«Окончательное решение, или Разгадка под занавес»

Оценить
«Окончательное решение, или Разгадка под занавес»
Вы помните, конечно, чем занимался Шерлок Холмс, после того как забросил частный сыск и ушел на покой? Совершенно верно: он стал пчеловодом-любителем в Сассексе и даже весьма преуспел в этой области.

Вы помните, конечно, чем занимался Шерлок Холмс, после того как забросил частный сыск и ушел на покой? Совершенно верно: он стал пчеловодом-любителем в Сассексе и даже весьма преуспел в этой области. Недаром в рассказе «Его прощальный поклон» упоминается книга Холмса «Практическое руководство по разведению пчел».

Сэр Артур Конан Дойл, впрочем, не описывал подробно досуг Холмса-пчеловода, но раз уж тема была заявлена, её развили современные продолжатели. Например, еще в 2005 году вышел роман Митча Каллина «Пчелы мистера Холмса», где великий сыщик, отошедший от дел и страдающий провалами в памяти, тем не менее, не потерял своих навыков в дедукции – и это в финале книги помогает ему спасти жизнь мальчика Роджера, сына домработницы миссис Монро. Этот роман в России переводился уже трижды – последний раз в минувшем году, после того как книга была экранизирована, и роль 93-летнего Холмса сыграл Иен Маккеллен...

Между тем за два года до романа Каллина было написано еще одно произведение о старости великого сыщика – повесть Майкла Шейбона «Окончательное решение, или Разгадка под занавес». Отдельным изданием на русском языке повесть вышла совсем недавно, в начале декабря (М., «Книжники», 2017).

Шейбон – популярный американский прозаик и сценарист, лауреат многих литературных премий, большой поклонник Конан Дойла. Действие его повести происходит чуть раньше, чем у Каллина, – в 1944 году. Великий сыщик тоже очень стар, тоже занимается пчеловодством и тоже в финале помогает мальчику. Но на этом сходство кончается. Потому что у Шейбона – не детектив, а лишь искусная его имитация, хотя есть тут и убийство, и похищение, и тайна, и расследование.

Благодаря помощи старого сыщика немому мальчику-сироте в финале возвращают украденного попугая, однако ни сам герой, ни полисмены так и не узнают, в чем заключался смысл цифр, которые упрямо произносит птица. Но дело не в цифрах, а в атмосфере, умело созданной писателем вокруг своих героев. «Мы ищем пробелы, оставленные писателями то ли по небрежности, то ли в силу широты души для нас, и надеемся, что передадим собственным читателям – благо, такие найдутся – часть той радости, какую находим в любимой книге: причастность к игре, – замечал писатель о современной «шерлокиане». – Все романы – повторения; заимствовать у других – блаженство».

Примечательно, что мы сразу же узнали в герое Холмса, хотя на протяжении всей повести его ни разу не назовут по имени и не упомянут его фамилию...