«Кровь не сдают. Её дают»

Оценить
«Кровь не сдают. Её дают»
Воспоминания и впечатления почётных доноров

На круглом столе, прошедшем в День донора 20 апреля в Саратовском центре крови, эксперты-медики, общественники и депутаты обсудили меры по стимулированию донорского добровольчества.

По плану, но с энтузиазмом

Нине Михайловне Гордеевой 91 год, из них 54 года она регулярно сдавала кровь. Это 190 раз!

Когда Нине только-только исполнилось 17 лет, она, не спросив разрешения у матери, отправилась в санитарный пункт на первую в жизни кроводачу. «Тогда всё было для фронта, всё для победы... На меня большое впечатление произвела трагическая судьба молодогвардейцев – я ведь была такая же молодая и сильная, как они, и мне хотелось сделать что-то значимое», – рассказывает героиня.

Во время войны и в первые послевоенные годы крови требовалось много, и Нина Гордеева охотно ею делилась. Как и полагалось тогда, была студенткой, спортсменкой и просто красавицей, что глаз не отвести. Когда отправилась по распределению технологом на завод во Львов, привычку сдавать кровь и вдохновлять других не оставила. Позже вернулась в родной Саратов и занялась общественной работой по пропаганде донорства в составе Красного Креста.

Ирина РудаковаВ те времена Красный Крест СССР был влиятельнейшей организацией с разветвленной сетью первичных ячеек. На стимулирование донорства работала массовая пропаганда и плановая экономика, когда вся жизнь была – как одно большое социалистическое соревнование. Предприятия всячески старались стимулировать доноров за счет дополнительных дней к отпуску, первоочередности распределения путевок в санатории, грамот и сувениров. Как рассказывает почетный донор СССР Ирина Рудакова, которая возглавляла Волжский районный комитет общества Красного Креста с 1976 до 2006 года, перед глазами руководителей стояли плановые показатели по даче крови, выполнение которых могло сделать их предприятие передовым, поэтому обидеть доноров было никак нельзя.

За 30 лет работы в Красном Кресте Ирина Николаевна хранит в памяти невероятные истории исцеления. Например, когда директор одного саратовского предприятия, выпив некачественный коньяк в новогоднюю ночь, отравился им и попал в реанимацию. Ему требовалось полное переливание крови. «Добровольцы-доноры всё шли, шли и шли сдавать кровь – по десять человек ожидало в очереди. Через неделю этот человек ожил. Он и раньше с большим вниманием относился к организации донорского движения на своем предприятии, а после этого так вообще носил доноров на руках, создавал для них все условия!» – рассказывает бывший председатель районного комитета Красного Креста.

А однажды удалось спасти четырехлетнуюю девочку, которая каталась с горки и получила трамву с разрывом печени. Кровь для нее сдали 10 доноров. В экстренных случаях добровольцы пренебрегали правилами и сдавали кровь чаще, чем требовалось.

В 1963 году ввели знаки отличия доноров:

значок с капелькой крови за первую дачу крови,

значок донора третьей степени за 5 кроводач,

значок донора второй степени – за 10 кроводач,

значок донора первой степени – за 15 кроводач.

А там и до почетного донора СССР недалеко: как и в нынешней России, такой статус присваивали после 40 кроводач.

«Условия, при которых сдавали кровь, были довольно простыми – не было передвижных модулей и удобных кресел, как сегодня. Человек отправлялся в ОПК (отделение переливания крови) при городских или районных больницах. В одной комнате у него обрабатывали руку, потом он садился на стул и протягивал руку медсестре в окошко – такое, как при покупке билетов», – рассказывает Ирина Рудакова. Если сказать при ней «сдать кровь», она поправляет на «дать»: «человек ведь кровью этой делится безвозмездно, а не отдает сдачу».

Каждого донора угощали сладким чаем со сдобной булочкой и вручали плитку шоколада. В дефицитные годы выдавали талоны на продукты.

Ирина Рудакова вспоминает, что в день донорской акции участвовали по 200–350 человек от одного предприятия – для них на работе организовывали праздничный обед. Донор в СССР ни на секунду не забывал, что делает что-то великое и нужное.


[кстати сказать]

Выпить? Перелить!

В древние времена кровь считалась источником жизненной силы и использовалась в качестве лечебного, исцеляющего, омолаживающего средства. Считалось, что кровь обладает чудодейственной силой. Основатель медицины Гиппократ в Древней Греции давал пить больным с расстройством психики кровь здоровых людей. В Древнем Риме больные эпилепсией и старики пили кровь умирающих гладиаторов; кровь принимали и как омолаживающее средство. В качестве лечебного средства использовалась также кровь животных. Например, в египетской армии за войсками постоянно следовало стадо баранов, чью кровь применяли для лечения больных и раненых солдат.

В середине 17 века благодаря английскому врачу Уильяму Гарвею был открыт закон кровообращения. Начались попытки переливания крови от животного к животному (анатом и физиолог Ричард Лоуэр с успехом провел переливание крови собакам). Французский профессор Жан-Батист Дени пошел дальше – он перелил кровь ягненка молодому юноше. Такие попытки предпринимались и другими учеными. Однако в подавляющем большинстве случаев такие переливания успехов не имели.

В 1818 году впервые в мире английским физиологом Джеймсом Бланделлом была перелита кровь от человека человеку.

Огромное значение для успешного применения переливания крови в лечебных целях имело открытие групп крови, чем мы обязаны венскому бактериологу Карлу Ландштейнеру (1900). Дальнейшие научные изыскания были направлены на то, чтобы предотвратить быструю свертываемость крови и увеличить срок её хранения.

«Лихое» и «стабильное» донорство

К началу 90-х прошлого века в стране насчитывалось 14 миллионов постоянных доноров (в одном маленьком Волжском районе Саратова регулярно сдавали кровь 3800 человек). Позже это число стало уменьшатся. Организационная структура Красного Креста была разрушена, и пропагандой донорского движения долгое время никто не занимался. Была и другая причина, почему доноров стало меньше: отделения переливания крови, существовавшие при каждой больнице, стали закрывать.

Татьяна БлаговидоваВ 2000-х пропаганду донорства возложили на центры крови. Заместитель главного врача по организации донорства саратовского центра крови Татьяна Благовидова замечает, что для службы крови, изначально нацеленной только на медицинские процедуры, информационная работа по привлечению внимания к донорству стала чем-то новым: пришлось научиться работать с волонтерами, проводить акции и сотрудничать со СМИ. К счастью, в последние годы возродило свою пропагандистскую деятельность саратовское отделение Красного Креста – уже в рамках президентского гранта.

На круглом столе 20 апреля в Саратовском центре крови было предложено открыть в Саратове аллею с зелеными насаждениями и портретами почетных доноров, а также установить памятник донору (сразу признали, что дорого). Поскольку заслужить значок «Почетный донор» непросто (для этого нужно 40 раз сдать кровь или 60 раз плазму), то предложили на федеральном уровне возродить систему промежуточных значков разных степеней, как в советские времена.

Ежегодно на территории Саратовской области становятся донорами около 30 тысяч человек. Потребность в крови есть постоянная, ведь ежедневно до 100 пациентов нуждаются в переливании крови.

В области 7500 почетных доноров, из них 1300 почетных доноров СССР и 6200 – почетные доноры России. За последние пять лет Саратовский центр крови наградил значком «Почетный донор» 800 человек, из которых продолжили сдавать кровь около 500 человек.

Участница круглого стола Нина Соловьева, которая в этот день получила значок почетного донора, указала на проблему доступа: современный высокотехнологичный центр крови расположен не в самом удобном месте города – на ул. Гвардейской, 27 (7-й Дачная). Если раньше сдать кровь можно было и в других медицинских учреждениях, то последние несколько лет это единственное профильное учреждение. Чтобы добраться туда из центра города, потребуется не меньше часа. Особенно тяжело приходится жителям Заводского района.

Филиалы Саратовского центра крови есть только в крупных городах области: в Энгельсе, Балакове, Вольске и Ершове. Еще на всю область рассчитаны два мобильных модуля-станций переливания крови – их задействуют в донорских акциях в вузах и на предприятиях и катают по районам. Как рассказала Татьяна Благовидова, есть районы, крайне активные в донорском плане – например, Александрово-Гайский, однако добираться до него чрезвычайно сложно, оборудование портится при тряске по бездорожью. К сожалению, создания новых центров крови в ближайшем будущем ожидать не стоит.

20 апреля 1832 года петербургский врач-акушер Андрей Вольф успешно перелил роженице в тяжелом состоянии кровь её мужа – женщину удалось спасти. Делать это Вульф научился за границей (первое переливание крови от человека к человеку сделали в Англии в 1818 году). С тех пор были открыты группы крови, ученые научились выделять из неё компоненты, а процедуру сделали более комфортной, но неизменным остались принципы безвозмездности, добровольности и регулярности.

Хобби и смысл жизни

Михаил БандуринВ День донора свой значок «почетного» получил 32-летний Михаил Бандурин – он сдавал плазму более 60 раз и на этом не собирается останавливаться.

Донором он впервые стал в армии – туда время от времени приезжали медицинские работники и предлагали на добровольных началах поделиться кровью. Однажды в армии Михаил упал в обморок при виде собственной большой открытой раны, которую обрабатывали медики. После при нем много раз люди теряли сознание прямо на донорском кресле во время плазмафереза. Сам он эту процедуру переносит всегда легко.

На регулярной основе Михаил начал сдавать кровь или её компоненты в августе 2012 года. Сотрудники центра крови узнают его в лицо, знают имя и группу крови. Каждые две недели к 8 утра он едет на трамвае от Кировского района до центра крови, дорога занимает полчаса. Говорит, что на работе начальство относится с пониманием к его «хобби» и дает положенные по закону дополнительные выходные к отпуску (собеседник работает госслужащим).

«Долгое время я просто помогал и не придавал этому никакого значения (в конце концов, от такой помощи и я не остаюсь в накладе) – пока однажды не понял, как важна эта капля крови. Так получилось, что моей маме однажды нужна была операция на сердце – я попросил своих друзей и коллег сдать кровь, и они охотно откликнулись. Маму удалось спасти», – рассказывает Бандурин.

Молодой почетный донор пока еще не решил, как распорядится своей ежегодной единоразовой донорской выплатой в 13 тысяч рублей.

А почетный донор СССР, кавалер ордена Трудовой Славы Нина Михайловна Гордеева все свои ежегодные «донорские» отдает, как и кровь ранее, другим: жертвовала на стоительство храма в Ртищево, на помощь погорельцам в Аткарске, ранее – на помощь украинским семьям. Часть своей пенсии она регулярно отдает на лечение больным детям.

Разговаривая по телефону, Нина Михайловна сразу приглашает к себе в гости на пирожки и беляши. «Вот напеку обычно пирожков – всем соседям раздаю! Для себя одной – неинтересно, если ничего не можешь дать другим. Характер у меня, может быть, такой эгоистический – делаю то, что мне нравится», – отмечает она.