Мак Табриди: В России я почти перестал улыбаться

Оценить
Мак Табриди: В России я почти перестал улыбаться
В Саратове 22-летний житель города Милуоки находится уже семь месяцев. На минувшей неделе он встретился с корреспондентом «Газеты недели» и рассказал о мифах о России, где девушки красивее, и почему в США русских считают «самыми опасными из белых».

Однажды американец Мак Табриди попытался сходить в Саратове на свидание, но потерпел фиаско: девушка отменила встречу в последний момент. Это был один из тех случаев, которые вводят Мака в ступор в России: на его родине парни почти никогда не попадают в такие ситуации. В Саратове 22-летний житель города Милуоки находится уже семь месяцев. На минувшей неделе он встретился с корреспондентом «Газеты недели» и рассказал о культурных отличиях, мифах о России, где девушки красивее, и почему в США русских считают «самыми опасными из белых».

– Мак, как ты оказался в Саратове?

– Мне порекомендовал поехать учиться сюда мой профессор. Потому что, во-первых, здесь это дешевле, чем в Москве. Во-вторых, в отличие от Москвы в Саратове большинство людей не говорят по-английски. Для изучения языка это лучше. Русский – моя специальность в университете Висконсин-Милуоки. На самом деле у меня две специальности: русский и социология. Я учусь сразу на двух факультетах, в США это возможно. Один мой друг, например, учится даже на трёх. А вот зачем мне ваш язык – я и сам объяснить не могу. Будем считать, что просто он мне очень нравится.

– Когда ты приехал, что тебе больше всего бросилось в глаза?

– Дороги, естественно. В США они не такие плохие. Хотя многие американцы считают, что и в Америке дороги ужасные, но всё-таки у нас есть и нормальные. Также здесь меня поразили собаки на улицах. Раньше я никогда не видел бродячих собак. У нас их нет. В США есть государственные приюты: если собака потерялась, её хозяина находят или же подыскивают ей нового. Ещё в Америке все люди улыбаются, а в Саратове – не так часто.

Один маленький пример: у нас, когда ты заходишь в магазин, продавец тебя спрашивает: «Как поживаете?». И покупатель обычно отвечает: «Всё хорошо», хотя иногда может честно рассказать, что происходит в его жизни. А у вас такого нет. Здесь я один раз попытался спросить кассира: «Как поживаете?». Сначала она меня не поняла. Я спросил ещё раз, и она посмотрела на меня как на сумасшедшего. Со временем в России я стал меньше улыбаться.

– А есть у нас что-то такое, к чему ты до сих пор никак не можешь привыкнуть?

– Да, я очень много жду. Например, уже февраль, а в нашем университете (Мак учится в СГУ им. Чернышевского, в институте филологии и журналистики. – Прим. ред.) всё ещё нет окончательного расписания занятий. В прошлом семестре моё расписание тоже менялось очень часто. В американских университетах такого нет, там составляют расписание заранее на два года.

Другой пример: здесь я долго жду ответов от сотрудников университета по разным вопросам. Иногда на это уходит неделя. У нас такие вопросы решаются по электронной почте за пару часов. А ещё у вас люди почему-то никогда не отвечают конкретно. Вот, допустим, я хочу погулять с тобой. Пишу тебе в соцсетях, будешь ли ты свободен в воскресенье вечером. И ты мне отвечаешь: «Возможно. Я пока не знаю». Ну что это такое? Почему ты не можешь сразу сказать «да» или «нет»? В США люди отвечают прямо. Здесь же я много раз с этим сталкивался: «Возможно», «Может быть», «Да нет, наверное».

– Есть ещё какие-то отличия в культуре, на которые ты обратил внимание?

– Например, американцы никогда не говорят о деньгах. У нас это считается нехорошо – спросить, сколько ты получаешь зарплату или стипендию. А у вас это нормально. Ещё в России очень важна субординация, а в США – нет. Для нас важнее равенство, особенно на работе. Ведь равенство – это хорошо для эффективности, обмена идеями.

Также у россиян, мне кажется, на первом месте стоит семья, а не работа. У американцев всё наоборот. Я даже считаю, что наше отношение к работе – это ненормально. Мы судим друг о друге по ней: сколько часов ты работал на прошлой неделе, какой у тебя может быть доход и так далее. Если же человек работает мало, мы думаем, что он бездельник. Мне самому сейчас немного стыдно из-за того, что я не работаю. Ещё в Америке ругаться матом – это не так страшно, как в России. У нас даже преподаватели в университетах иногда матерятся.

– Может, потому что у вас всего одно матерное слово?

– Нет, у нас их много (перечисляет матерные слова, набирается около семи, включая «shit» – «дерьмо»). Конечно, не все они такие уж и страшные. Ещё между нами есть такое маленькое отличие: американцы не здороваются каждый день за руку при встрече, как русские. У нас руку, как правило, пожимают только один раз – при знакомстве. Кстати, в США не принято знакомиться с девушками на улице или в кафе. Американки такое ненавидят. У нас знакомятся через друзей, в общих компаниях, через Tinder (мобильное приложение для знакомств. – Прим. ред.).

– Наконец-то мы дошли до девушек. Скажи честно, где они тебе больше нравятся: в России или в США?

– Внешне – в России. Хотя по фигуре девушки тут и там в основном похожи, но по красоте лица симпатичнее здесь. А вот внутренне мне больше нравятся американки. Россиянки, мне кажется, более закрытые и более хитрые. Я много раз хотел встретиться с русскими девушками: не на свидании, а просто погулять. Я ведь говорю по-русски как дурак и хочу это исправить. А самый эффективный способ для этого – погулять с девушкой, потому что девушки всегда хотят исправить парня.

И вот каждый раз я спрашиваю: «Давай сходим в кафе? Я угощаю». И каждый раз они соглашаются, а потом в последний момент говорят: «Прости, я заболела». Хотя я знаю, что это не может быть правдой, потому что уже столько раз это случалось: (считает) один, два, три... Как минимум девять раз. Если в США я хочу сходить куда-то с девушкой и она соглашается, но потом заболевает, она прямо говорит: «Мы можем перенести нашу встречу». Хотя в США такое у меня произошло лишь раз, и потом мы всё равно увиделись.

– А именно на свидание здесь ты пытался сходить?

– Да. Но она тоже в последний момент сказала, что не сможет прийти. Кстати, я заметил, что ваши девушки часто ценят таких брутальных парней. Мне кажется, это связано с тем, что равенство полов в России не такое же, как в Америке. К сожалению, у вас женщины всё ещё сильно зависят от мужчин. Наверное, поэтому им и нравятся такие характеры.

– К слову о характерах. На YouTube есть видео, где один американский комик рассказывает, что на улице при встрече с плохой компанией изображает русский акцент. Потому что в США русские – самые опасные из белых. Это правда?

– Да, это действительно так. Хотя, может, сербы более опасны. У меня есть несколько друзей из Сербии, и они очень агрессивные люди. Но русские тоже очень агрессивны по сравнению с обычными американцами. У вас многие удивляются, когда узнают, что я ни разу не дрался в школе. В России это обычное явление, а в США такого почти никогда не бывает.

Америка – это ведь страна юристов. Если школьники подрались, их родители могут обратиться в полицию. Поэтому у нас, когда дети дерутся, это считается огромной проблемой, и все думают, как такое могло произойти.

– Мы всё о различиях говорим, но я слышал, что на самом деле у русских с американцами гораздо больше общего, чем с европейцами. Что думаешь об этом?

– В каком-то смысле это так. Например, патриотизм: мне кажется, русский патриотизм такой же, как американский. В Америке мы гордимся своей армией, в России – то же самое. А в европейских странах, насколько я знаю, это не так. Ещё у меня впечатление, что в России и в США по сравнению с Европой применяется не так много современных технологий. В американском правительстве тоже считают, что уголь и нефть – это хорошо, и мы должны использовать их и дальше.

– А как тебе кажется, в Америке люди по-другому относятся к власти?

– Безусловно, да. Американцы уверены, что налоги – это их деньги, а не правительства. Например, если президент Трамп хочет строить стену с Мексикой, а я этого не хочу, то я открыто заявляю об этом. Потому что стройка будет вестись на деньги налогоплательщиков, то есть и на мои тоже. А у вас я много раз общался с людьми на эту тему, и они считают, что налоги, которые они платят, – это изначально деньги государства.

Ещё американцы привыкли думать о власти как о чём-то не очень хорошем. Они часто участвуют в митингах, у нас это считается хорошо – критиковать власть и не скрывать свои убеждения. Если мы считаем, что Трамп – мудак, то идём к Белому дому и прямо об этом говорим. В России же, мне кажется, люди считают, что такое поведение бесполезно и даже опасно.

– Какие самые большие мифы о США ты слышал в России?

– Я их здесь уже столько слышал... Например, у вас многие считают, что в США все чернокожие получают государственную помощь. Хотя на самом деле значительная часть получателей госпомощи в Америке – белые люди. Доходит до смешного: как раз такие люди в основном выступали против Хиллари Клинтон (кандидат в президенты США в 2016 году. – Прим. ред.) и голосовали за Дональда Трампа, потому что считали, что государство не должно слишком тратиться на пособия.

Ещё у вас считают, что в Америке постоянно проходят гей-парады. Конечно, они у нас есть, но всё же это скорее редкость. Особенно сейчас, когда в США разрешили однополые браки. А ещё в России многие думают, что у каждого американца есть оружие. Но это тоже не так.

– А какие мифы о России бытуют в США?

– Что все здесь любят Путина. Но я знаю, что это не так – в России есть много тех, кто против Путина. Ещё многие американцы думают, что в вашей стране все хотят вернуть коммунизм. И ещё считают, что россияне всегда несчастливы, потому что не улыбаются. Но я-то понимаю, что отсутствие улыбки у вас – это просто такая манера поведения.

– В прошлом году на прямую линию с президентом Путиным дозвонился один американец и рассказал, что в США «бешеная русофобия». И Путин с ним согласился. Это правда?

– Совсем нет. Мне кажется, если в России людей на улице спросить, считают ли они, что США – враг, многие действительно с этим согласятся. Но если аналогичный вопрос задать в США, многие переспросят: «А что такое Россия?». Потому что в Америке никто не думает о России.

Американцев вообще не очень интересует, что происходит за пределами США. Они не знают, кто такие Ангела Меркель и Алексей Навальный. Конечно, многие слышали о вмешательстве русских в наши выборы, но этим всё и ограничивается. Американцев интересует только Америка. Они больше обращают внимание на политику федеральных властей, политику в своём штате и в своём городе. Например, в Милуоки люди знают обо всём, что происходит в политической жизни их города.

– Есть что-то такое в нашем городе, что тебе очень понравилось и чего нет в США?

– Грузинская кухня. Это очень вкусно. Я никогда раньше её не пробовал, хотя в США есть еда со всего мира. Ещё мне нравится Трахун. Нет, Тархун (напиток. – Прим. ред.). Обычно я не пью такие вещи, но он мне нравится. И ваши свитера. В России они лучше, чем в Америке. Качественнее и красивее. И ещё мне нравится, что по России очень легко путешествовать на поезде. В США это слишком дорого. У нас, фактически, если у тебя нет машины, то это значит, что ты не можешь путешествовать. А из достопримечательностей мне нравится ваша консерватория. Но я ещё мало в каких местах был.

– Опиши Саратов тремя словами.

– Тебе честно ответить? Ну хорошо. Грязный. Тихий, особенно ночью. Милуоки ночью более громкий. И ещё есть такое выражение... Как будто город забыли. Как будто бы Бог забыл о нём.