Андрей Табояков: В России заниматься бизнесом не просто сложно, а архисложно

Оценить
Андрей Табояков: В России заниматься бизнесом не просто сложно, а архисложно
Владелец «Кофе и Шоколад» и Irish pub рассказывает, сколько стоит открыть в Саратове хороший бар, почему к нам так и не пришёл «Старбакс» и правда ли, что именно он помешал власти навести порядок с вывесками на проспекте Кирова.

Он окончил знаменитую Бауманку, трудовой путь начинал мастером участка на саратовском заводе «Корпус», потом сколотил капитал на продаже жвачки, а в 2000-е открыл «Кофе и Шоколад» и Irish pub, ставшие одними из лучших заведений в городе. Предприниматель Андрей Табояков рассказал «Газете недели», сколько сегодня стоит открыть в Саратове хороший бар, почему к нам так и не пришёл «Старбакс» и правда ли, что именно он помешал власти навести порядок с вывесками на проспекте Кирова. А ещё – чем планирует заняться в составе общественный палаты Саратовской области, куда был избран в 2018 году.

– Андрей Геннадьевич, с высоты своего опыта оцените сегодняшний уровень общепита в Саратове.

– Тут важно, с чем сравнивать. Если с Москвой – то у них, конечно, нам ещё есть чему поучиться. А какие-то другие города мы вполне уверенно обгоняем. Вообще, я считаю, в Саратове общепит неплохо развит стараниями именно местных игроков. У нас есть несколько человек, которые очень хорошо этим занимаются, есть отличные местные сети. Ситуация на самом деле вовсе не удручающая.

Вспомните, что когда в Саратове проходил международный форум по урбанистике (в мае 2017 года. – Прим. ред.), иностранные гости гуляли по городу и говорили, что здесь есть заведения, работающие на вполне европейском уровне. По крайней мере, про нашу сетку так было сказано. Однако, беседуя с коллегами по цеху, я понимаю, что обстановка всё равно далеко не идеальная. Заниматься бизнесом сегодня действительно сложно и тяжело, много заведений закрывается. Причина – в экономике. У людей стало меньше денег.

– Но всё же богатые москвичи не могут вытеснить местных предпринимателей с рынка. Например, в центре Саратова работает сразу несколько заведений «Кофе и Шоколад», а такая сильная московская франшиза, как «Шоколадница», представлена только одной кофейней. Почему?

– Потому что москвичам это неинтересно. Они не видят в Саратове денег. Ведь нормальный – повторюсь, именно нормальный – франчайзер заинтересован не только в том, чтобы его франшизу купили, но и в том, чтобы потом этот бизнес окупался, а партнёр мог нормально с него жить. Однако в Саратове таких перспектив нет. Вложения в «Шоколадницу» сейчас должны быть гораздо выше, чем, скажем, в то, что делаю я. Слишком дорого и невыгодно.

– Ладно «Шоколадница». Но почему к нам до сих пор не пришёл «Старбакс»?

– По той же самой причине.

– Послушайте, но это же «Старбакс»! Культовая сеть кофеен из США. Хипстеры в очередь выстроятся, чтобы только посидеть в нём.

– Ну и что. Поймите, заведения не открываются просто так. Предприниматели хотят не что-то там заработать, они хотят хорошо заработать. И в Саратове они такого уровня просто не видят. А потом, «Старбакс» не развивает свою сеть настолько активно, как, скажем, KFC (американская сеть быстрого питания. – Прим. ред.), который сейчас реально лидер в нашей стране. На российском рынке фастфудов он даже обогнал «Макдоналдс». «Старбаксу» же, я полагаю, это не очень нужно.

– Сколько сейчас стоит открыть в Саратове заведение уровня Irish pub и «Кофе и Шоколад»?

– Irish pub, я думаю, где-то порядка 12–16 млн рублей. «Кофе и Шоколад» – немного меньше. Но сейчас я бы сто пятьдесят раз подумал, прежде чем начинать такое дело. Как семейный бизнес, возможно, это было бы интересно. А вот на быструю окупаемость рассчитывать не стоит – сегодня её нет. Я открывал эти заведения, когда она ещё была. В нынешних экономических условиях всё по-другому.

– Ваш коллега по бизнесу Михаил Авилов вообще говорил, что сейчас крепко подумал бы, прежде чем становиться бизнесменом (интервью с Авиловым см. в номере от 16.01.2018 года. – Прим. ред.). Потому что ситуация в экономике действительно тяжёлая. А вы бы стали?

(сделав паузу) Да. Но это сложный вопрос. Знаете, я имел отношение к спорту (Табояков – мастер спорта СССР по боксу, вице-президент Федерации бокса Саратовской области. – Прим. ред.). И если бы у учеников, которых я тренировал, были успехи, я, может, только этим бы и занимался... Хотя нет, наверное, я всё же продолжал бы пробовать себя в бизнесе. Такой уж у меня характер. Поверьте, людей, которые действительно могут заниматься предпринимательством, очень мало.

– А в какую отрасль вы бы вложились?

– Сегодня, пожалуй, в IT-технологии. Конкретно – в разработку прикладных программ. Я думаю, это хорошая перспектива.

– Недавно вы стали членом областной общественной палаты. Для чего?

– Меня туда пригласили несколько её членов, с которыми мы давно общаемся: Михаил Волков, Николай Скворцов, Владимир Незнамов. Наверное, как эксперт в определённых отраслях, я буду там полезен. Всё-таки областной власти нужны неравнодушные люди, обладающие опытом и знаниями. Что касается моего интереса, то считайте, что он чисто практический. Хочется что-то изменить в лучшую сторону для саратовского бизнеса.

Вот, например, недавно у нас была проблема с вывесками (в 2017 году в Саратове был принято решение о том, что все вывески в центре города должны соответствовать дизайн-коду, разработанному московским КБ «Стрелка». У предпринимателей это вызвало массовую негативную реакцию. Последовали обращения в правоохранительные органы, процесс смены вывесок был приостановлен. – Прим. ред.). И одной из организаций, которая активно участвовала в её решении, стала как раз общественная палата, и ещё «Опора России».

– Вы, кстати, были одним из активнейших противников новых вывесок. Не жалеете, что теперь из-за вас в Саратове не получится убрать уродливые баннеры с исторических зданий?

– То, что вы говорите, абсолютно неверно. Я очень хорошо общался со «Стрелкой» и свою позицию по этому вопросу излагал не единожды. Изначально посыл был очень правильный: да, с вывесками на проспекте Кирова действительно есть серьёзные проблемы. Вывески там старые, разные по стилистике, часть из них уже давно нужно убрать. Когда на главной пешеходной зоне города висят одни баннеры – это совсем нехорошо. Но я просил, чтобы у всех были одинаковые условия игры: если мы убираем свои вывески и меняем их на новые, то и другие тоже это делают. Ведь каждая вывеска стоит денег, и немалых. А в результате часть заведений конструкции убрали, а часть – нет. Из тех, кто этого не сделал, большинство – не саратовские сети. Такие как, например, KFC и «Mакдоналдс».

Я, конечно, всё понимаю: ситуация в стране непростая, и крупным сетям менять вывески не по карману. А нам, «успешным» саратовским бизнесменам – раз плюнуть. Но это ведь неправильно. Правила должны быть одинаковы для всех. А получается, что выезжают только за счёт местных предпринимателей, у которых весь бизнес здесь и на которых проще воздействовать.

– У вас ещё были какие-то претензии к самому дизайн-коду.

– Нет, со «Стрелкой» у нас было вполне конструктивное общение. Но от них был только сам дизайн-код, а готовую вывеску должны были согласовывать уже наши местные архитекторы. Но нам её почему-то никак не согласовывали. Вот мы показываем «Стрелке»: для стиля нашего заведения прописная буква на вывеске должна быть вот таких-то размеров, а концы букв – вот такими-то. Они говорят: отлично, никаких проблем, это вписывается в дизайн-код. Мы идём в архитектуру – и нам эту вывеску не согласовывают. А старую я уже демонтировал.

В течение лета, пока всё это продолжалось, мы сидели без вывески. И я увидел значительное падение клиентопотока в заведении. Потому что нет вывески – нет людей. Кто же знает, что у меня на втором этаже кофейня, когда вход в неё – через совсем другое заведение. Это знают только жители города, и то не все.

– Но и очистить проспект Кирова от уродливых вывесок в ближайшее время теперь тоже не получится?

– Я думаю, проспект будет в нормальном виде. Во-первых, наконец-то внесли изменения в дизайн-код: он стал более лояльным, и это нормально. Чётко прописано, какие буквы должны быть, где нужна подложка, где нет. И теперь предприниматель не обязан предварительно согласовывать вывеску в управлении по архитектуре, как раньше. Если дизайн-код нарушен, то тогда администрация города уже постфактум может потребовать её снять.

– За какие ещё проблемы вы возьмётесь в общественной палате?

– За те, которые мне понятны. Там есть комиссия по предпринимательству и экономике, есть комиссия по спорту и туризму. Ещё я хочу войти в комиссию, связанную с памятниками. Вот у меня на проспекте Кирова есть историческое здание, там расположены некоторые мои заведения. Здание уникальное – с фасада двухэтажное, а со двора – трёхэтажное. И я бы хотел привести его в надлежащий вид. Я уже пытался это сделать, но возникли серьёзные проблемы.

Мне нужно было заказать проект, а потом пройти историко-культурную и техническую экспертизу. Проект был сделан. Он стоил мне очень дорого. Согласование длилось очень долго, к тому же сам проект делался астрономическое количество времени. В результате я просто не успел его реализовать, потому что вышел новый закон. Теперь, прежде чем производить какие-то изменения с историческим зданием, я должен согласовывать их с владельцами других памятников архитектуры в радиусе 200 метров. То есть это уже новые требования и новые затраты.

– И вы так ничего и не смогли сделать?

– Мы перевели здание в статус памятников регионального значения, при этом заранее имея договорённости с главным архитектором города, когда и какие шаги нам надо сделать. Он даже дал нам своего специалиста, но тот допустил ошибки, и в результате право на ремонтные работы мы так и не получили. Тот, кто делал нам проект, даёт одни формулировки, архитектура требует другие. И опять получается не пойми что. У нас там был конёк (декоративная копьевидная башенка. – Прим. ред.) над зданием. Он вообще стал притчей во языцех.

В общем, разрешение нам так и не дали. Здание стоит в очень неприглядном виде, и я ничего не могу с этим поделать. По документам в Саратове памятников архитектуры вообще больше, чем в Питере. Но это же смешно. Просто часто этот статус у нас присвоен строениям, которые в реальности ему совершенно не соответствуют.

– Если бы у вас была возможность принять любые законы, какие бы вы приняли в первую очередь?

– Очень либерально бы поступил с теми, кто пытается хоть что-то сделать в бизнесе. Потому что в России сейчас заниматься бизнесом не просто сложно, а архисложно. Поверьте, реально очень много барьеров.

– А какие качества для бизнесмена – самые главные?

– Порядочность. Это важно. А ещё – работоспособность. И нюх. Ну и щепотка удачи.