Лес помогает тому, кто его любит

Оценить
Лес помогает тому, кто его любит
Зеленые массивы в Вязовке берегут лесные династии

С приходом весны наступает пожароопасный период в лесах. Тушение пожаров в них – обязанность, как ни странно, не служб МЧС, а лесных хозяйств. Главная же их задача – сохранять зеленые массивы, круглый год контролировать процесс их использования и восстановления. Когда сходит снег, в лесах особенно много работы. В Татищевском районе ее выполняют специалисты ОГУ «Вязовский учебно-опытный лесхоз». Полтора года назад его возглавил инженер лесного и садово-паркового хозяйства, кандидат технических наук Дмитрий Цыбаев. В лесхозе не просто обновился коллектив – сменился подход к работе.

Предприятие было образовано в 1940 году на базе Корсаковского лесхоза и принятых от Вязовского, Татищевского, Петровского райлесхозов лесов местного значения. Это настоящий оазис дикой природы. Здесь не перевелись кабаны, олени, косули, встречаются зайцы, лисы, бобры. А в дендрарии произрастают граб, сосна веймутова, лиственница, туя, можжевельник. Есть экземпляры биоты, бархата амурского, тополя черного, редкого плодоносящего кедра. Одних только берез восемь видов! Из местной растительности на территории лесхоза преобладают дубы.

Где родился – там и пригодился

За красотой этого природного уголка – тяжелая невысокооплачиваемая работа. Лесхоз, постепенно приходящий в упадок, не то место, куда люди стремятся трудоустроиться. Объем заготовки деловой древесины до недавнего времени здесь был небольшой, осуществляли в основном рубки ухода за лесом. Пытаясь встать на путь самофинансирования, лесхоз выращивал на продажу деревья и кустарники для озеленения города и украшения дачных территорий. В складывающихся условиях это направление не оправдало надежд, которые на него возлагали. Проблемы наслаивались. В 2016 году долг перед энергетиками составлял около 1 млн рублей. Предприятие отрезали от электроэнергии. Лесхозу требовался хозяин, который сможет вывести его из кризисного состояния.

Новый директор Дмитрий Цыбаев, проанализировав ситуацию, понял, что приход одного человека здесь ничего не изменит. Нужно было собрать команду единомышленников, и обязательно из местных, чтобы заботы о лесе для них не были чужими. Коллектив по большей части обновился, получился интернациональный и наполовину молодой. Поменялось отношение к работе. В лесхозе не тратят время на лишние разговоры. Абсолютно все сотрудники вместе с директором выходят на лесокультурные работы.

– Второй раз за неделю зашел в кабинет, – говорит Дмитрий Валерьевич. – Планерки провожу на ходу, когда иду по территории и встречаю наших специалистов.

Если требуется задержаться на работе, люди относятся к этому с пониманием. Болеют душой за нее. Директор может отплатить лишь человечным отношением. Специалисты лесхоза, конечно, получают сверхурочные – всё как полагается и в срок, но это невеликие деньги. Для этих людей не всё меряется бумажными купюрами. Многие работники любят и знают лес с детства. Долгое время в Вязовском лесхозе трудится опытнейший лесоруб Закиула Галимов. Механизатор Вячеслав Фадеев – универсал, мастерски владеет техникой, выполняет множество операций на лесохозяйственных машинах. Руководитель Дмитрий Цыбаев, инженер по лесовосстановлению Ирина Туманова, экономист Тамара Смирнова, стаж которой более 40 лет, главный бухгалтер Ольга Иванова и заместитель директора Иван Иванов – все из лесных династий. Цыбаев и Туманова, каждый – в четвертом поколении. Оба учились в сельскохозяйственном институте, в Вязовке проходили практику. Дмитрий Цыбаев, окончив аспирантуру, продолжил работать в аграрном университете, стал доцентом на кафедре механизации лесного хозяйства.

Дмитрий Цыбаев родился 30 января 1976 года в Саратове. Его отец Валерий Цыбаев был назначен по распределению лесничим и переехал с семьей в Мокроус. После окончания лесохозяйственного факультета аграрного университета Дмитрий поступил в аспирантуру к профессору Владимиру Цыплакову. В 2001 году защитил диссертацию в Воронежской государственной лесотехнической академии. Кандидат технических наук Цыбаев работал доцентом на кафедре механизации лесного хозяйства в СГАУ, имеет более 50 научных работ и 5 патентов.

Лес не терпит расточительности и промедления

Вновь собранная команда принялась за дело с чистого листа. У предприятия каждая копейка на счету. Нужно было искать варианты, как сэкономить расходы. На территории лесхоза находится каптаж. Предприятие качает насосом воду не только для своих нужд и нужд населения, но и бесплатно для вязовской школы – однако от этих затрат его не освободили. Новый руководитель обратил внимание на мощные насосы в котельной, с помощью которых циркулирует вода, и заменил на менее энергозатратные. Специалисты лесхоза общими усилиями поменяли не только технологическую схему переработки древесины, но и обновили часть оборудования. В результате потребление электроэнергии сократилось в несколько десятков раз. Предприятие с трудом, частями, погасило долги за газ и электроэнергию. Договор с газовиками расторгли и стали отапливать дровами мастерские, гаражи и центральную усадьбу – всего около 3 тысяч квадратных метров. Конечно, много сжигается, до тысячи кубов дров в отопительный сезон. И период с февраля по апрель, когда за древесиной в лес тяжело пробраться, наиболее сложный.

– К нам пару месяцев назад приехал владелец теплицы, – вспоминает Дмитрий Цыбаев. – Помидоры уже выросли, весна затяжная – дрова у него закончились, а денег нет. Погибнет урожай. Мы сами без денег. Без взаимовыручки оба наши хозяйства так ничего и не продадут. Но если предпринимателю привезти дров, есть шанс, что он вырастит помидоры и вернет деньги. На свой страх и риск мы месяц поставляли дрова в теплицу, в скором времени и нам пошла отдача. Мы сами начинали расплачиваться с долгами в счет будущей древесины, которую заказывали поставщики и заранее её оплачивали. Вот так работаем с людьми на доверии.

Как только земля освобождается от снежного покрова, начинается горячая пора. Лесокультурные площади разбросаны по всему району.

– Трактор тащит машину к питомнику, – рассказывает руководитель лесхоза. – В «УАЗик» грузим со снегом посадочный материал: двухлетние сеянцы сосны обыкновенной, и все едем на лесокультурную площадь.

Там, где не может проехать автомобиль, люди в резиновых сапогах уже копают, увязая по колено в грязи. Вручную приходится выполнять много работы. В голове не укладывается, как такой небольшой коллектив из 21 человека справляется с огромным объемом.

– Каждый день у нас на счету, – продолжает Дмитрий Валерьевич. – Если пропустить один период в лесном хозяйстве, ничего страшного для нас не произойдет. А вот потомки начнут пожинать плоды наших ошибок. Многие работы не дают прибыли, но мы должны думать об экологии и исправлять недоработки предыдущих лет.

В ведении лесхоза находится пожарно-химическая станция. Если вдруг где-то в лесу полыхнет, сотрудники должны оставить «горящие» лесо-культурные работы и бросаться на горящий в буквальном смысле участок. На эти расходы выделяет деньги областной бюджет. Затраты на тушение пожара возместят лесхозу лишь в том случае, если пожар был потушен вовремя и именно на территории государственного лесного фонда.

Изначально лесхоз относился к Минсельхозу РФ. Тогда не ломали голову над тем, как выживать – финансирование было неплохое. 10 лет назад лесхозы передали субъекту Федерации, в министерство лесного хозяйства Саратовской области (теперь – природных ресурсов и экологии). Характер финансирования резко поменялся. Государство направляет деньги с большой задержкой только на определенные виды деятельности, среди них – посадка и уход за растениями.

– Во втором квартале самый большой наплыв работы. Если мы затянем с ней, как тянут со своими обязанностями и финансированием бюрократы, мы упустим важный для лесного хозяйства период! Целевые средства, которые поступят с опозданием, будут выкинуты в воздух, – поясняет Дмитрий Цыбаев. – Посадка ждать не может. И люди свою маленькую зарплату должны хотя бы получать вовремя. Чиновники обязаны заблаговременно заботиться о том, как мы будем выполнять госзадания! Выбираемся из этой ямы до тех пор, пока не закончилось терпение.

Планы: заготовка и будущее зеленого богатства

Чуть больше года назад под лесосеку было отведено 790 кубов. Постепенно специалисты лесного хозяйства разогнали ее до 8 тысяч кубометров – на более крупную заготовку у них не хватит физических сил. А предельный объем для Вязовского леса без ущерба для природы – 20 тысяч кубометров древесины в год. Спрос есть. Её покупают для хозяйственных нужд местные предприятия и жители, особенно на фоне удорожания газа. Поэтому и поставщиков древесины, с которыми сотрудничает Вязовский лесхоз, в Татищевском и соседних районах достаточно.

– Теплотворная способность дров на порядок выше, чем у газа, – Дмитрий Валерьевич говорит о лесе и его сырье как о живом организме. – Развитие направления глубокой переработки древесины имеет большой потенциал. Если расходовать дары природы разумно, лес не обидится и никогда не закончится. Он дает продукты, из которых можно сделать почти всё необходимое для человека. В древесине содержатся газ и другие вещества для химии и медицины. Это альтернативный источник энергии...

План вырубки древесины лесхоз готовил несколько месяцев и завершил прошлой осенью. С лесничеством отвели делянки, посчитали деревья, сделали материально-денежную оценку. А 28 декабря прошлого года Министерство природных ресурсов и экологии РФ известило о введении правил ухода за лесом. Никого не беспокоило, как будут жить дальше лесхозы и предприятия, которым нужна древесина. Говоря профессиональным языком, запретили традиционные рубки реконструкции, при этом разрешили рубки обновления. Но под рубки обновления надо менять регламент, который должен пройти в областной думе несколько чтений. Потом нужно снова потратить еще длительное время на новые отводы под рубки.

– В этом случае у лесхоза выпал бы из жизни целый год работы! – возмущается директор. – Но выход из положения есть. В федеральном документе указано, что запрещена рубка реконструкции сплошная, а выборочная не тронута. Я «загнал» людей в марте в лес, когда снега было по пояс. И мы с ними заново переделали все отводы. Что вы думаете?! В областном минприроды нам сначала не поверили, сказали, что в лес проехать в такой период невозможно.

Все-таки этот план в апреле лесхозу подписали в министерстве. За каждую указанную делянку предприятие должно предоставить государству «плату за пользование лесов в части минимальной арендной платы», после чего хозяйство сможет начать заготовку древесины. Если до нового года лесхоз не заберет заявленный объем, он аннулируется, деньги не вернут.

– Представьте, на дуб нападает непарный шелкопряд и съедает его, – Дмитрий Валерьевич приводит примеры, от которых мурашки бегут по коже. – Но даже в сильную засуху у дерева открывается второе дыхание, оно дает второй лист, и дуб опять зеленеет. Правда, внутри у него на древесине образуется белое кольцо, как след перенесенного стресса, всё равно что удар в сердце. В итоге через несколько лет такое растение погибнет. И когда его спилят, по кольцам можно рассказать его историю по годам. Дерево – живой организм, требующий особого внимания и заботы. С крыльца своего дома мне видно гектаров 200–300 леса, и в пожароопасный период это не красота, которой мы наслаждаемся, а опасный объект. Так и смотрим: нигде нет дыма?

По словам Дмитрия Цыбаева, лес – единственный естественный ресурс планеты Земля, который сам восстанавливается. Там, где случился пожар, он всё равно вырастет. Только не так быстро. Поэтому легкие планеты нуждаются в особом внимании человека.