Седьмой круг

Оценить
Седьмой круг
Возобновлено расследование уголовного дела о мошенничестве в отношении лица, требовавшего от ТОРЭКС сотни миллионов рублей

Очередное постановление областного ГУВД о прекращении уголовного дела в отношении одного из учредителей ООО «ТОРЭКС» Салавата Мухитдинова, уже шестое по счёту, снова отменено. На этот раз со следователями главка не согласилось их московское руководство. Решение о возобновлении расследования было принято в Следственном департаменте МВД России. Выяснилось, что следователи, работавшие над этим делом, допустили нарушение уголовно-процессуального законодательства, за что получили нагоняй уже от Генеральной прокуратуры. Но кроме этого, в деле появились новые сведения, требующие дополнительной следственной проверки. Тем не менее, владельцы ООО «ТОРЭКС» не спешат радоваться. Дело в том, что вести расследование поручено тем же лицам, которые упорно его закрывали на протяжении всего последнего года.

Шесть из шести

Напомним, уголовное дело в отношении Салавата Мухитдинова (по ч.3 ст. 30 и ч.4 ст. 159 УК РФ о покушении на хищение имущества в особо крупном размере) было возбуждено по заявлению его бывших партнёров в ООО «ТОРЭКС» – Игоря Седова, Сергея Ионова, Валерия Кузнецова и Сергея Иванова. Расследование было начато в январе 2016 года следователями городского УВД, и уже к концу года дело было готово для передачи в суд. Однако именно на этой завершающей стадии оно внезапно было изъято главком якобы для продолжения следственных мероприятий. До суда дело так и не дошло. Областное ГУВД неожиданно заняло противоположную позицию. Согласно выводам следователя Екатерины Воробьевой, за 10 дней сумевшей каким-то чудом изучить материалы на несколько томов, в деле нет состава преступления и самого события преступления.

Начиная с 27 декабря 2016 года следователи ГУ МВД России по Саратовской области настаивают на прекращении производства по этим основаниям. За следующие полгода главком было издано шесть соответствующих постановлений. Пять раз из шести расследование возобновлялось по требованию органов прокуратуры – сначала городской, затем областной. Последний, шестой раз Екатерина Воробьёва вынесла постановление о прекращении следственных мероприятий и закрытии дела в связи с отсутствием состава преступления 12 августа 2017 года. И вот теперь отменено и оно. Решение о возобновлении производства по делу принято 22 декабря 2017 года. На этот раз уже Следственным департаментом МВД России.

Сын за отца, отец за сына

История противостояния Мухитдиновых и ООО «ТОРЭКС» началась в 2015 году с конфликта руководства предприятия с сыном Салавата Мухитдинова – Русланом, тоже работавшим на заводе стальных дверей. По рассказам владельцев завода, в результате его многодневных прогулов с ним возник острый конфликт, который Руслан хотел разрешить, получив от завода 5 миллионов рублей за добровольное увольнение. Однако денег Руслан Мухитдинов не получил, а улаживать ситуацию с партнёрами пришлось его отцу Салавату Мухитдинову. Как рассказывают учредители предприятия, он уговорил их не увольнять сына по статье, при этом заявив, что «после такого позора» он и сам не сможет дальше работать в ТОРЭКС. Салават Мухитдинов не только уволился из ТОРЭКСа, но и решил выйти из состава учредителей, потребовав при этом выплатить ему его долю в размере 31% или 660 миллионов рублей.

Для партнёров Мухитдинова это стало неожиданностью. По словам главного учредителя компании Игоря Седова, в действительности доля Салавата Мухитдинова в уставном капитале ООО «ТОРЭКС» составляла 9%. Поэтому при выходе из состава учредителей ему предложили 225 миллионов рублей. Мухитдинов, как говорит Игорь Седов, взял время на раздумье и больше на предприятии не появлялся. А спустя три месяца прислал заявление о выходе из Общества и выплате ему доли в размере 31 процента. То есть, продолжил настаивать, что причитающаяся ему сумма должна быть равна 660 миллионам рублей.

Стоит отметить, что Салават Мухитдинов, экономист по образованию, отвечал на ТОРЭКСе за оформление учредительных документов. При создании предприятия в 1994 году учредители, по их словам, договорились распределить доли между собой следующим образом (в соответствии с количеством сданных ваучеров и денежных средств): Игорю Седову – более 50%, остальным – Ионову, Мухитдинову, Кузнецову и Иванову – по 9%. И именно в этом виде доли должны были быть закреплены за участниками Общества в документах.

Однако позже, в 2000 году, Салават Мухитдинов сообщил партнёрам, что все документы периода 1993–95 годов утеряны. В том числе и учредительные. Вместо них Мухитдинов представил учредителям новые документы, в которых доли по неизвестной причине распределялись уже иначе: Седову – 45%, Мухитдинову – 33,9%, Ионову – 16%, Иванову и Кузнецову – менее чем по 2%. Партнёры с этим предложением не согласились, и Игорь Седов, как главный учредитель и директор предприятия, якобы потребовал от Мухитдинова восстановить документы в прежнем виде.

Как объясняет сам Седов, он не стал тогда заострять особого внимания на произошедшем, так как дивиденды в начале нулевых не выплачивались и распределение долей в учредительных документах ни на что не влияло.

Внутреннее расследование на ТОРЭКСе всё же началось, но уже после требования Салавата Мухитдинова выплатить ему 660 миллионов рублей. Документы, косвенно подтверждающие основания, на которые Мухитдинов ссылался в своих требованиях, юристы предприятия нашли в городских архивах и в кабинете самого Мухитдинова «в коробке для уничтожения». Среди них ведомость сбора ваучеров и денежных средств, изменения и дополнения к Протоколу собрания учредителей №3 от 20.07.1994 г. (где якобы проводилось распределение долей, но на самом деле нет), а также изменения к учредительному договору от 1995 года.

Эти документы несколько раз подвергали различным экспертизам. В том числе и почерковедческим. Исследования показали, что в документах содержатся недостоверные сведения и более 25 поддельных подписей. В результате учредители ТОРЭКС предположили, что Салават Мухитдинов умышленно внёс в учредительные документы ложные сведения о размере своей доли в уставном капитале, чтобы в будущем иметь возможность незаконно истребовать её у Общества.

Поддельно всё

С этой догадкой учредители ООО «ТОРЭКС» обратились в следственные органы города Саратова, которые спустя месяц, в январе 2016 года, возбудили в отношении Салавата Мухитдинова уголовное дело о мошенничестве. О том, как оно развивалось, мы подробно рассказывали в предыдущих номерах «Газеты недели» (см. «Кому мешает ТОРЭКС?» в № 30 (444) от 29.08.2017).

И всё же отметим, что относительно недавно учредителям ООО «ТОРЭКС» разрешили ознакомиться с материалами уже закрытого на тот момент уголовного дела. По их словам, следователи городского УВД собрали достаточно доказательств для привлечения Салавата Мухитдинова к уголовной ответственности. Согласно экспертизам, проведенным уже в ходе следствия, подделанными оказались все без исключения документы (12 штук), составленные Мухитдиновым, в том числе и копия Протокола №3. полученная из личного архива Мухитдиновых. К слову, оригинал Протокола №3 от 20 июля 1994 года так и не был обнаружен ни в одном архиве, включая архивы государственных регистрирующих органов. К делу приобщены только выписка из протокола и его копия. Между тем, этот документ по своему статусу является основополагающим в споре о распределении долей.

Растущие аппетиты

Пока областное ГУВД закрывало уголовное дело в отношении Мухитдинова, а прокуроры возвращали его на доследование, в Арбитражном суде Саратовской области разгорался спор о деньгах.

Салават Мухитдинов, а после его смерти от инфаркта в декабре 2016 года и его жена Тамара, через суд потребовали от ООО «ТОРЭКС» выплаты им тех самых 660 миллионов рублей. Правда, затем их аппетиты увеличились ровно в два раза.

В процессе разбирательства была проведена судебно-оценочная экспертиза пензенской организацией ООО «Бриз».В результате этой оценки балансовая стоимость предприятия возросла в полтора раза. Основываясь на этом, истцы Мухитдиновы увеличили сумму своих требований к ООО «ТОРЭКС» до 1 миллиарда 180 миллионов рублей (подробней читайте в материале «Никакого бизнеса, только личное» в №36 (450) от 10.10.2017 г.). Это без малого треть оборота ООО «ТОРЭКС», и изъятие данной суммы, по словам владельцев компании, приведет к краху предприятия.

Несмотря на представленные суду рецензии от трех экспертных организаций (двух саратовских и волгоградской), указывающих на необоснованность сделанных ООО «Бриз» выводов и на нарушения методики проведения подобных экспертиз, судья саратовского арбитража Михайлова признала экспертизу законной. Однако апелляционная инстанция согласилась с требованием ТОРЭКС о проведении повторной экспертизы.

Есть также мнение, что Мухитдиновы воюют с ТОРЭКС не в одиночку, а при поддержке опытных адвокатов. Известно, например, что интерес к финансовому спору учредителей ТОРЭКСа проявлял адвокат Александр Мирошин, известный участием в крупных, резонансных и дорогих судебных делах. По словам Игоря Седова, Мирошин предлагал свои услуги ООО «ТОРЭКС», якобы попросив в качестве вознаграждения 30 миллионов рублей наличными, но получил отказ. Позже адвокаты, ранее тесно работавшие с Мирошиным, в частности Ольга Харзова и Сергей Ульянов, были замечены в группе представителей Мухитдиновых (подробней об этом в публикации «Танец стервятников» № 37 (451) от 17.10.2017).

Ещё не окончательно

Предположив, что борьбу за миллионы ведет не просто Тамара Мухитдинова, а целая группа лиц, учредители ООО «ТОРЭКС» обратились за помощью к власти. И получили поддержку не только на уровне региона, включая губернатора Валерия Радаева, но и из федерального центра. Скандалом вокруг ООО «ТОРЭКС» заинтересовались депутаты Государственной думы. В декабре по поручению спикера ГД Вячеслава Володина на встречу с руководителями завода и трудовым коллективом приезжал депутат ГД Николай Панков. Общаясь с сотрудниками, он сравнил ситуацию вокруг ТОРЭКС с рэкетом 90-х: «Благополучно работающее предприятие хотят уничтожить. Вызывает возмущение то, с какой наглостью и цинизмом это делают», – поделился мнением госдеп.

Возможно, именно внимание власти повлияло на то, что к жалобам учредителей дверного завода на предвзятость следователей по уголовному делу о мошенничестве в отношении Салавата Мухитдинова прислушались в Генеральной прокуратуре и Министерстве внутренних дел. Так или иначе, 22 декабря 2017 года врио первого заместителя начальника Следственного департамента МВД России генерал-майор юстиции Николай Патапеня отменяет постановление о закрытии уголовного дела в отношении Салавата Мухитдинова и направляет его на дополнительное расследование.

Проблема только в том, что дело вновь вернулось заместителю начальника ГУ МВД России по Саратовской области, начальнику следственного управления генерал-майору Андрею Бойко, который на открытом совещании в Саратовской областной думе, где обсуждалась ситуация вокруг ООО «ТОРЭКС», безапелляционно заявил, что «принятые решения по уголовному делу являются законными и окончательными».

Учредители ООО «ТОРЭКС» считают, что Главное следственное управление Саратовской области под управлением Андрея Бойко не способно провести объективное расследование и вынести объективное решение по данному уголовному делу. «Поэтому сейчас мы готовим обращения с требованием передать расследование этого дела в Следственный комитет, в следственные органы другого региона – куда угодно, но только не в ГСУ ГУ МВД по Саратовской области, должностные лица которого, и это наше общее мнение, абсолютно не заинтересованы в объективном и справедливом расследовании», – заявляют учредители ТОРЭКС.

P.S. Эти сомнения в качестве работы следователей областного ГУВД вполне оправданны. Не секрет, что в результате недавней большой министерской проверки были выявлены множественные нарушения в работе главка, а часть высокопоставленных сотрудников лишилась своих должностей. Примечателен и тот факт, что начальник оперативно-розыскной части собственной безопасности ГУВД по Саратовской области полковник Сергей Кашев в настоящее время находится под следствием по подозрению в получении взятки. А ведь именно он в свое время руководил проверкой, по результатам которой серьёзные дисциплинарные взыскания получили следователи, возбудившие дело в отношении Салавата Мухитдинова.