Галерея превращается... в кабак!

Оценить
Галерея превращается... в кабак!
Строилось-то это здание как картинная галерея, а потом... «на этой выставке картин» сюжет резко изменился
История о том, как Сергей Курихин не стал вторым Боголюбовым

Вместо обещанной саратовцам частной художественной галереи в трёхэтажном здании на Октябрьской, 7, в минувшую пятницу открылось очередное модное место: кафе «Дом». Самый крупный и амбициозный проект последних десяти лет – пишут владельцы ресторана. Это и в самом деле был амбициозный проект, который в итоге закончился пшиком. А первые разговоры о возможной художественной галерее в сквере музея Константина Федина начались ещё в далеком 2008 году.

Неизвестная и её письмо

В 2008 году Ирина Кабанова, в то время занимавшая должность директора литературного музея им. К. Федина, получила письмо от некой гражданки с просьбой к музею отказаться от почти половины участка, находившегося у него в оперативном управлении. Гражданка просила 1009 квадратных метров для строительства там «картинной галереи», куда будут бесплатно пускать учащихся, детей, оставшихся без попечения родителей, и детей-инвалидов. И обещала, что предполагаемое здание впишется в архитектурный стиль зданий, расположенных по соседству (сам музей Федина и особняк Дашковского).

Письмо в музей было простой формальностью: тогдашний глава комитета по управлению имуществом Александр Бовтунов неизвестной гражданкой был о её планах уведомлён. А вскоре в музей пришло разъяснение от министра культуры (тогда им был Михаил Брызгалов), как именно надо провести процедуру отказа от части земельного участка (на тот момент в оперативном управлении было 2620 кв. м земли – весь сквер до самого особняка Дашковского). Несмотря на то, что весь участок был в собственности Саратовской области, область ничего не могла с ним сделать до тех пор, пока не разрешит землепользователь. Кабанова не разрешила. Ей быстренько нашли замену – директором стала Лариса Коновалова, которая также процедуру отказа от части участка проводить не стала. И на её место поставили Валентину Жукову, которая всё сделала как надо.

Даже возмущение тогдашнего министра культуры РФ Александра Авдеева не помешало саратовским чиновникам отделить от Фединского скверика кусок участка под застройку.

25 марта 2010 года участку площадью 1009 кв. м на территории сквера музея Федина был присвоен кадастровый номер 64:48:010330:23. А ещё через месяц – 23 апреля 2010 года – право собственности на него было закреплено за Саратовской областью.

Примерно в то же самое время областной КУИ стал выяснять рыночную стоимость этого участка (для чего это делается, глава КУИ Александр Бовтунов не уточнил), а городские депутаты озаботились письмом президенту РФ Владимиру Путину и генеральному прокурору Юрию Чайке (не помогло).

Министр и его обещания

Новый министр культуры Саратовской области, бывший генерал Владимир Синюков в августе 2010-го в пространном интервью порталу Саринформ.ком объяснил непонятную ситуацию с земельным участком: «он никак не был интегрирован в профессиональную деятельность музея и зарос травой». А теперь-де есть перспективный план развития музея, который в том числе касается и участка. По его словам, рассматривалась возможность строительства там фондохранилища для музея или нового выставочного зала. Денег только на это в дырявом областном бюджете не было. Но бывший генерал много рассуждал о государственно-частном партнерстве, поиске инвестора, «при котором будет и здание под выставочный зал, и инвестор найдёт применение каким-то своим бизнес-планам».

«Все решения будут обсуждаться широкой общественностью, чтобы они не были аппаратными и учитывали не только экономическую точку зрения, но и социальные нюансы», – пообещал министр.

Инвестор и его бизнес-планы

До октября 2012 года участок, уже не принадлежавший музею, был вроде бы никому не нужен. Только в октябре 2012 года областной КУИ заключил договор его аренды с неизвестным лицом – министерство инвестиционной политики и имущественных отношений, принявшее на себя функции бывшего КУИ, информацию о том, с кем именно заключен договор, не раскрывает. Известно только, что годовая арендная плата за участок в центре города на тот момент составляла около 200 тыс. рублей.

11 апреля 2013 года в договоре аренды произошла замена стороны. И арендатором заветных 1009 кв. м в самом сердце города стала некто Шиловская Надежда Михайловна («Бизнес-вектор» называет именно её автором того первого письма, которое получил музей Федина в 2008 году). Она же – заказчик строительства «картинной галереи», а застройщик – ЗАО «Сарград», аффилированное областному депутату Сергею Курихину. Впрочем, Надежда Шиловская, как пишет тот же «Бизнес-вектор», и вовсе оказалась родной матерью депутата.

В конце 2013 года участок огородили, срубили там все деревья, и началось строительство. Назначение здания, гласил щит – «картинная галерея», которое чуть позже трансформировалось в «многофункциональный центр». Дело в том, что и вид разрешенного использования этой земли трансформировался тоже. Если в 2010 году на участке можно было строить «административные и офисные здания, объекты образования, науки, здравоохранения и социального обеспечения, физической культуры и спорта, культуры, искусства и религии», то с апреля 2014 года участок подходил уже для «для размещения отдельно стоящих офисных зданий делового и коммерческого назначения до 5000 кв. м общей площади». Причина? «Приведение в соответствие с Правилами землепользования и застройки г. Саратова» – пишет министр Галкин в ответ на наш запрос.

Соседний участок, который так и находится в оперативном управлении музея, в июле 2017-го защитил и.о. начальника управления по охране культурного наследия Владимир Мухин – его ведомством были утверждены границы и правовой режим использования музея Федина. На территории памятника запрещено капитальное строительство. Главное, как говорится, вовремя.

Видимо, то, что в здании будет ресторан, стало ясно уже в июле. Именно тогда было зарегистрировано ООО «Домолимп», в субаренде у которого находится несостоявшаяся художественная галерея.

12 октября 2017 года право собственности на дом по адресу Октябрьская, 7, закреплено за Надеждой Михайловной Шиловской. 23 октября она сдаёт его в аренду Татьяне Ли (учредитель ООО «КУК-СИ КАБИ»). А та, в свою очередь, заключает договор субаренды (на всё здание) с ООО «Домолимп» 11 ноября 2017 года.

Компанией, которая открыла ресторан там, где должны были быть картины, руководит саратовская предпринимательница Анна Сокулина.


[кстати сказать]

Вспомнить эту историю и как-то прокомментировать её для СМИ готовы были далеко не все известные и уважаемые в городе люди, к которым я обратилась. Кто-то отвечал: «Я не хочу, чтобы моя фамилия стояла рядом с фамилией Курихин в одном тексте, у меня нет времени потом бегать по судам». Кто-то просил показать комментарий перед публикацией, потому что «Сергей Георгиевич заточил на меня зуб». Кто-то на вопрос о возможном развитии музейной территории в той части, где теперь несостоявшаяся галерея, отвечал: «Давайте эту тему развивать не будем». Откуда в Саратове такой страх перед одним-единственным человеком – вопрос для правоохранительных органов.

И Шура на закуску

Открыли ресторан с помпой: «Три этажа с просторными залами и вкусной едой. Тандем Анны Заевой и шеф-повара Марио Карлино. Сезонные фрукты в качестве welcome. В сет-меню дуэт паштетов с тар-таром из телятины и томат «Ким чи» со страчаттелой. А на горячее стейк из мраморной говядины с томлёной гречей с грибами».

И развлекательная программа, конечно же – всемирно известные итальянские хиты от итальянцев Sanremo Tribute Show. И эпатажный и экстравагантный певец Шура, популярный во времена моего детства.

«Конечно, все ждали здесь галерею живописи. Но натюрморт составило карпаччо в тарелке, а не на холсте», – делилась впечатлениями сотрудница канала «Саратов-24» Наталия Шевченко.

Наталья Рапопорт, архитектор:

НОВЫЕ ЗДАНИЯ, СТРОЯЩИЕСЯ КАК ОБЩЕСТВЕННО ЗНАЧИМЫЕ ОБЪЕКТЫ, ТАКИМИ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ

В последние годы в нашем городе появилось много новых зданий, которые получали разрешительную документацию как объекты, несущие общественную функцию – клуб «Что? Где? Когда?», являющийся банальной гостиницей, галерея «Каштан», строившаяся под эгидой восстановления утерянного объекта культурного наследия, Шахматный клуб и т.п.

Объединяет эти объекты то, что все они построены на участках, принадлежащих горожанам в соответствии с градостроительной документацией и отнятых у нас под предлогом строительства якобы необходимых обществу сооружений. Некоторые даже преподносились как своего рода меценатство.

Так, «Шахматный клуб» и «Что? Где? Когда?» отняли у города общественную зеленую зону – сквер Маяковского, галерея «Каштан» уничтожила заложенный в генпланах города всех времен и частично осуществленный бульвар по улице Вавилова, а кафе «Дом» – часть территории литературного музея им. Федина.

Алексей Трубецков, художник:

ПЯТЫЙ ИЛИ ДЕСЯТЫЙ РЕСТОРАН ТУРИСТИЧЕСКУЮ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ ГОРОДА НЕ ПОВЫСИТ

В контексте этой истории надо вспомнить, что в свое время в Радищевском музее была выставка, насколько я понимаю, той самой коллекции, которую предполагалось в этой картинной галерее представить. В музее не говорили, чья именно это коллекция. Это была выставка художников-»барбизонцев» из частного собрания. Видимо, в это же время появилась идея строительства этой галереи.

Появление общедоступного места, куда можно прийти и что-то посмотреть, что бы это ни было, – коллекция матрешек, самоваров или детских солдатиков, – это хорошо. Это будут гуглить те, кто едет в Саратов. Пятый или десятый по счету ресторан, разумеется, туристическую привлекательность города не повысит.

Выставлять сегодня живущих художников – дело более ответственное. Коллекционер невольно формирует вокруг себя некий круг зависимых от него художников, пытается убедить, что искусство – это то, что соответствует именно его вкусу. Но не у всех оказывается чутьё Щукина или Морозова. Тогда, конечно, нужна нормальная городская галерея, в которой профессионалы формировали бы полноценную разнообразную коллекцию локальных авторов, которую можно предъявить приезжим.

Станислав Гридасов, журналист, краевед:

ЧТО ПРОИЗОШЛО И ПОЧЕМУ ФОРМАТ ЗДАНИЯ ИЗМЕНИЛСЯ – ЭТО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ОБЛАСТЬ ДОГАДОК

В Саратове всё время громко страдают из-за недостатка озеленения и парковых зон. Каждый раз огромный скандал, будь то сквер у Троицкого собора, который «хапнули» церковники, и он якобы стал недоступен. Хотя он доступен. У нас был скандал со сквером Маяковского, где возник Шахматный клуб. Был скандал в Детском парке, когда там строили церковь. У нас скандал из-за деревьев на улице Рахова. А с этим участком прошло всё как-то тихо.

При отсутствии в городе достаточного количества зелёных благоустроенных зон, может быть, и не стоило в этом месте что-то строить. Можно было сделать небольшой сквер, которым бы пользовались жители окрестных домов, а заодно заглядывали бы в музей, который, признаемся честно, не самый посещаемый музей в Саратове. Хотя литературные музеи для России – большая редкость. Но случилось то, что случилось.

Мне кажется, что изначальный план был у застройщика всё-таки сделать художественную галерею. Об этом говорит логика информационного сопровождения этого строительства. Всё началось с выставки в Радищевском музее картин, которые собирает Сергей Георгиевич. С богатого и хорошо сделанного каталога. Примерно в эти же сроки было заявлено строительство частного художественного музея. Большая часть художественных галерей в мире так и возникла. Коллекционер не хочет хранить свое богатство в сейфовых отсеках. А хочет, чтобы все смотрели и восхищались. Вполне законное коллекционерское желание.

Потом, тот факт, что на здании сделаны барельефы самого Курихина и архитектора Киселёва. Если ты планируешь в этом здании ресторан, собственный барельеф на стену ты вешать не станешь. Ведь если ты помещаешь свой портрет на здание, ты придаешь ему исключительное значение.

Что произошло и почему формат здания изменился – это исключительно область догадок. Мы видим только фон и то, что со «Взгляда» стыдливо подтёрли все упоминания о строительстве «первой частной художественной галереи». Быть человеком, который построил первый в Саратове частный художественный музей впервые за 150 лет после Боголюбова, – это один статус. И быть человеком, который объявил, что он откроет галерею, а потом галерея становится просто очередной ресторацией, это совсем другое.