Только совесть позволяет не скурвиться

Оценить
Только совесть позволяет не скурвиться
У меня в последний месяц года всё-таки затеплилась маленькая надежда на изменения.

У меня был плохой год. В начале лета я написала статью «Пастухам здесь не место!». Рассказала в ней о парне с очень трудной судьбой из Ершовского района. Привезли его туда родители, спасаясь от войны в Нагорном Карабахе. Парень вырос и стал мужчиной, главой семьи для братьев и постаревшего отца. У него есть красавица жена и две прелестные дочки. Он много и тяжело работал ради них. Разводил скот. А когда почувствовал, что у него получается, решил, что пришла пора купить два трактора. Для этого нужно было взять кредит. Кредит не давали без оформления хозяйства в крестьянско-фермерское. Оформить КФХ было нельзя без прикрепления к нему хоть какого-то клочка земли. Оформление земли затронуло интересы районного депутата. И он свои интересы отстоял, заставив Мишу Давтяна порезать скот, забыть мечтать о сильном хозяйстве и уяснить наконец, что депутат всегда главнее какого-то нерусского пастуха.

Ольга Копшева, обозреватель

«Все мы на самом деле Миши», – грустно сказал мне мой товарищ, прочитавший эту статью. Ему было обидно за бесправие маленького человека. Но он, этот мой товарищ, большой любитель Владимира Путина. И я понимаю, что ему ещё очень долго нужно прожить в нашей стране, чтобы понять причинно-следственные связи происходящего. А у меня давно всё чётко по полочкам. Я подсчитываю людей, не сумевших что-то сделать, не добившихся, сдавшихся, замкнувшихся именно из-за осуществляемой многолетней неправильной политики президента по устройству жизни в нашей стране.

Кроме Миши Давтяна, которому не смогла помочь, в длинном списке неудач Петя Полушкин – директор Ершовской станции орошаемого земледелия. Чистый, светлый человек, учёный, увлечённый сафлором. Он возил нас на поле, оранжевое от цветов на кустиках этого растения, готового жить на выжженной земле. Рядом с ним работали такие же нищие научные сотрудники. В помещениях, где с документальной точностью можно снимать кино про лагерные «шарашки». Здесь говорили о порядочности, о приличиях и горели мечтой создать новые семена зерновых культур для будущих российских полей.

Но новая федеральная структура под названием ФАНО, которой президент и правительство поручили российскую науку, нянчить российских семеноводов не захотела. И на станциях, подобных Ершовской, повелела думать о деньгах, а не о пестиках и тычинках. Поэтому в начале нынешней осени Петя Полушкин с женой, которая оказалась умнее ФАНО, и дочкой уехали в Самарскую область в фермерское хозяйство, где наукой очень даже интересуются и финансируют опыты из частных денег. Там Пете с семьей уже дали ключи от квартиры. И у него в распоряжении будут новенькие импортные сеялки, придуманные специально для селекционеров.

«Всё будет хорошо», «Мы справимся», – говорили мне под Новый год мои герои. Потому что они не знают, как можно жить по-другому. Вся их сознательная взрослая жизнь прошла при президенте Путине, где прав всегда сильный, наглый и нахрапистый. И где главу Ершовского района за достижения года занесли на областную Доску почёта.

А у меня в последний месяц года всё-таки затеплилась маленькая надежда на изменения. Очень уважаемый мной человек Михаил Борисович Ходорковский написал письмо председателю ЦИК Элле Памфиловой с просьбой не регистрировать Владимира Путина кандидатом в президенты, потому что у этого кандидата для президентства исчерпаны законные основания. Она ответила, что МБХ давит ей на совесть. Но совесть-то и есть самое главное, что позволяет нам не скурвиться в жизни.