Раксана Иванова: В женских боях много эмоций, поэтому люди их так любят

Оценить
Раксана Иванова: В женских боях много эмоций, поэтому люди их так любят
Девушка-боец MMA из Энгельса рассказывает, почему ей нравится драться, плачет ли она после поражений и что мешает развитию женских «боёв без правил» в России.

Когда Раксане было 14 лет, на стадионе в Энгельсе она увидела схватку бойцов MMA. «Вот это уровень! – подумала девушка, занимавшаяся тогда боевым самбо. – Мне, конечно, до такого никогда не дойти». За последующие четыре года Раксана провела свыше десятка любительских схваток в стиле MMA и сейчас готовится к первому в своей жизни профессиональному бою. Корреспонденту «Газеты недели» она рассказала, почему ей нравится выяснять отношения на ринге, плачет ли она после поражений, как много в Саратове девушек-бойцов и чем им мешает Фёдор Емельяненко.

– Раксана, как ты оказалась MMA?

– Меня с детства не влекло к танцам и всему такому. Не моя это стихия. Однажды я пошла с подругой на тренировку – она занималась боевым самбо. Мне было 14 лет. Мне это понравилось и затянуло. Я прозанималась боевым самбо около двух лет, выступала на соревнованиях, поездила по разным городам. В конечном итоге заняла первое место на чемпионате Приволжского федерального округа и получила звание кандидата в мастера спорта. Хотела идти дальше, но по некоторым личным причинам вынуждена была уйти. Я давно мечтала попробовать себя в MMA, но почему-то думала, что меня туда не возьмут. В реальности всё оказалось проще. Я пришла в зал, подружилась с тренером – Максимом Сакулиным, у нас сложились отличные отношения. Он мне во всех вопросах помогает.

– Кто-то скажет: «Разве нормальная девушка будет этим заниматься?»

– Мне уже очень много раз про это говорили. В основном, конечно, мужчины: «Как! Ты же девушка, ты должна рожать и готовить, быть женственной!». Могу ответить, что если я девушка – это вовсе не значит, что моё место на кухне. Вообще, я считаю, если ты хочешь заниматься чем-то таким, то иди и занимайся, зачем кого-то слушать? Я вот увлекаюсь MMA, но всё равно стараюсь быть женственной, не показывать грубость. Готовить тоже умею. Короче, у меня хорошо всё получается совмещать.

МMA – смешанные боевые искусства (от англ. Mixed Martial Arts). Полноконтактный вид спорта с использованием ударов ногами и руками, удушений, элементов борьбы и пр. Часто называется «Боями без правил» (что не совсем точно). Считается одним из наиболее зрелищных видов единоборств. Самые известные представители: Фёдор Емельяненко, Конор Макгрегор, Хабиб Нурмагомедов.

– Тебе нравится драться?

– Да. На ринге я выражаю свои эмоции. В женских боях много эмоций, поэтому люди их так любят. Когда я выхожу на бой, то выплёскиваю всё, что у меня накопилось. Но я не дерусь где-то на улицах. Не хожу и не хвастаюсь везде, чем занимаюсь, никого не пугаю. Мне просто нравится такой спорт. А MMA я люблю, потому что это особенно сложный вид боевых искусств. Мне всегда было интересно смотреть бои UFC (американская компания, организующая схватки по MMA. – Прим. ред.). И ещё я считаю, что MMA – это престижно.

– А как к этому относится твоя семья?

– Из семьи у меня только бабушка. Конечно, когда я начала заниматься боевым самбо, она очень переживала, говорила: «Вот, теперь ты будешь ходить с синяками». Но постепенно я достигала результатов, приносила медали, и в конце концов она это приняла. Сейчас, когда я получаю медаль, у неё слёзы выступают. Конечно, она не ходит смотреть мои бои. Хотя когда у меня были соревнования в Саратове и Энгельсе, она спрашивала: «Может, мне приехать?». Я сказала: «Нет, бабуля, не стоит. Просто знай, что у меня всё получится, помолись за меня». Сейчас она видит, что у меня есть цель в жизни, и поддерживает меня.

– Ты не боишься, что на ринге тебе изуродуют лицо: сломают нос, наделают шрамов? Для девушек ведь это особенно болезненная тема.

Раксана Иванова– Конечно, для девушки это страшно. Поэтому нужно учиться защищаться. Сейчас я боюсь травм в основном потому, что они могут повлечь за собой лечение, пропуск занятий и недопуск до соревнований. Ещё я слышала, что после ударов в некоторые места женщина может потерять возможность рожать. Если постоянно об этом думать, действительно, становится не по себе. Но почему-то меня это не останавливает. Зато когда я только начинала драться, то очень боялась поражений. Я даже плакала, когда проигрывала. Руки опускались, я думала: «Ну всё! Да зачем мне вообще это надо?». Но нашлись люди, которые поддержали меня, вправили мозги. Объяснили, что если ты будешь сдаваться после каждого поражения, то и в остальной жизни у тебя всё будет так же. Теперь я понимаю, что проигрыш – это на самом деле опыт. Если ты проиграла, значит, тебе надо как-то меняться.

– Есть отличия между мужским и женским MMA: в правилах, подготовке к бою?

– В профессиональном спорте – нет. Правила для всех одни и те же, готовят бойцов тоже одинаково. Это уже серьёзный уровень, и на твой пол смотреть никто не будет.

– До какого возраста девушки могут выходить на ринг? Могут ли они продолжить карьеру после родов?

– Если женщина родила и хочет вернуться в спорт – она возвращается. Это зависит только от её желания. Что касается возраста, то, мне кажется, это связано с физическими особенностями каждого конкретного человека. А вот начинать заниматься MMA можно уже лет с семи.

– По-твоему, это нормально, когда девочка в семь лет начинает заниматься таким видом спорта?

– Нормально. Во-первых, у детей не такие жёсткие правила. Их сначала подготавливают, у них идут растяжки. Во-вторых, тренеры следят, чтобы дети не получали серьёзных травм.

– То, что ты боец, не отпугивает парней? Ведь, наверное, это сказывается и на твоём поведении.

– На парней у меня просто не хватает времени. Когда я начинала заниматься боевыми искусствами, я тренировалась каждый день. Даже учёба отошла на второй план. У меня был один выходной день – в воскресенье. Из-за этого многие друзья от меня отвернулись. Я только вечером могла зайти в соцсети, парни писали, но если с кем-то что-то и получалось, то мы могли видеться только раз в неделю. В итоге ребятам это надоедало. Но, конечно, в любых отношениях приходиться подстраиваться под человека, в том числе прятать свой бойцовский характер.

– Бойцовские навыки пригождались тебе вне ринга?

– Ну, был один неприятный случай, когда я подралась с девочкой. Но вообще обычно я стараюсь ни с кем не конфликтовать. Я не уважаю тех, кто занимается спортом и понтуется этим.

– Если ты будешь идти по улице и увидишь, как кого-то бьют, заступишься?

– Если разборка идёт между мужчинами, то нет. Это не по моей части, пусть парни разбираются отдельно. А если какие-то мужчины обижают девушку – конечно, вмешаюсь. Может быть, мне будет страшно, потому что их толпа, но я всё равно это сделаю.

– Много девушек занимается MMA в Саратове?

– Очень мало, и они все новенькие (Раксана занимается MMA 5 месяцев. – Прим. ред.). О профессионалах я не слышала. Зато есть много тех, кто занимается боксом, рукопашным боем, боевым самбо. Я думаю, проблема в том, что в нашей стране девушки не выступают в смешанных единоборствах официально (т.е. под эгидой Союза MMA России, президентом которого является Фёдор Емельяненко. – Прим. ред.). Как объясняли мне другие спортсмены, причина в том, что Емельяненко не хочет проводить женские соревнования (в одном из интервью Емельяненко рассказал, что не одобряет женские бои. – Прим. ред.). Я вот недавно хотела поехать на соревнования по Приволжскому федеральному округу, а мне говорят, что там девушки не выступают. Почему? Потому что Емельяненко не подписывает этот договор. Мне стало обидно. На детей он подписал, а на девушек не хочет. Хорошо, что Fight Night Global (международная компания, организующая бои по MMA. – Прим. ред.) и другие организации проводят женские бои. К ним Фёдор отношения не имеет.

– Дефицит девушек-бойцов не мешает развиваться женскому MMA?

– Мешает. Вот, например, в мае у меня может состояться любительский бой. Там планируется что-то вроде показательного поединка в честь праздника, но мы никак не можем найти мне соперницу. Многие отказываются: кто-то ещё совсем без опыта, и их не допускают, а кто-то боится проиграть. Ещё для того, чтобы выехать в другой город на соревнования, нужны средства. Не каждый способен в одиночку потянуть такие затраты. Например, когда я занималась самбо, меня хотели отправить на чемпионат России, но это стоило 25 тысяч рублей в неделю. У меня такой возможности не было. А спонсоров, готовых вложиться в MMA, в Саратовской области нет. В тех регионах, где они есть, дело с этим видом спорта, мне кажется, обстоит получше.

– А девушке реально заработать, выступая в MMA?

– Да, но это очень сложно. Для этого нужно достичь определённого уровня. А если, например, ты получила травму и тебя не допускают до соревнований – получается, твой заработок уже проседает. Здесь очень важно найти спонсоров, которые могли бы оплачивать твои выезды на соревнования. Однако для этого нужно показать мастерство, чтобы люди увидели, что ты готова войти в клетку (бойцы MMA дерутся в восьмиугольной клетке. – Прим. ред.). Но это уже не любительский, а профессиональный уровень.

– Есть девушка-боец, на которую ты хочешь быть похожей?

– Есть такая Лиана Джоджуа, она из Грузии. Она с 17 лет занимается ММА. Она уже выступала на Fight Nights. Я смотрела её бои, и она меня зацепила. Мне нравится её техника, у неё хорошо поставлена борьба. Особенно нравится, что она всегда старается выбирать соперников уровнем выше себя, не ищет слабых или даже равных. Недавно она побила Марию Мохнаткину (российский боец MMA. – Прим. ред.) и получила чемпионский пояс. Теперь идёт дальше. При этом она не выпендривается, ведёт себя довольно спокойно.

– Тебе предстоит первый в твоей жизни профессиональный бой MMA. Кто твоя соперница и чем ты её круче?

– На самом деле этот бой пока ещё не запланирован. После того как я начала заниматься MMA, где-то через месяц моему тренеру написал тренер из Чебоксар. Он предложил устроить бой между мной и его воспитанницей Наталией Денисовой. Ей 27 лет, она занимается MMA давно и профессионально. Но тогда я была ещё сыровата, чтобы входить в клетку. Прошло уже почти полгода, и теперь мы считаем, что я готова. Надеюсь, бой состоится до конца года. Всё это время я рассчитываю усердно тренироваться. Многое зависит и от того, сможет ли Наталия согнать вес, чтобы оказаться со мной в одной весовой категории: я вешу 50 килограммов, а она – 57. Что касается моих преимуществ: я моложе и, мне кажется, побыстрее.

– Как думаешь, ты сможешь стать чемпионом?

– Пока я надеюсь, что стану профессиональным бойцом. Это моя цель, и я буду к ней идти. Главное не останавливаться, не бросать занятия и не опускать руки. Последнее уже зависит от меня. Ведь если человек действительно чего-то очень хочет – он приложит для этого все усилия.

«Газета недели» благодарит президента саратовской «Федерации смешанного боевого единоборства (ММА)» Даци Дациева за помощь в организации интервью.