Нашли виноватую

Оценить
Нашли виноватую
Алёна Ларюкова
Конкурсный управляющий Пугачёвского автотранспортного предприятия пытается в суде повесить 10 миллионов долговых рублей на Алёну Ларюкову

На ушлых арбитражных управляющих, узаконивающих в судах свои действия, я уже готова закрыть глаза. И на коррупцию тоже. Плетью обуха не перешибёшь. Но когда в редакцию звонит юная женщина и с отчаянием рассказывает о том, как очередной арбитражник хочет повесить на неё всю кредиторку обанкроченного автотранспортного предприятия, а она была инспектором отдела кадров и всего лишь два месяца исполняла обязанности директора по просьбе работников областного минтранса, то отказать в помощи нельзя.

И я снова нырнула в арбитражную грязь. И выяснила, что инспектор отдела кадров ни в чём не виновата. Да и основные долги предприятия-банкрота, по моему личному мнению, – нарисованы.

Что попросили, то и сделала

Алёна Ларюкова работала в ОАО «Пугачевское автотранспортное предприятие» инспектором отдела кадров. Но в конце 2015 года уволился директор предприятия Артём Подовинников вместе с бухгалтерией. И тогда 28-летнюю Алёну уговорили стать «недельки на две» исполняющей обязанности руководителя этого предприятия. Маленький срок её ни к чему не обязывал. Тем более просили девушку об этом одолжении работники министерства транспорта правительства Саратовской области, которое являлось собственником пугачёвского АТП.

Министерство транспорта, руководствуясь планом приватизации правительства, избавлялось тогда от районных автотранспортных предприятий. Их или передавали муниципалитетам, или продавали 100-процентный госпакет акций. Пугачевское предприятие в то время, когда Алёну поставили руководителем, как раз продавали. Но сделка всё откладывалась и откладывалась, и в итоге срок её «директорства» затянулся аж на целых два месяца.

Условия работы были экстремальные. В конторском помещении были отключены свет, телефон и тепло. В задачи Алёны входило заплатить трёхмесячные долги по зарплате работникам предприятия и поставить их на биржу труда. При этом расчёт задолженности был сделан ещё при директоре Подовинникове. И уведомление о расторжении трудового договора сотрудники тоже получили от него ещё 24 декабря 2015 года. Деньги на зарплаты пришли из министерства транспорта – долги за перевозку льготных пассажиров.

Но у одного из работников предприятия не было банковской карты. И зарплату ему надо было заплатить наличными. А их не было. И тогда Алёна Ларюкова продала старую убитую ВАЗ-«пятёрку», с пробегом более 400 тысяч км, за 10 тысяч рублей. Сейчас отчуждение этой «пятёрки» из имущества предприятия оспаривается в Арбитражном суде Саратовской области. Конкурсный управляющий Пугачёвского автотранспортного предприятия Дмитрий Челышев хочет вернуть её в конкурсную массу. Чтобы потом продать минимум за 25 тысяч рублей.

ВАЗ 210540 может состариться только через 20 лет!

В минувший четверг я сходила в судебное заседание по этому делу о банкротстве (№ А57-14004/2016), которое ведёт судья Лариса Зуева.

– Как вы будете доказывать «действительную стоимость имущества на момент приобретения»? – поинтересовалась у представителя конкурсного управляющего Челышева судья Зуева.

Представитель начала рассказывать, что вот они, например, продавали такие автомобили на металлолом за 25 тысяч рублей. А работающее транспортное средство стоит дороже металлолома. Да и автомобиль-то – молодой. Всего лишь 2008 года выпуска. По мнению представителя конкурсного управляющего, только «через 20 лет можно говорить о неработоспособности такого транспортного средства». И на следующее заседание они «в принципе готовы» представить сравнительный анализ рынка продаж восьмилетних автомобилей.

– Машина в организации работала. Она не стояла, – робко возразил на такую рекламу продукции Волжского автозавода ответчик.

Судья Зуева вынесла решение пригласить на следующее заседание нынешнего владельца автомобиля, которому первоначальный покупатель его перепродал. Пока в качестве третьего лица. Он должен назвать цену, за которую перекупил «пятёрку». Чтобы подстраховаться, если этот ни о чём не подозревающий человек не придёт, суд запросит бумаги по стоимости сделки перепродажи автомобиля у ГИБДД.

20 февраля разбирательство продолжится. И совершенно не исключено, что в конце концов будет принято решение, по которому первоначальному покупателю присудят перевести на счёт конкурсного управляющего Челышева минимум 25 тысяч рублей, которые он выручил за продажу автомобиля, отремонтированного своими руками. Потому что под такую замену требований есть статья в законе о банкротстве.

Суд взялся разобраться, была ли Ларюкова «паршивой овцой» в стаде

А 19 февраля к судье Зуевой в качестве ответчика должна прийти Алёна Ларюкова. Конкурсный управляющий Дмитрий Челышев считает, что она лично должна оплатить более 10 миллионов рублей кредиторской задолженности ОАО «Пугачёвское автотранспортное предприятие». Потому что у предприятия нет денег. Еще раз повторяю: конкурсный управляющий предприятия возлагает субсидиарную ответственность за долги предприятия на инспектора отдела кадров. Он обвиняет её в том, что она не передала какие-то документы следующему директору – Алексею Гурченко, которого 29 марта 2016 года прислал на предприятие своим распоряжением министр транспорта Николай Чуриков. Алёна Ларюкова никогда не была директором. Вот передо мной распоряжение того же Чурикова от 28 марта 2006 года, которым с неё как с инспектора отдела кадров снимается исполнение обязанностей директора.

Никаких претензий к полноценным директорам автотранспортного предприятия – ни к многолетнему Гавришеву, ни к Подовинникову, который пытался подготовить предприятие к продаже госпакета в частные руки, ни к Гурченко, передавшему автопарк в процедуру банкротства – у Челышева нет. Они все были молодцами. Все, по мнению конкурсного управляющего, пытались восстановить платежеспособность предприятия. Но их труды пошли прахом из-за Ларюковой Алёны Андреевны. Не верите? Эта юная женщина тоже не поверила, когда в конце декабря прошлого года получила письмо со страшным раскладом своего будущего.

Сейчас Алёна устроилась на другую работу. Получает 8 тысяч рублей. У неё есть дочь-первоклассница, которую она растит без мужа. Она никогда не сможет нанять юристов, чтобы они отстаивали её абсолютную невиновность в кабинете у судьи Зуевой. А арбитражный процесс – это состязание позиций юристов одной и другой стороны. Не представил в отзыве на жалобу тысячу процессуальных отсылок – пошёл вон! Угроза судебного решения в пользу конкурсного управляющего на сегодняшний день более чем серьезна.

За 54 дня 555 тысяч законно превращаются в 5 миллионов рублей

Если конкурсному управляющему в суде не противопоставляется опровергающая позиция, то судья не обязан сам её искать. Может быть, даже не имеет права этого делать. Единственный выход для судьи, чувствующего «лажу» в деле, – прописать как можно подробнее позицию, представленную активной стороной, в тексте своего определения. Лариса Владимировна Зуева именно так и поступила, составляя судебный акт 7 февраля 2017 года. В документе этом понятно рассказывается о том, как в деле появился основной кредитор Пугачёвского автотранспортного предприятия – ООО Аудиторская фирма «Гранд».

Чтобы эта фирма вошла в реестр, конкурсному управляющему Дмитрию Челышеву пришлось найти (или нарисовать?) документы о том, что в 2008 году ООО «Спецстрой», зарегистрированное в городе Пугачёве, отремонтировало кровлю на гараже недавно акционированного пугачёвского автопредприятия за 555 тысяч рублей. Но через 54 дня, за которые автопредприятие не нашло денег на оплату выполненных работ, сумма его долга перед ремонтниками увеличилась до 5 с лишним миллионов. 4 млн 500 тысяч рублей якобы составили оговоренные договором проценты за просрочку платежа менее чем на два месяца.

Если верить словам и бумагам конкурсного управляющего Челышева, то к концу 2008 года руководитель ООО «Спецстрой» убедил тогдашнего директора Пугачёвского автотранспортного предприятия признать этот долг. Но чтобы отсрочить его выплату, они заключили договор о новации, где набежавшие фантастические проценты превращались в беспроцентный заём, автотранспортное предприятие – в должника, а Спецстрой – в кредитора. Соглашение об этой новации никто никогда не попытался оспорить. Этот факт судья Зуева особо подчёркивает. Потому что согласия минтранса с такой сделкой ей достаточно для того, чтобы воспринять вспучившийся из ничего долг серьёзно. Мало ли какие у кого с кем расчёты и на каких договоренностях.

Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно

В 2010 году ООО «Спецстрой» сам обанкротился. И теперь не у кого спросить, что там было или не было в 2008 году. Тем более очень скоро кредиторская задолженность от «Спецстроя» перешла в фирму «Наше право». Тамошние руководители и запрятали её подальше, не пытаясь взыскивать. А в октябре 2016 года вдруг достали и переуступили ООО Аудиторская фирма «Гранд». Она с этим требованием наперевес пошла в суд. И хотя представители министерства транспорта являются участниками этого дурно припахивающего банкротства, они почему-то снова не стали отрицать, что никакого договора, по крайней мере про превращение процентов в обособленный долг, на самом деле не было. И задолженности этой не было. По моему личному мнению, её нарисовали в фирме «Наше право».

Для того чтобы это проверить, достаточно поднять финансовую отчётность ООО «Пугачёвское автотранспортное предприятие» начиная с 2008 года. В отчёте за 2009 год найдётся даже подробная роспись кредиторской задолженности. Поставщикам и подрядчикам – 541 тысяча рублей, персоналу – 290 тысяч, государственным внебюджетным фондам – 68 тысяч, налоговикам – 99 тысяч, прочим кредиторам – 529 тысяч рублей. На сайте правительства области размещён документ о финансовом состоянии пугачёвского автопредприятия за 9 месяцев 2015 года. И там этой задолженности перед «Нашим правом» тоже нет. Но она есть в составе более чем 10-миллионного долга, который конкурсный управляющий Челышев вешает на Алёну Ларюкову. И эта задолженость определяет, как будет продаваться имущество Пугачёвского автотранспортного предприятия. Официальных торгов пока не было. Но уже известно, что вести их будет Наумов Александр Владимирович.

Государственное имущество. Дешево

Для торгов сформированы два лота. В первом – крытая стоянка – нежилое здание площадью около 4000 квадратных метров, ещё одно нежилое здание площадью почти 200 квадратных метров, ещё одно – чуть больше, два водопроводных колодца и сам водопровод протяжённостью 87 метров, линии электропередач на 13 опорах и земельный участок площадью более 10000 квадратных метров на улице Железнодорожной, 11. За всё это даже по областным меркам богатство Александр Владимирович хотел бы получить миллион рублей.

Назначенная цена возмутила даже налоговиков, которые тоже выступают кредиторами в этом деле о банкротстве. И они, обычно всё отдающие «на усмотрение суда», побежали просить судью Зуеву отменить решение собрания конкурсных кредиторов про торги. Дескать, это же грабёж, денег от продажи не хватит ни на что! Намекнули даже на сговор конкурсного управляющего Челышева с Наумовым. Задавали вопрос судье, неужели её не смущает, что один входит в «Сибирскую гильдию антикризисных управляющих», а другой – председатель третейского суда при этой саморегулируемой организации? Не смущает.

Кредиторам с ноль целых хрен десятых голосов, а именно таким и является налоговый орган в данном деле, на процессах о банкротстве ловить нечего. Как торговать и по какой цене, определит на собрании кредитор с максимумом голосов. Таким в деле обозначено ООО Аудиторская фирма «Гранд». Так что пусть Наумов распродаёт имущество ПАТП как хочет, если так решил «Гранд» и если именно этого кредитора не волнует, дадут миллион за все эти земли, трубы, провода, здания и землю или пятьсот тысяч.

Не чужие друг другу люди

Александр Наумов в «визитной карточке» одной из своих юридических контор с гордостью указал Поволжскую аудиторскую компанию своим деловым партнёром. А там наш арбитражный управляющий Дмитрий Челышев в учредителях. А ещё в деловых партнёрах Наумова есть наша фирма «Гранд». То есть люди в этой истории не чужие друг другу давно. Сработанные.