу.

– Кушать-то хотелось, а на продуктовую карточку рабочего давали больше, чем на карточку иждивенца, – качает головой её дочь. – Так и осталась потом в нефтегазовой промышленности. Она у меня потомственный нефтяник.

Второго своего деда (по отцу) – Полиева Николая Афанасьевича – Ольга Владимировна так никогда и не узнала. В самом начале войны он ушёл на фронт и уже не вернулся – погиб. Его жена осталась одна с семью детьми. Семья тогда жила в Романовке. Володе, совсем мальчишке, чтобы помочь матери кормить семью, тоже пришлось идти работать в колхоз. Он перевозил грузы на колхозной лошади. И однажды лошадь сломала ногу.

– Председатель колхоза тогда пришёл к моей бабушке и сказал: твой сын виноват, что лошадь ногу сломала, – вспоминает семейную историю Ольга Владимировна. – А раз он виноват, ты будешь платить. А как платить? Она одна семерых детей тянет! И платила! Платила! Вот какие тогда были люди!

Экспозиция «Народная Победа» в парке Победы на Соколовой горе была торжественно открыта 9 мая 2015 года

Стенды, объединяющие больше 9,5 тысячи фотографий из семейных архивов жителей Саратовской области, образовали стену общей протяженностью больше 200 метров.

«Стену памяти» собирали волонтеры общественных организаций «Где ты, мама?», «Ты не один», «Союза семей погибших военнослужащих», фонда «Благодать». Стационарной экспозиция стала, как пишут в релизах общественники, благодаря участию правительства области – тогда этим занимались комитет общественных связей и национальной политики области и областной минстрой. На открытии стационарной экспозиции побывал и губернатор нашего региона Валерий Радаев.

Фото и память

– Официально стена переехала на Соколовую гору в 2015 году, но вся эта история началась гораздо раньше, году в 13-м, мама ещё была жива, – рассказывает Ольга Полиева. – Я увидела объявление, что в Саратове готовы увековечить память ветеранов войны. Были фотоателье, которые для «Стены памяти» бесплатно сканировали старые фотографии. У Крытого рынка одно время стояла палатка, где всю информацию и фото для проекта принимали тоже. И в 2013 году был изготовлен первый стенд. Среди других фотографий на нём были мои отец, мама и дед.

Со временем стена росла и увеличивалась – всё больше саратовцев узнавали о проекте, всё больше и больше становилось фотографий. Сначала экспозиция не была стационарной – виниловые баннеры стендов памяти натягивались на легкие металлические рамы. Рамы выстраивались вдоль улиц – «Стена памяти» побывала и на проспекте Кирова, и на Набережной. Сотни людей ежедневно проходили мимо, кто-то мельком оглядывал ряды ушедших от нас воинов и тыловиков, детей войны, кто-то останавливался и внимательно рассматривал изображения. Потом стену разбирали до следующего 9 мая. И только с 2015 года она обрела свое место в парке Победы на Соколовой горе.

– Для меня изготовление этой «Стены памяти» – огромное личное событие, – говорит Полиева. – Моя семья и их подвиг не забыты. И я всегда считала, что это нужно, это правильно. Что это навсегда. С тех пор, как «Стена...» нашла свое место, для меня стало традицией приезжать туда 9 мая и возлагать к стенду цветы. Три года как мама умерла, а я всё никак не могу успокоиться – такая она была хорошая. Поехала я в парк Победы и в этом году.

Каково же было удивление Ольги Полиевой, когда на привычном месте она не обнаружила первого стенда и фотографий своих родителей. Она прошла вдоль всей стены – туда и обратно. Но изображений мамы, папы и деда так и не нашла.

– Дошла до стенда № 68 – там фотографии родителей отца. Не понимаю, зачем семью разделили, я все фотографии сдавала вместе, – у нашей собеседницы в голосе отчетливо слышны слезы. – И у деда моего второго отчество написали – Александрович. Хотя он был Николай Афанасьевич. Им настолько безразлично, настолько всё равно – человек Афанасьевич или Александрович. А должна быть историческая правда. Человек погиб на фронте. Кто имеет право его переименовывать? Я стою у этого стенда и плачу. А вокруг веселье, говорят пустые слова о памяти. А памяти-то и нет!

Вся в слезах, Ольга Владимировна пошла в Музей боевой славы.

Чья стена?

В музее Ольге Владимировне ничем помочь не смогли: «Какая стена? Это не наше дело! Мы ничего не знаем!» – таков, по словам нашей собеседницы, был ответ сотрудников.

Поиск в интернете дал Полиевой подсказку – надо искать общественные организации. Первым делом она отправилась в фонд «Благодать».

– Какая «Стена памяти»? – удивились там, – рассказывает Ольга Владимировна. – Мы теперь этим не занимаемся. Но разобраться пообещали. Сказали, что содержит «Стену...» какой-то «Телемир». Я посмотрела в интернете, а это рекламное агентство. Ну какое рекламное агентство будет заниматься таким проектом? Его же нужно обслуживать, ремонтировать. Менять стенды. Кто этим занимается?

Мы тоже предприняли попытки найти «балансодержателя» экспозиции. В пресс-службе министерства внутренней политики и общественных отношений (правопреемник комитета общественных отношений и национальной политики) нас отправили в городскую администрацию.

– В этом году этим, наверное, город занимается, – ответили нам. – А вообще это общественный проект. Бюджетные деньги на него не выделяют.

В администрации города тоже немного удивились вопросу.

– Всё, чем мы помогали этому проекту, – по школам собирали информацию и фотографии ветеранов войны. Это областной проект, город к нему никакого отношения не имеет. А вообще этим занимался Шинчук в свое время. Спросите у него.

– Шинчук много чем занимался и много чего в Саратовской области начинал, – заметил по телефону директор историко-патриотического комплекса «Музей боевой и трудовой славы» Борис Шинчук. – «Стена памяти» это общественный проект. Его организовали несколько общественных организаций. Именно они и занимаются пополнением экспозиции и её обновлением.

Борис Леонидович следит за проектом, хотя, как говорит он сам, музей к этому проекту формально отношения не имеет. И объясняет возможную пропажу стендов тем, что экспозиция по сравнению с 2015 годом увеличилась на 500 фотографий. И с каждым годом их становится всё больше.

– Я общественникам не указываю, что печатать и как менять стенды, – говорит Шинчук. – Но считаю, что «Стену...» надо увеличивать. Земля там муниципальная, конструкция не капитальная – это временное сооружение. Думаю, что проблем с городом по этому вопросу быть не должно.

Также он предлагает общественникам сделать эту экспозицию постоянной – к зиме виниловые баннеры портятся, теряют вид. Поэтому материал для экспозиции должен быть более прочным.

По словам генерального директора фонда «Благодать» Ирины Белоус, они в курсе пропажи одного из стендов.

– Кто эти стенды на баланс возьмет? Это же виниловые баннеры. Они портятся, рвутся. Так что нас несколько организаций, кто следит за экспозицией. В том числе и мы. То, что в этот раз мы не обновили первый стенд, это наша ошибка, недогляд. На сайте эти фото есть. Мы сделаем, что в наших силах, чтобы устранить эту ошибку. Конечно, Ольга Владимировна волнуется, мы её понимаем. Но ведь не ошибается только тот, кто ничего не делает, правда?

Без огласки никто бы ничего не исправил

В пятницу, когда текст был почти готов, на пороге редакции появилась Ольга Полиева. Вид у неё был смущённый и счастливый.

– Я только что из парка Победы, – быстро заговорила она. – Они вернули туда фотографии моих родителей и моего деда. Самый первый стенд, обзорный, они сняли и на его место повесили тот, на котором мои. А на 68-м стенде исправили ошибку – мой дед там теперь записан правильно – Николай Афанасьевич. Я столько лет ходила, звонила, просила, чтобы поменяли отчество, но никто ничего не делал. И только теперь ошибка наконец исправлена.

Ольга Васильевна полагает, что это произошло только благодаря тому, что историей заинтересовалось наше издание.

– Если бы они не боялись огласки, никто бы ничего не сделал, – уверена Полиева. – Но вы всё равно обязательно напишите об этом. Чтобы в будущем такого больше ни с кем не повторялось.