«Разговоры об искусстве»

Оценить
«Разговоры об искусстве»
Московское издательство «АСТ» открывает новую серию под названием «Table talk». В буквальном переводе это означает «Застольные разговоры», хотя смысл серии гораздо шире названия.

Московское издательство «АСТ» открывает новую серию под названием «Table talk». В буквальном переводе это означает «Застольные разговоры», хотя смысл серии гораздо шире названия. Подтверждает это первая же книга – «Разговоры об искусстве» Александра Боровского.

В предисловии напоминают о том, что словосочетание «table talk» для нас в первую очередь связано с Пушкиным; его заметки – нечто вроде анекдотов, но, как правило, связанных с некими событиями в прошлом, причем это прошлое тесно переплетено с современностью. Создатели книжной серии определяют свою задачу следующим образом: «Ненапыщенные записки о недавнем и относительно давнем прошлом – именно так современность может поглядеться в зеркало прошедшего».

Слово «искусство» в заголовке книги не случайно: Александр Боровский – искусствовед, завотделом новейших течений Русского музея (Санкт-Петербург). Из аннотаций мы узнаем, что он «курировал различные выставки современного искусства, написал около 200 работ по истории искусства XX века». Кроме того, он был автором детских повестей, выходящих в серии «Сказки на вырост». На обложке приведены благожелательные отзывы Михаила Пиотровского и одновременно Стаса Намина – и этот разброс о многом говорит. Автор не только блестящий искусствовед, но и занимательный рассказчик и памятливый мемуарист.

Немалая часть книги это истории о людях – и уже ушедших, и ныне живущих. Перед нами проплывают самые разные типажи и ситуации. Вот директор Дома творчества художников в Гурзуфе оказывается бывшим следователем НКВД (отец рассказчика дает ему в морду, а тот кричит: «Это не я! Обознались!»). А вот история старого еврея-аптекаря, который однажды был у последнего российского царя в составе делегации, и уже в тридцатые годы входил в трамвай со словами: «Евреи, эту руку пожимал Николай Второй!» (и никто его не сдал). Есть в книге эпизод встречи Андрея Вознесенского с Шарон Стоун – да, это был заранее подготовленный «экспромт», но всё равно очень трогательный.

Герои Боровского – люди очень колоритные: от советских портретистов, специализирующихся на «вождях», до американского художника Паоло, бывшего мафиози, и немецкого журналиста-авантюриста Тильмарна, который мечтал написать репортаж из логова фашистов, а вместо этого угодил в руки настоящего практикующего шамана...

Боровский вынашивал замысел книги долго. Еще в 2012 году в одном из интервью он поведал об идее будущих «Разговоров об искусстве»: «Хочу сделать книгу о художественной жизни, которую я застал, своеобразную историю повседневности, сейчас во всем мире это главный бренд. Кажется, что и в искусстве эта тема тоже заслуживает внимания. Здесь история жизни Союза художников, смена курсов, смена парадигм, фактура какая-то... Мне кажется, интересно. Было много людей потрясающих».

Всё удалось, даже с избытком.