Тепло, солнечно, тихо, плохо...

Оценить
Тепло, солнечно, тихо, плохо...
Знаешь, как-то всё очень странно. Затишье. Например, о губернаторе ничего не слышно. Хотя, по идее, он должен отчитываться на заседании думы о работе правительства за минувший год.

– Привет, всё хорошо?

– Конечно. Весной всё всегда хорошо.

– Не скажи, кое-где людей так затопило, что им не до весны. И перспективы печальные – от государства помощи не жди, у самих денег нет от слова совсем. Как будут выживать – не ясно. Я про Петровск, Аткарск и прочие Углевки. Но давай не будем о грустном. Слухи о нашей политике – это забавнее. У тебя есть что-нибудь в загашнике?

– Знаешь, как-то всё очень странно. Затишье. Например, о губернаторе ничего не слышно. Хотя, по идее, он должен отчитываться на заседании думы о работе правительства за минувший год. На заседаниях комитетов, сама знаешь, об этом ни слова. Вместо этого по всем закрывающимся телеграм-каналам расползаются слухи о хроническом уже заболевании Валерия Васильевича.

– Не поняла. Ты о чём?

– О традиционном случае лечения депрессии или иной хандры. Врут, что для того, чтобы выйти на работу, Валерий Васильевич ежеутренне пользуется услугами эскулапов.

– Слушай, как это знакомо. Мы же это уже проходили: утренний визит к врачу, плохое самочувствие, депрессия, коттедж в элитном месте.

– Я не хочу ничего слышать. Это всё гнусные инсинуации. Но, продолжая тему, скажу, что, по слухам, господин Стрелюхин переметнулся на сторону Ротенбергов. И они пытаются посадить его в губернаторское кресло.

– Погоди, Ротенберги дружат с Кириенко...

– Именно. Одно из условий потенциального губернаторства – максимальная дистанция с Володиным.

– Я в это верю слабо, но то, что у Вячеслава Викторовича проблем море, – очевидно. Одни сплетни в закрытом уже телеграм-канале чего стоят – замена Володина на Яровую и прочие гадости. Впрочем, после показательной дружбы Володина с Медведевым эти слухи затихают.

– Это просто Кириенко в отпуске.

– Ты знаешь мое мнение – Володин вечен и непотопляем.

– То есть, получается, что вечен и Радаев?

– Да. Но ровно до тех пор, пока Вячеславу Викторовичу не надоест с ним нянчиться.

– Ладно. Продолжим. Ты же читала инфу о задержании в Самаре двух бывших саратовских чекистов?

– Да, и поняла, что корни их – наши.

– Правильно поняла. Врут, что это задержание – разработка показаний господина Джуликяна, который рассказал всё и обо всех. Но то, что касается этих двух парней, – лет семь-восемь назад один из них курировал администрацию Саратова, а второй приглядывал за чиновниками из Балакова.

– Ты хочешь, чтобы я порадовалась за администрацию? Или поговорим об оборотнях в погонах?

– Нет, просто штрих для полноты картины.

– Принимается. Что еще?

– Еще, говорят, скоро может случиться пересмотр результатов конкурса по распределению транспортных маршрутов. Речь идет о маршрутных такси.

– А с чего это вдруг?

– Ты же помнишь, я тебе рассказывала про выемки на автотранспортном предприятии у Андрея Беликова, в минсоцзащите и в мэрии. Там что-то не бьется с компенсациями по льготным категориям граждан. Силовики, понятно, работают. И чуть ли уже не арбитражный суд постановил, что имел место картельный сговор. Короче, всё сложно. И неприятно для Беликова.

– Есть еще одна неприятность. На этот раз для Радаева. По слухам, в мае у него очная ставка с Лобановым. Причем не у нас, а в Нижнем Новгороде.

– Странно. Вроде бы на беседу его должны были пригласить еще неделю назад.

– Это да. Но мы же не можем знать доподлинно, была ли беседа или нет. Но, по-любому, нашему Ванюшке везде камушки.

– Ты злая. Хотя... Нам тут больные диабетом телефон обрывают – не отоваривают льготные рецепты на инсулин. Ты не знаешь, что это?

– Всё как обычно. Минздрав проспал аукцион. Министр в отпуске, губернатор не в курсе, социальный зампред тоже в неведении.

– Тогда мне губернатора не жалко. От слова совсем. Сегодня диабетики, вчера экстренная детская хирургия. Что завтра будет?