«Рыцари» и еще 60 историй»

Оценить
«Рыцари» и еще 60 историй»
Длинный подзаголовок объясняет, отчего том так велик по объему: «Денискины рассказы» с биографическим очерком Марины Щукиной, иллюстрациями Алексея Капнинского и комментариями Ольги Михайловой, Дениса Драгунского, Ильи Бернштейна».

В московском «Издательском проекте «А и Б»« вышла книга Виктора Драгунского «Рыцари» и еще 60 историй». Длинный подзаголовок объясняет, отчего том так велик по объему: «Денискины рассказы» с биографическим очерком Марины Щукиной, иллюстрациями Алексея Капнинского и комментариями Ольги Михайловой, Дениса Драгунского, Ильи Бернштейна».

Следует отметить, что текст Марины Щукиной – это, наверное, на сегодня самое подробное и обстоятельное жизнеописание Виктора Драгунского, да еще дополненное уникальными фотографиями из семейного архива. Если учесть, что биографическое повествование о Викторе Драгунском и иллюстрированный комментарий в общей сложности занимают около двухсот страниц убористого текста в книге увеличенного формата, то становятся понятны и сверхзадача этого издания, и его потенциальная аудитория.

Начнем со второго пункта: кому предназначена эта книга? Прежде всего, разумеется, юношеству от восьми до пятнадцати, которым и предназначались с самого начала рассказы о Денисе Кораблёве, написанные еще в 60–70-е годы. Конечно, некоторые реалии, встречающиеся в произведениях, ушли в прошлое безвозвратно, однако самое лучшее у Драгунского – герои и юмор – ничуть не устарели. Время не властно над сюжетами о ненавистной манной каше, выброшенной в окно («Тайное становится явным»), о первом столкновении юного человека с ложью взрослых («Старый мореход»), о великом счастье сменять дорогую игрушку на Настоящего Светлячка («Он живой и светится») и так далее.

Другая категория читателей – это те, которые были в возрасте Дениски Кораблёва примерно в те же годы, когда рассказы впервые публиковались. Для этой аудитории рассказы Драгунского – эдакая овеществленная ностальгия, попытка воскресить в памяти прошлое и вспомнить себя именно такими, какими они были когда-то.

Наконец, есть еще одна читательская группа: люди, которые уже вышли из юношеского возраста, однако время «развитого социализма» они уже не застали. Для них рассказы из книги, быть может, похожи на древнеримские тексты или египетскую клинопись – свидетельство цивилизации, которой уже нет. Именно для них, прежде всего, так важны комментарии: мир, ушедший в небытие, должен быть не просто запечатлен, но и отрефлексирован до деталей.

Самым любопытным сегодняшним юным читателям (по крайней мере тем из них, кто приближается к своему пятнадцатилетию) комментарии тоже будут крайне интересны. Ну откуда еще нынешние дети узнают о существовании журнала «Мурзилка» или о том, что гусиное горло с горошинами внутри могло быть очень увлекательной игрушкой?