Условно улучшили качество жизни

Оценить
Условно улучшили качество жизни
Задачам по расселению ветхих и аварийных домов в Саратовской области не видно конца и края

В прошлом году официально завершена программа расселения домов, непригодных для проживания, рассчитанная на 5 лет (2013–2017 гг.). При этом, по словам ответственных за неё чиновников областного правительства, завершена она «условно». То есть недозавершена, недоделана, недореализована. Дома недорасселены. Люди недопереселены. Качество жизни населения недоулучшили. Однако все сроки вышли, и как-то надо выворачиваться из этого положения очевидного провала. Условно выкрутились. И сразу нацелились на реновацию.

Как сумели

Итоги реализации программы переселения жильцов ветхих и аварийных домов в прошлую среду подводили на депутатских слушаниях в Саратовской областной думе. Зампред правительства Александр Буренин нехотя и будто бы сквозь зубы, полушёпотом зачитал целевые показатели и достигнутые результаты.

Так, за пять лет в целом по региону должны были переселить 19132 человека из 8760 квартир. Расселению подлежали 765 аварийных домов, признанных таковыми до 2012 года. Переселили по итогам 17914 человек из 8171 квартиры. Для этого построили 167 новых домов с условно комфортными жилыми помещениями. Потратили на это условно 10,3 миллиарда рублей, 7,6 млрд из которых региону дал Фонд содействия реформированию ЖКХ. Остальное наскребли сами – в областном и местных бюджетах.

Осталось переселить 1210 граждан из 584 квартир в аварийных домах. Но эти недоделки, по словам Буренина, связаны с объективными причинами: с кем-то судятся, кто-то вступает в права наследования, кто-то просто неизвестно где находится. Пропавших «без вести» менее 5 процентов от общего числа переселяемых граждан. И их сейчас якобы активно ищут, вместе с миграционной службой и полицией.

Судятся, кстати, с теми, кто отказался переезжать из аварийного дома в неудобный для себя район. Многих из Заводского района переселяли в Ленинский, а из Ленинского в Заводской, и не всех эта рокировка, ясное дело, устроила. Для таких несогласных есть два варианта решения – судебное понуждение к переезду или денежная компенсация за отчуждаемое старое жильё: «Пусть новое покупают сами». В Саратове на выплату компенсаций гражданам, не пожелавшим переезжать в другой район, уже потратили порядка 400 миллионов рублей.

Срыву сроков реализации программы тоже нашлась условно объективная причина – не было денег. «Притормозились мы на втором этапе, когда не нашли средства на софинансирование программы. Потеряли год. Поэтому реализация части второго этапа, а также третьего и четвертого этапов шла в один период», – сообщил зампред Буренин.

Бессрочно – это за 5–7 лет

Что дальше? А дальше песня! Расселением аварийного и ветхого жилья правительство Саратовской области будет заниматься вечно. Это бесконечный процесс. Александр Буренин так и сказал: на подходе новая, на этот раз бессрочная программа. Потому что дома ветшают и приходят в аварийное состояние. Толку от программы капремонта, собирающей с населения миллиарды рублей якобы на увеличение продолжительности жизни многоквартирных домов, стало быть, никакого. По данным зампреда Буренина, за те пять лет, пока расселяли предыдущие 800 аварийных домов, к сегодняшнему дню в 13 муниципальных образованиях насчитали еще 509 таких же. Теперь расселению подлежат 12224 человека из 5 тысяч квартир. Но это только начало.

Леонид Писной – строитель и депутат – заявил на тех же слушаниях, что на самом деле в непригодное для проживания состояние в целом по Саратовской области пришло уже от 900 тысяч до полутора миллионов квадратных метров жилья. Это в 5 раз больше того, что было расселено в предыдущие годы. Все они в конечном итоге будут официально признаны аварийными, и их придётся расселять.

Как и за счёт чего – пока не очень понятно. Региональные власти ждут решения из центра. К августу текущего года, по словам Буренина, должна быть принята федеральная программа, а уж потом, примерно к декабрю, аналогичный документ примут и в Саратовской области. Сколько домов и человек в неё включат – об этом спрашивали депутаты на слушаниях, Буренин даже не предполагает. Может, 10, а может, 100 – всё зависит от того, сколько денег дадут из федерального бюджета, если вообще дадут, и на каких условиях придётся софинансировать программу областными деньгами. Несмотря на эту неопределённость, Буренин от лица областного правительства говорит, что проблему ветхого жилья в нашем регионе удастся решить за 5–7 лет.

Будущее за реновацией

А вот кто не ждет спасательного круга от федерального центра и что-то пытается предпринять, так это Энгельс. То ли самостоятельно там додумались, то ли Вячеслав Володин подсказал, но глава Энгельса Александр Стрелюхин рассказывал на слушаниях, как будет спасать жителей бараков в поселке Лесном.

О том, как там живётся 200 семьям, «Газета недели в Саратове» писала летом прошлого года («Им бы день простоять» в № 28 (442) от 01.08.2017 г.). Всего здесь 30 бараков, построенных 60 лет назад для временного проживания строителей моста через Волгу. В народе поселок так и называют – Мостоотряд. Одноэтажные времянки, не имеющие даже фундамента, сейчас считаются многоквартирными домами. В половине нет газа, проблемы с водой и канализацией. И при этом официально аварийными ещё прошлым летом их не признавали. Может быть, этого статуса у бараков нет до сих пор, раз расселение живущих здесь 670 человек собираются провести вне всяких государственных программ.

«Есть такая форма – освоение застроенных территорий. Мы её презентовали и начинаем разработку проекта», – сообщил Стрелюхин. Эта форма, кстати, существует уже лет 20 примерно. Сейчас её называют красивым словом «реновация»: сносят нечто физически и морально устаревшее (как пятиэтажки в Москве, например), а потом на его месте строят новое и дорогое – 25-этажки.

Сколько этажей будет в тех домах, которые появятся на месте энгельсских бараков, Александр Стрелюхин ещё не знает – дискуссионный, мол, вопрос. У людей, живущих здесь, тоже есть мнение, и его якобы собираются учесть. О допустимой этажности домов надо бы спросить и у экспертов. Говорят, в этом месте грунтовые воды очень близко к поверхности, а потому ничего слишком высокого и тяжелого здесь не удержится. Но Стрелюхин оптимистичен и скор. Он рассчитывает, что строительство первого дома начнётся уже в сентябре 2018 года. Практически сразу, как решат вопросы с водопроводом и газоснабжением.

По словам Стрелюхина, замена бараков современными и действительно многоквартирными домами будет проходить поэтапно. Один барак уже снесли и на его месте построят новый жилой дом, куда переселятся люди из соседних бараков. Эти бараки тоже снесут (сносом будет заниматься застройщик), освободившуюся площадку застроят и переселят туда людей из следующих развалюх. И так шаг за шагом, за три года – не больше – на месте времянок Мостоотряда появится новый микрорайон. Всего же по городу Энгельсу, как сообщил Александр Стрелюхин, приличные жилищные условия в ближайшей перспективе необходимо обеспечить как минимум семи тысячам горожан.

Депутаты, наслушавшись историй о смелости и «креативности» Энгельса в подходе к решению проблем аварийных домов, предложили непременно развернуть программу реновации на всю Саратовскую область. Почему, мол, только Москва и только Энгельс? Пусть везде так делают.

Оказалось, что уже делают. Или, во всяком случае, планируют. Глава комитета по имуществу администрации Саратова Елена Салеева рассказала, что с наработками Энгельса в этом вопросе хорошо знакома. В Саратове, по её словам, тоже разрабатывается нечто вроде программы реновации – повторная застройка планируется на 23 площадках.

Аттракцион невиданной честности

Руководитель Счетной палаты региона Сергей Харченко выступал на слушаниях с рассказом о нарушениях, допущенных в ходе реализации программы расселения аварийного жилья. И он единственный из выступавших там, кто прямо сказал, что на самом деле переселение граждан по завершённой якобы программе не произведено до сих пор. Это самое главное нарушение ответственных за программу лиц и ведомств. Хотя их было множество, повсеместно и на каждом этапе.

Свои обязательства нарушали муниципалитеты перед застройщиками, а застройщики перед муниципалитетами. Первые не вовремя платили строителям, вторые строили не то, что им заказывали. Областной минстрой с опозданием распределял деньги Фонда содействия реформированию ЖКХ по муниципалитетам. Муниципалитеты не находили денег на софинансирование. Из-за этого задерживалось проведение аукционов на приобретение помещений и, как следствие, смещались сроки переселения людей. По выявленным нарушениям в минстрой области и администрации муниципальных образований были направлены представления.

Кроме того, нарушались права граждан при изъятии у них земельных участков и аварийных жилых помещений. Например, в Балашовском районе такие нарушения повлекли дополнительное расходование 2,5 миллиона бюджетных рублей. Здесь граждане в последний момент отказались переезжать в квартиры, расположенные выше пятого этажа, поскольку не работал пассажирский лифт. Суд встал на сторону жителей, так как дом не соответствовал нормативам. Пришлось выплачивать компенсацию.

По словам Харченко, в Саратовской области низкая активность по сносу аварийных домов. И это тоже нарушение. Хотя в ряде случаев снос не производится из-за того, что аварийный дом вдруг признали объектом культурного наследия. А это уже объективная причина.

Статистика по нарушениям возбудила у депутатов резонный интерес о понесенных наказаниях: заведены ли уголовные дела? – спрашивали они. Может быть, кто-то был уволен с занимаемой должности? Кто и как вообще ответил за эти нарушения?

Всё объяснил зампред Александр Буренин: никаких уголовных дел, потому что не было «хищений и нецелевки». Было только неэффективное использование. А с неэффективностью можно спорить.

«У нас в регионе самая низкая цена на квадратный метр. Строители на этой программе не наварились, а чиновник прилепиться не мог, потому что воровать не с чего», – резюмировал заместитель председателя правительства области.