Ешьте, что написано

Оценить
Ешьте, что написано
Потребительская корзина – понятие растяжимое, порою абстрактное
Увеличивать потребительскую корзину, прожиточный минимум и МРОТ – слишком накладно для российского государства

Потребительскую корзину, которая лежит в основе расчетов прожиточного минимума, давно пора менять. На федеральном уровне это, якобы, тоже прекрасно понимают. Но вот беда – нет денег. В России ни на что нет денег. Поэтому менять ничего не будут. Об этом в пятницу шла речь на заседании рабочей группы комитета по социальной политике Саратовской областной думы.

Как на это жить?

На рабочих группах комитетов облдумы, как правило, проводят предварительное обсуждение новых законопроектов. Председатель комитета по труду министерства занятости, труда и миграции Наталья Михайлова на этой рабочей группе представляла поправки в действующий областной закон о потребительской корзине. Она пояснила, что да, всем давно уже понятна несправедливость нынешней потребкорзины и скудность её состава как по продовольственным, так и по непродовольственным товарам и услугам. Однако если сейчас начать менять и расширять этот состав, то увеличится её стоимость – естественно и логично. А следом, значит, вырастет и размер прожиточного минимума. Народу от этого, может быть, и было бы хорошо, но бюджету-то будет плохо – сейчас к величине прожиточного минимума привязывается, как известно, минимальный размер оплаты труда. То есть если расширить потребительскую корзину, придётся повышать МРОТ и нести дополнительные расходы на оплату труда бюджетников, тратиться на дополнительные взносы во внебюджетные фонды, разоряться на выплату подросших пособий, которые тоже в своих величинах привязываются к МРОТ и прожиточному минимуму.

В общем, как объясняла Михайлова, всё это слишком тяжело для нашего государства, а потому правительство РФ законодательно утвердило продлить действие текущего состава вида и стоимости потребительской корзины аж до 2021 года. Регионам велено следовать примеру и пролонгировать действие своих корзин, ничего в них не меняя. Некоторые регионы уже последовали – Пенза, Нижний Новгород, Башкирия. Саратовская область тоже готова, потому что действие нашей региональной потребительской корзины образца 2013 года истекает 1 июля. От региональных депутатов требуется только одно – поддержать и не задавать глупых вопросов.

Но в нашей Саратовской областной думе депутаты иногда бывают наивными и простодушными. По крайней мере, именно в таком умонастроении пришли они на это заседание рабочей группы. Депутаты никак не могли понять своей маленькой роли в таком важном деле, но еще больше возмущались списку товаров и услуг, зафиксированных в потребительской корзине региона. Похоже было, что на заседании они впервые так близко на неё смотрели.

Депутат Станислав Денисенко спрашивал Михайлову, действительно ли она, как чиновница, считает, что вот эти 33 продукта питания, наименования которых значатся в перечне корзины, стоят 3700 рублей и что этого хватит одному человеку на месяц? И что стоимость всех товаров и услуг, которыми пользуется в своей повседневной жизни среднестатистический житель Саратовской области, может уложиться в 8,5 тысячи рублей?

Михайлова смущалась и говорила, что согласна – состав корзины устарел, прожиточный минимум несправедлив и не соответствует во многом современным реалиям. Но что от неё зависит? Порывалась объяснить депутатам круг своих полномочий, но те не особенно хотели в них вникать.

«Как россиянам не умереть от голода?!» – примерно такой вопрос читался в растерянных лицах депутатов. А вслух говорилось: «Я даже представить себе не могу, что этих денег может на что-то хватить. Давайте с вами вместе проведем эксперимент: пойдем в магазин и купим эти 33 продукта на мои деньги. Я хочу их увидеть», – предлагал Денисенко.

От них ничего не зависит, они ничего не могут

Проведение подобных экспериментов ради удовлетворения любопытства депутатов в полномочия саратовских чиновников не входит. Но и запрещать депутату его провести никто не может. Денисенко волен пройтись со списком из потребительской корзины по магазинам и всё купить, а потом еще и попробовать месяц только этим и питаться. Будет о чем рассказать на следующем заседании. Но смысл же не в этом. Смысл, как объяснила Наталья Михайлова, в том, чтобы привести региональное законодательство в соответствие с федеральным. И только.

А что касается потребительской корзины и прожиточного минимума, то нужна она, дескать, только для определения, за чертой бедности живет человек или перед ней. Если за – то ему полагается помощь от государства.

«Мы же не обсуждаем сейчас вопрос, хорошо это или плохо. Не обсуждаем ту систему, которая у нас действует. На уровне Федерации есть понимание, что потребительскую корзину надо пересмотреть, что она устарела, потому что много времени прошло. И мы не говорим, можно ли прожить на эти деньги. Вы правильно рассуждаете, что люди должны получать больше. Но, как сказал президент, нужно увеличивать не меры социальной поддержки, а доходы населения. Принимать экономические меры по увеличению реальных доходов», – заявила Михайлова. И добавила, что только выплатами из бюджета доходы населения не увеличатся.

Тут она, скорее всего, имела в виду исключительно пособия, расходы на выплату которых подкашивают все региональные бюджеты. А вот про МРОТ, из-за непременного роста которого всё понимающее федеральное правительство и отказалось от пересмотра размера и стоимости потребительской корзины, к тому моменту уже все забыли. Хотя сама же Михайлова в начале заседания и отметила, что последние повышения МРОТ в намерении уравнять его с прожиточным минимумом увеличило минимальные зарплаты на 40 процентов. Но депутаты об этом не спрашивали. Их уже волновало другое: «Если мы ничего здесь не можем изменить, зачем мы тогда собрались?». И этот вопрос был скорее из разряда риторических. Законопроект о сохранении потребительской корзины в неизменном виде будет вынесен на заседание комитета для рекомендации его принятия в двух чтениях.


[кстати сказать]

Спокойнее не сравнивать

Когда где-то речь заходит о потребительской корзине, прожиточном минимуме или минимальном размере оплаты труда, всегда хочется посмотреть, как с этим дела обстоят в других странах. В развитых, например. Там, где о гражданах государства думают чуточку больше. И каждый раз это сравнение оказывается не в пользу России.

Так, минимальная потребительская корзина в европейских странах разительно отличается от российской. Во Франции, например, в неё включены услуги парикмахера и косметолога, в Англии – шампанское, билеты в театр, на футбольные матчи и абонементы в бассейн. В большинстве развитых стран в потребительской корзине несколько сотен наименований. Например, в Германии – 475, а в Великобритании – 700. А в России – всего 156, и из них 33 наименования – это продукты питания (подробней об этом можно почитать в материале «Романс о финансах и «социальном государстве» в № 34 (448) от 26.09.2017 г.).

Стоит ли говорить, что и минимальные зарплаты европейских стран даже и не снились россиянам? В России МРОТ составляет 151 евро в месяц. По данным Евростата, в 2018 году самая бедная Болгария обеспечивает своим гражданам зарплаты минимум в 261 евро. Далее идут Литва (400 евро), Румыния (408 евро), Латвия (430 евро), Венгрия (445 евро) и т.д.

В Португалии, Греции, Мальте и Испании люди получают минимальную зарплату от 600 до 900 евро. Лучше всего чувствуют себя работники в северных и западных странах Европы. В Великобритании минимальная зарплата составляет 1401 евро, в Германии и Франции – 1498 евро, в Бельгии – 1563 евро. Как и год назад, самые богатые из самых «бедных» европейцев, получающих минимальные зарплаты, – жители Люксембурга с их 1999 евро в месяц.