Земля горит под старым ТЮЗом

Оценить
Земля горит под старым ТЮЗом
2012 год
Что означает скандал с увольнением Татьяны Никоновой

Старый ТЮЗ снова наделал в Саратове много шума. Теперь со скандалом кресло директора ГАУК «Детское театрально-концертное учреждение» (официальное название старого ТЮЗа) покинула Татьяна Никонова. Она же главный редактор «МК в Саратове», она же депутат городской думы от партии «Единая Россия». Одна сторона конфликта утверждает, что Никонова отвратительный руководитель, которая довела сотрудников до вызова скорой помощи. Вторая сторона клянётся, что вызов скорой – провокация. А Никонову хотят убрать для того, чтобы выгнать из здания детские студии и театр, а само здание сдавать в аренду.

Как развивались события

14 марта в телеграм-канале «Театр Взрослого Зрителя» (его связывают с редактором блога «Медиаликс 64» Константином Халиным) появилось сообщение, что «депутат-единоросс вызвала к себе нескольких сотрудников, устроила им обряд унижения и заставляла написать заявления об увольнении. Итогом экзекуции стало то, что троих (!) человек увезли на скорой в больницу».

Вскоре после инцидента была начата служебная проверка, результаты которой до сих пор не известны.

В объяснительной, которую Никонова дала своему непосредственному нанимателю – министру культуры Саратовской области Татьяне Гараниной, она написала, что в тот момент, когда её сотрудники вызвали скорую, самой Никоновой физически не было в театре. Внутреннюю переписку двух Татьян также опубликовал «Театр Взрослого Зрителя», а перепечатал у себя «Медиаликс 64».

В понедельник, 19 марта, Татьяна Никонова подписала заявление об уходе по собственному желанию, Гаранина пообещала вскоре представить культурному учреждению нового директора. Временно исполняющим обязанности назначили заместителя Никоновой, Наталью Аксёнову.

Уже во вторник, 20 марта, в старый ТЮЗ проверять финансовую деятельность пришли аудиторы областной Счетной палаты и сотрудники ОЭБиПК регионального ГУ МВД.

Саботаж бухгалтерии?

Творческие сотрудники театра в шоке. Впрочем, шок – естественное состояние при неожиданной смене руководителя, с которым заключены трудовые договоры, обговорены условия труда и решена уже масса вопросов. А потом неизвестно, что будет дальше.

Алексей Голицын, пришедший в январе 2017 года в старый ТЮЗ на должность заведующего литературно-драматургической частью, ставший затем заместителем директора театра, говорит, что «сделать ДК «Россия» или Дворец пионеров много ума не надо, а хотелось, чтобы это был театр».

– Мы начали с нуля – когда у тебя нет элементарного занавеса, даже отвёрток с шурупами, и за год набрали труппу, выпустили пять полноценных спектаклей. У нас два режиссёра – Юрий Кудинов и Алексей Чернышёв. У нас свои актёры, которые работают только в нашем театре. В наших спектаклях играют дети, которые учатся в наших студиях. Это явление для России своеобразное. Этим можно гордиться. Помимо театра на базе учреждения работают студии, в которых учится больше 200 детей. Весь этот механизм заработал. Всё стало хорошо. Но примерно в ноябре начались какие-то такие вещи, которые иначе как саботаж назвать нельзя. Выпуск «Карлсона» Юрия Кудинова саботировали весь финансовый отдел, отдел кадров, бухгалтерия, специалист по закупкам. Ни один документ не уходил в министерство без скрипа. Всё всегда было не вовремя, всё с ошибками. То же самое стало происходить и с детскими студиями. В финотделе начались разговоры – «почему мы так много платим педагогам, давайте платить в два раза меньше?» – «Но они же уйдут!» – «Ну и правильно! Зачем они нам нужны?». Это говорила замдиректора Аксёнова, это говорила специалист по закупкам Елена Вдовенко. А педагоги работают даже не за бюджетные деньги, а за те, которые платят родители. Дело кончилось тем, что на Новый год никто из педагогов не получил зарплату. И сейчас многим должны за январь.

– Не все студии для родителей платные, – говорит Анна Берсенева, руководитель изостудии «Акварель». – Часть педагогов работает на ставке, у них немного не такой расчёт, как у нас. Но проблемы с долгами по зарплате коснулись абсолютно всех. Меня пригласили работать педагогом в это учреждение, трудовой договор мы заключили с директором на одних условиях: обещали, что 40 процентов родительской платы берёт ГАУК, с остальной суммы вычитается налог, и оставшиеся проценты – чуть меньше 50 – получает педагог. На этих условия пришло довольно много людей. Потом через какое-то время бухгалтерия просто не выплачивает зарплату. И выясняется, что они там ещё какие-то налоги нашли и что там совершенно не такие проценты надо платить. И одно бы дело проценты. Родителям невозможно отдать деньги за посещение студий детьми. То у них пять приемных дней в месяц – с 15-го по 20-е, то раздают бумажки, чтобы на счёт переводить, в итоге половина денег не доходит. Бухгалтерия работает до пяти вечера, занятия моей студии начинаются с пяти вечера. Бабушки просто не успевают добежать. Сдают мне. У меня финотдел денег не берёт. Новый договор мы, кстати, так и не подписали, а пересчёт они делают по-новому.

Елене Лысенко, руководителю детской театральной студии «Кубик» в ГАУК «Детское театрально-концертное учреждение», должны за январь, хотя на дворе конец марта. Договор, который она заключила в сентябре с директором Татьяной Никоновой, требуют переписать. Но новый вариант до сих пор не предоставили. В бухгалтерии Елене отвечают, что в задержке зарплаты виноват Голицын.

– Хотя я не понимаю, в чём? Не он же нам зарплату начисляет, – говорит Елена. – Нет ни одной студии, у кого бы не было проблем с бухгалтерией. Все руками разводят: пришли работать, а в итоге не своими делами занимаемся. Когда я только пришла заключать договор, меня бухгалтер отговаривала: зачем вам это надо? У нас уже есть одна студия. Алексей тогда отвёл меня к Никоновой. Татьяна Владимировна сказала, что дети нужны и студия нужна. Я поняла, что директор за детей. Но бухгалтерия, выходит, победила.

Настроения в театре депрессивные. Никто не знает, будут ли студийцам продлевать договор. Оставят ли их работать. Что будет дальше и на каких условиях они будут существовать.

– Хотя бы до лета дали доработать, – говорит руководитель театральной студии «Мастерская» и по совместительству режиссёр «старого ТЮЗа» Юрий Кудинов. – Двое ребят из моей студии собираются поступать в школу Олега Табакова.

Для театра Кудинов поставил новогоднего «Малыша и Карлсона, который живёт на крыше». Спектакль «Ах, Андерсон», который у него сейчас в работе и премьера которого назначена на 12 апреля, под угрозой срыва.

– У нас раскроены костюмы, но судьба спектакля неизвестна: то, о чем писали разные СМИ, что Никонова что-то там выносила на сторону шить, какие-то вещи, это были мои костюмы (всё через тот же ТК была слита информация, что прессингу со стороны Никоновой подвергся завхоз, отказавшийся выносить из театра материалы для спектакля. – Прим. авт.). Мы не успевали сшить их к 12-му числу. Искали место, где это можно сделать. Потому что художника не устраивают возможности, которые есть в этом театре. Там, собственно, три швеи, а костюмов очень много. И для меня полная неожиданность весь этот разворот. Потому что с Никоновой никаких проблем у нас не было ни творческих, ни человеческих. Проблема всегда была только с деньгами, но я это с её руководством не связываю абсолютно.

Провокация

Это определение дал Алексей Голицын тому, что произошло в театре 14 марта. По его словам, он был в театре и от кого-то услышал, что под окнами стоит скорая. Бригаду медиков вызвали в бухгалтерию. Весь финотдел молча ждал врачей. Через некоторое время специалист по закупкам Елена Вдовенко, завотделом кадров Екатерина Тарасова и зав пошивочным цехом Софья Маркова в сопровождении медиков в синих робах покинули бухгалтерию, и с диагнозом «высокое давление» все трое спустились с третьего этажа и сели в карету скорой помощи. На входе Голицын, по его словам, столкнулся с Никоновой, которая в этот момент вернулась в театр.

С другими свидетелями ситуации нам пообщаться не удалось. Бухгалтер Екатерина Ганина, которая была свидетелем этой сцены, отказалась разговаривать с корреспондентом, сославшись на занятость. И вообще противоположная сторона конфликта не горела желанием объяснить свою позицию. Министерству культуры Саратовской области на запрос информации отреагировать не смогло – у министра есть более важные дела. Врио директора ГАУК Наталья Аксенова отказалась от любых комментариев.

Земля горит под старым ТЮЗом
2018 год

Жаба против змеи

За старым ТЮЗом тянется нехороший, местами кровавый след

Его, как шкуру неубитого медведя, местные чиновники начали делить задолго до того, как был окончательно достроен и введен в эксплуатацию ТЮЗ новый. Все потирали руки, ожидая, что актеры, режиссёры и техники запакуют вещи, соберут декорации и уедут на новое место. Но театр продолжал работать на двух площадках. Потом старое здание сгорело – пожар начался во время спектакля. Чудом обошлось без жертв.

Татьяна НиконоваНаконец можно было прибрать к рукам здание в центре города, пропустив через него бюджетные потоки сначала на восстановление, потом на оборудование, потом на существование, далее везде.

И сковырнуть Татьяну Владимировну с директорского кресла пытались давно. Как утверждает наш источник, в коррупции она замечена не была, наоборот, сама тратила свои деньги на спектакли. Поэтому недоброжелатели пошли другим путём: Никоновой в СМИ был создан определенный имидж, на котором в нужное время сыграли.

От себя добавим, что особенно трудиться над его созданием не пришлось. В своё время Татьяна Владимировна сама приложила к нему руку, нахамив корреспонденту «Открытого канала» Юлии Нестеренко, когда должна была просто выдать ей аккредитацию на «Розу ветров». История получила широкую огласку.

Нужно ли было сместить Никонову для того, чтобы убрать из здания театр и студии, а зрительный зал сдавать в аренду (в этом уверен творческий коллектив старого ТЮЗа) – вопрос дискуссионный. Ведь количество мест в зрительном зале после ремонта сократилось почти вдвое.

Для чего это было нужно, мы увидим, когда продолжим пристально следить за историей старого ТЮЗа, за бюджетными потоками, которые через него проходят, и за тем, как расходуются денежные средства.

Как утверждает наш источник, Никонова «человек команды. Когда на неё накат перед выборами начался, ей сказали не лезть. И она молчала. А после выборов от одного высокопоставленного лица ей поступила команда уйти по-тихому. Она на второй секунде собралась и ушла».

При этом, как правильно, увы, заметил едкий «Театр Взрослого Зрителя», команда не пришла защищать верного солдата партии.

Николай ПанковПоэтому мы обратились за комментарием к депутату Госдумы Николаю Панкову. И спросили, почему такой громкий медиаповод не удостоился его внимания в телеграм-канале «Пара слов»?

– После того как я завел свой публичный открытый канал, я анонимные вещи не читаю. Что касается ТЮЗа и Никоновой. Я давно знаю Татьяну как сильного руководителя МК. Это одна из состоявшихся, хороших федеральных газет на территории Саратовской области. Это депутат госу... городской думы. Лично был свидетелем, когда она отстаивала интересы государства в тот период, когда финансово-промышленные группы работали на противостояние и заседания городской думы не проводились. Тогда стоял вопрос, в том числе ряд саратовских СМИ освещали, что за одно непосещение давали 10 тысяч долларов. Я сам Татьяне Никоновой помогал, чтобы ей не препятствовали приходить на заседания городской думы. Это высокопрофессиональный в журналистике и морально устойчивый человек, отстаивающий не свои личные интересы, а интересы города, как городской депутат. Поэтому я всегда о ней хорошо отзываюсь. А вопросы театра юного зрителя, вопросы культуры, вопросы других министерств и ведомств, думаю, будут комментировать другие министерства и ведомства.

Октябрь 2012 – декабрь 2016

Хроника возрождения старого ТЮЗа

Пожар в старом ТЮЗе на Вольской, уничтоживший сцену, зрительный зал и крышу, произошел 2 октября 2012 года. Люди не пострадали, но от ТЮЗа остался лишь красивый фасад, а директора Валерия Райкова отстранили от должности. По иронии судьбы, за полгода до этого, перед отставкой Павла Ипатова, Андрей Саухин, на тот момент занимавший пост руководителя Счетной палаты области, клеймил руководство ТЮЗа за нецелевые траты – в частности, в вину директору театра ставили «несусветное» количество пожарной охраны обоих театров общим количеством более 30 человек.

Проект по восстановлению старого ТЮЗа обещали подготовить к 1 июля 2013 года. На круглом столе, посвященном проблемам восстановления театра, 6 июня 2013 года председатель общественной палаты Александр Ландо возмущался, почему площадку до сих даже не очистили от завалов. Светлана Краснощекова, занимавшая на тот момент должность министра культуры, объяснила, что здание является памятником культуры – а значит, что далеко не каждый может выполнять работы даже по расчистке. К тому же ранее на это не было средств. Министр выразила надежду, что ТЮЗ будет восстановлен к концу 2014 года.

Через 10 месяцев, 8 апреля 2014 года, на заседании общественной палаты министр культуры Светлана Краснощекова рассказала о том, как тяжело было выпрашивать федеральные деньги. «Когда я приехала [в Москву], мне сказали: «Мы вам один ТЮЗ построили, а вы другой спалили. Будьте любезны, пошли вон!» – там по-другому не разговаривают. До последнего момента 300 миллионов нам не подписывало Минэкономразвития».

Деньги федералы дали, но с формулировкой «здание, приспособленное под детское театральное концертное учреждение». Тогдашний директор цирка Иван Кузьмин предложил открыть в здании детскую филармонию, руководитель театра «Самокат» Сергей Щукин – назвать учреждение «Киселев-центр» и отдать для постановок муниципальным театрам. На все предложения Светлана Краснощекова повторяла, что как только будет изменена концепция, выделенные 300 миллионов должны будут вернуться в Москву.

Однако завершить работы к концу 2014 года так и не удалось. В сентябре 2015 года во время посещения старого ТЮЗа губернатор Валерий Радаев поставил перед строителями задачу «уйти с объекта до 25 декабря» (что не удалось – даже до 25 декабря следующего года). Решили восстановить фасад исторического здания образца 1912 года, так как то, что было до пожара, не соответствовало изначальному облику ТЮЗа. Министр Светлана Краснощекова отметила, что вопрос по сценическому и внутреннему оборудованию (в том числе креслам в зрительном зале) остается открытым – нужно найти финансирование. Точную дату ввода здания в эксплуатацию она не решилась назвать.

В ноябре того же года председатель ОП Александр Ландо объявил сбор средств на завершение ремонта старого здания ТЮЗа. «Сегодня на восстановительные работы затрачено более 300 миллионов рублей из средств федерального бюджета, однако необходимо еще 170 миллионов рублей для проведения отделочных работ и приобретения оборудования», – сказано в письме-обращении от его имени. «Скажут отдать дневной оклад – отдам дневной, скажут месячный – отдам месячный», – прокомментировал собственную инициативу Александр Ландо. Сколько на самом деле вложил председатель ОП – осталось неизвестно, равно как и то, удалось ли собрать нужную сумму.

30 декабря 2015 года на стройплощадку старого ТЮЗа шагнул тогдашний и.о. главы администрации города Валерий Сараев.

19 апреля 2016 года Валерий Радаев провел очередной инспекционный рейд на площадку старого ТЮЗа. Ему доложили, что в здании проложены коммуникации и полностью смонтирована система вентиляции. Продолжаются работы по восстановлению сцены, отделке помещений, установке технологического оборудования и ремонту фасада. «Уже сейчас видно, что это будет замечательный проект», – высказался Валерий Радаев и добавил, что на проведение работ были привлечены спонсорские средства. (Кого стоит благодарить – неизвестно. Есть данные, что в декабре 2015 года Валерий Радаев подписывал соглашение с АО «Транснефть – Приволга» о помощи в восстановлении старого здания ТЮЗа.)

Работы обещали завершить «через два-три месяца» (что опять не удалось).

В ноябре 2016-го губернатор снова отправился на объект и остался недоволен увиденным. Больше всего не устроил губернатора некомфортный температурный режим: в зрительном зале – от силы 15 градусов. «Здание компактное, а у вас холод», – сказал губернатор. Он также поручил установить на фасаде световую подсветку, ускориться и уже к концу декабря провести в здании первый новогодний спектакль.

Наконец, 15 декабря 2016 года состоялось торжественное открытие детской театрально-концертной организации. Губернатор наградил благодарственными письмами всех причастных к восстановлению здания. Он рассказал, что из-за большой глубины и высоты сцены – около 22 метров по вертикали – строители хотели вызвать специальный вертолет, но это «влетело бы в копеечку», поэтому они применили все свои знания и провели все работы вручную. На открытии планировалось угощать детей мороженым – несмотря на то, что в эти дни занятия в школах и детсадах были отменены из-за морозов.

Заведение приобрело аббревиатуру ГАУК (государственное автономное учреждение культуры) «Детское театрально-концертное учреждение», а директором была назначена депутат гордумы, функционер реготделения «Единой России» и главный редактор «МК» в Саратове Татьяна Никонова.

В числе подрядчиков, занимавшихся реставрацией старого ТЮЗа, значится саратовская строительная компания «Возрождение-КДМ». Антикоррупционный блог «Медиаликс 64» выяснил, что за последние шесть лет эта фирма выигрывала тендеры на сумму более миллиарда рублей, и автор материала объяснил это близостью к чиновникам областного правительства.

24 октября 2017 года директора «Возрождение-КДМ» Джейхуна Джафарова нашли убитым – жертве выстрелили в грудь и спину.

21 марта этого года у села Красный Яр Энгельсского района сотрудник полиции и боец Росгвардии пострадали во время спецоперации из-за взрыва ноутбука. Предположительно, эта операция была связана с задержанием убийц бизнесмена Джафарова.

Материалы разворота подготовили Гульмира Амангалиева и Анна Мухина