Хоровод веселых игрищ и забав

Оценить
Хоровод веселых игрищ и забав
День медного бунта
Уже который год ведем мы летопись своеобычных праздников и торжеств, что имеют место на нашей территории развития, осененной вектором лидерства. Попросту – в Саратовской области

Разнообразны и не похожи друг на друга многочисленные торжества, случающиеся на благословенной земле нашей чуть ли не каждый день. И вроде бы нет в них ничего общего, но если, друзья, приглядеться тщательнее, то увидим мы одну общую черту, все эти пиршества духа объединяющую.

Не будем томить вас секретами, скажем сразу – все наши праздники (или почти все) проистекают из глубокой древности. Из тех времен, когда произрастали по берегам любимой нашей Волги непроходимые леса, бегал по лесам этим разный пушной зверь, а дальние предки наши были охотниками и землепашцами и тогда поклонялись в наивной вере своей пням, деревьям и прочим идолам. То есть давно это было – но скрепы просто так не порвешь, истоки не осушишь. Вот вам пример совсем недавний. В сквере на улице Рахова в рамках инновационной, урбанизационной и дизайнерской программы деревья попилили. Все склонны винить дизайнеров, урбанистов и инноваторов, а на самом деле таким образом отдали мы дань уважения обычаям предков наших. Как сие согласуется? Потерпите. Мы обо всем по порядку расскажем.

День потёмкинской агломерации

Началось-то всё с того, что в январе объявили народу новый манифест губернаторский. Название у манифеста было многозначительное вплоть до полной непонятности: «Агломерация»! Потом объяснения официальные воспоследовали, но понятнее не стало. Будто бы, если к губернскому городу присоединить окрестные города и веси (которые все вместе взятые и без того губернии подчинены) и объявить их единым целым, то по всей агломерации потекут молочные реки в кисельных берегах и будет народ как сыр в масле кататься. Но каким чудом это произойдет, дело тёмное. Те, кто это придумал, и сами в затылке чешут: сказанули на свою голову, и что теперь делать?

А мы их научим, что делать. Способ давний, светлейшим князем Таврическим, Григорием Александровичем Потёмкиным в обиход пущен. Называется «потёмкинские деревни». Да, собственно, нынешние чиновники этому способу давно обучены: как лихо раскрашивали покосившиеся саратовские избушки в весёлые цвета!

День медного бунта

А еще случай был в губернии нашей, в сельце заволжском. Тоже в январе, сразу после объявления агломерации. Должно быть, там о грядущей благодати не слыхали. Взбунтовался народ. И правильно сделал! Явились, видите ли, в село какие-то не то опричники, не то стражники, не то просто мелкие... скажем так, чиновники и сунулись было с колокольни колокол снимать. А колокол тот в сельском храме с незапамятных пор обосновался. Правда, давно уж не звонил, но за долгую свою жизнь стал полноправным местным жителем. Вот земляки и сбежались на площадь его защищать. Вытребовали, чтобы прибыли чиновники рангом повыше, губернского пошиба, и стали претензию предъявлять.

Те не замедлили приехать и сразу на попятную: дескать, что за шум, никто ваш колокол не тронет, и в мыслях ничего подобного не держали. То ли совесть у чиновников проснулась, то ли, что правдоподобнее, струхнули слуги народа. Уж очень народ пошумливал, серьёзные намерения имел. Разошлись миром. Но вы, сельчане липовские, приглядывайте за своим колоколом позорче, на обещания не слишком полагайтесь!

Так и вспоминается государь Пётр Алексеевич, как он по монастырям да церквам колокола велел поснимать. Тогда народ тоже бунтовался. Императору колокольная медь понадобилась пушки лить, со шведом воевать. А нашим нынешним? Кто-то из новоявленных бояр или купчин усадьбу украсить захотел?

День ополчившихся стихий

Ближе к концу марта в город приехал тот, чью фамилию не называют (см. соответствующий праздник во второй половине этого календаря). Приехал и приехал, что за беда? Оказалось, ничего подобного. Стоило только ему выйти на прогулку в сквер на 2-й Садовой, чтобы с друзьями саратовскими повидаться, поговорить о том о сём, тут-то местные стихии и разбушевались...

То вдруг ни с того ни с сего в сквере земля вспучилась. Говорили, будто «вскрышные работы» ведутся. Что-то подземное срочного ремонта потребовало. Звучит внушительно. Но неправдоподобно. Потому что таких совпадений теория вероятностей не допускает.

А стихии-то продолжают бесчинствовать! Теперь потопом весь сквер накрыло, водой залило. Неужто и правда – то самое подземное, что срочного ремонта требовало, теперь взяло и прохудилось? Но как быть с теорией вероятностей?

Прогулка всё равно состоялась. Мало ли в нашем городе скверов!

А управляемые стихии – тоже очень древнее изобретение. Пращуры наши, когда не хотели в город супостата пустить, ордынцев ли, тевтонцев ли, тоже ров выкапывали и воду в него напускали. Правда, то были вороги лютые. Но при чем здесь наше неназываемое лицо? Может быть, саратовские стихии его с каким-то агрессором перепутали? Телевизора насмотрелись?

День истины, которая дороже «Платона»

В конце марта сорок тысяч водителей-дальнобойщиков по всей стране протестовали против введения нового сбора с большегрузных автомобилей, получившего наименование «Платон» и, как уверены перевозчики, разоряющего их. Водители избрали орудием своего протеста вовсе не «булыжник, орудие пролетариата», а свои мирные грузовики. Они стали на трассах, иногда блокируя их, иногда не мешая проезду другого транспорта, а просто демонстрируя свою численность и свою решимость идти до победы. Власти не придумали лучшего решения большой проблемы, чем задержания и аресты.

Но, как сказал один из саратовских участников протеста, «меня уведут отсюда, но ребята останутся здесь». И добавил: «Желание у всех лечь на дорогу и никого не пускать».

День истины, которая дороже «Платона»

И в «Платоне» нет ничего нового. Как утверждают летописи, в средневековье у землевладельцев, сиречь феодалов, был милый обычай брать дань с проезжающих по их землям купцов. Заодно и всё падающее в пути с воза становилось собственностью владельца земли. Как говорится, «что с воза упало, то пропало».

Вот только почему частная компания возомнила себя владельцем государственных дорог? Летописи не дают ответа.

День стрелецкой напасти

В апреле появились в Саратове, откуда ни возьмись, не то стрельцы, не то стрелкИ... Кое-кто говорил, что называются они «СтрЕлки», но этому мало кто верил – поначалу. А уж в мае, когда они в городе нашем в полную силу вошли, поверили. Да и как было не поверить? Все видели, что они натворили хотя бы на одной только Привокзальной площади: тумбы полосатые, «стрЕлки» указательные. Сюда ходить, здесь стоять, там сидеть, здесь селёдку заворачивать. И ни-ни вправо-влево ни ногой, ни колесом!

Это напоминает строгие порядки, заведенные еще императором Николаем Павловичем, который Первый. Как описал это Юрий Тынянов:

«А вот и тумбы... Стоят. Приказал, и тумбы стоят. С тумбами лучше».

День стрелецкой напасти

Но потом, на беду, прогуливаясь по улице, «император в раздражении ударил носком сапога в тумбу». «Тумба, в которую ударил носком сапога, находясь в дурном настроении, император, внезапно повалилась набок». А потом что было! Страх и ужас.

Император приказал, а что толку! Чего же было ожидать от тумб, установленных по приказу простых «Стрелок»?

Неспроста наш губернатор, показывая московскому гостю их произведение на Привокзальной, сказал (из глубины души вырвалось) знаменитую фразу: «Она не работает. Она просто есть».

День изгнания торгующих

Июль был скуден на большие события. Летописцам и вспомнить нечего. Хотя... В июле объявили о закрытии супермаркета «Ашан». Люди ученые стали всякие причины искать, умные слова произносить, дескать, покупательная способность низка, ниша занята, то да сё. Только не так всё было. Просто людям нашим чужды эти заморские торжища, все эти блестящие тележки продуктовые, прилавки нескончаемые, товаров множество да продавцы вежливые. Не наше это. Нам бы на рынок какой попроще, где мясо на газетке лежит, а куры – на ящиках. Где можно у продавщицы рыбы спросить: «Никак, подванивает, мать, твоя рыба?», а в ответ услышать: «А ты себя нюхал?» Это родное, исконное. Так что – бай-бай, «Ашан».

Струйный день

А вот что в августе-то было, ох что было... Аккурат в день предпоследний сего месяца заволновались воды матушки нашей Волги и забила из-под воды струя невиданных размеров. Аки в сказке про кита и конька-горбунка. Еще сказывали, что по велению властей можно эту струю в два раза больше сделать, что в высоту, что в ширину. Народа собралось видимо-невидимо. Ахали, охали и в воздух чепчики бросали. Назвали чудо «Сердце Волги», говорят, на особом вече так порешили. Вы можете подумать, что баловство всё это и пустой перевод денег. Ан нет. Нам знакомый доктор рассказал, что при виде бьющих струй фонтана мужчин охватывают волнующие предчувствия, а женщин – сладкие воспоминания. Дети же по малолетству своему просто радуются. Потому и в городе нашем столько фонтанов, а еще множество собираются устроить.

Струйный день

Вы вправе спросить, какая же здесь связь с предками нашими? Есть такая связь. Предки наши тоже любили всякие зрелища. Пожар ли где или канализацию прорвет, они тоже работу бросали и бежали смотреть.

День жертвоприношения

10 сентября случился у нас великий праздник. Всем миром мы опять выбрали Валерия нашего Васильевича править и володеть нами. Но не о том сейчас речь. Тот день особого почтения требует и писателей великих – не чета нам. Что важно, как стал он губернатором, так в тот же день объявил, что городской воевода Сараев больше и не воевода вовсе. Тут же принялись обыватели гадать, где прокололся Валерий Николаевич – то ли выборы не обеспечил, то ли взял что не по чину. Но дело вовсе не в этом. Причина – опять же древний обычай.

День жертвоприношения

Наши предки, когда крепость какую начинали строить или амбар простой, в обязательном порядке замуровывали в фундамент красивую девушку. Ну, может, девушек жалели, но кого-нибудь обязательно среди каменьев раствором заливали. Это чтобы крепость или амбар крепче стояли. Вот и Валерий Васильевич для крепости своего правления и его успешности не пожалел ближайшего соратника. Принес его в жертву. Соратник, правда, потом воскрес, но это другая история.

День усекновения дерев

7 октября городским воеводой стал Михайло Исаев, который покинул стольный град, где заседал в боярской палате, в младшем её отделении. И сразу свалились на его голову многие хлопоты и печали. В городском саду порубили ветви деревьев столетних, и горожане начали возмущаться. Приехал туда воевода и сразу порядок навел, правда, ветки к деревьям привязывать обратно не приказал. И главное, объяснил воевода недоумевающим обывателям, мол, головотяпство всему причиной да скудоумие. И ошибся он. Не головотяпство то было и не скудоумие, просто по неизвестной еще причине в сознании работников коммунальных пробудился зов предков, и не смогли они тому зову перечить.

День усекновения дерев

Любили наши предки, богатырской силушкой играючи, пойти на опушку леса зеленого да порубить десяток-другой деревьев. А с тех деревьев, что не поддались, ветки порубать. Потом оглядеть дело рук своих и воскликнуть с душой: «Лепота!! А когда потомки их по заветам предков то же самое сотворили, сначала в Липках, потом на Рахова, им стали говорить: «Срамота». Иные времена, иные нравы.

День того, кого не назовем

Но не только радостные события будем мы описывать. Но и тревожные – тоже. И как раз в первый день зимы прибыл к нам некто Навальный. Вообще-то называть его фамилию – к беде, правитель наш никогда этого не делает. Вот и мы не будем, дабы уберечься от сглазу. Про господина этого знающие люди рассказывают, что он подобно крысолову из иноземной сказки сводит из города детей малых. Только вместо дудочки у него – речи крамольные да лозунги бунтарские. Однако собралась молодежь его послушать, хотя в институтах и грозили им карами немыслимыми. И свел бы он отроков из Саратова, но нашлись герои – воины бывалые. В соседнем сквере стали они всех дармовой кашей потчевать да песни веселые играть. И ничего-то у господина заезжего не вышло.

День того, кого не назовем

А главного воина той битвы незаметной богатыря Сергея Авезниязова в благодарность в общественную палату взяли. По что ему эта палата – мы не ведаем. А теперь о предках наших. При них такого безобразия бы не было. Срубили бы приезжему человеку буйну головушку с плеч – и дело с концом.

День дуба

Эти хроники мы, летописцы, многажды обсуждали меж собой. И поняли, что не просто так тянет нас в прошлое, к обычаям и заветам предков. Должен быть, согласно нашим рассуждениям, некий верховный хранитель древних обычаев и традиций. Можно даже сказать – верховный жрец. Но кто он? Володин – далеко. Панков Николай Васильевич – увлекся современными модами, интернетами разными. Но одно, на первый взгляд незначительное событие раскрыло нам глаза. В декабре месяце Валерий Васильевич наш, пребывая в Лысогорской волости, поручил провести фестиваль дуба.

Это же в точь как в старые времена. Растет на опушке дуб раскидистый, а вокруг него девушки-красавицы хороводы водят, песни поют, косами машут. Мужики на свирелях играют, брагу хмельную пробуют да и девок потчуют. За кустами, опять же, шорохи и визги, то молодежь играется. Дуб же сам могучий лентами украшен, шкурами добытых в лесах зайцев и медведей. Лепота! А потом, верим, умные люди Валерию Васильевичу подскажут, сколько же таких игрищ и забав провести можно. Сколько деревьев растет в лесах и рощах наших! Помимо дуба – береза, осина, клен, ветла, липа. А уж о соснах и елях мы сейчас вспоминать не будем, потому как совсем скоро у всех наших читателей будет свой праздник сосны и ели – Новый год! С ним и поздравляем.