Тот же день, что был вчера,

Оценить
Тот же день, что был вчера,
Навальный саакашвильничает в Саратове, да и не в первый раз!
или Если это называют «пресс-конференцией», значит, это кому-нибудь нужно?

Считается, что после пресс-конференции президента политическая жизнь в России затухает до середины января. Но как может затухнуть то, чего нет? Нельзя же считать политической жизнью тайные интриги в верхах, аресты оппозиционеров и суды над ними, да и саму пресс-конференцию Владимира Путина трудно, на наш взгляд, назвать событием политической жизни. Но она зачем-то состоялась, и мы попробуем передать свои впечатления.

«Программу я вам позже покажу»

Накануне пресс-секретарь Путина интриговал, стремясь повысить интерес к мероприятию. «Пресс-конференция эта особенная, она, наверное, по своему значению даже превосходит пресс-конференцию 2012 года, когда Путин снова был избран президентом... Я думаю, несмотря на то, что уже известно о его намерении, всё равно будет много вопросов об электоральном процессе и о выборах в целом, и различных вопросах, связанных с внутренней политикой».

Собственно, с такого вопроса и началась пресс-конференция. Путина спросили, ради чего он в очередной раз идет на выборы. Ответ подразумевал – ради России. Конкретно это прозвучало так: «Много раз говорил, какой бы я хотел видеть Россию: она должна быть устремлена в будущее, экономика построена на высоких технологиях. У меня практически готова предвыборная программа, но я покажу её позже. Сейчас внимание власти нужно сосредоточить на развитии инфраструктуры, здравоохранения, образования и высоких технологий. Но главное – нужно повысить доходы граждан». Много нового вы почерпнули для себя из этих слов?

Почти следом произошло то событие, которое называют главным итогом пресс-конференции. Некоторые обозреватели даже считают, что всё и затевалось ради этого. Постоянный член кремлевского пула Андрей Колесников интересуется, от кого будет выдвигаться Путин. Ответ таков: «Это будет самовыдвижение. Рассчитываю на поддержку политических сил, разделяющих мою позицию. По поводу штаба не пришли к общему решению, еще есть споры. Хотел, чтобы это были авторитетные люди».

Понятно, что после этих слов политологи занялись поиском истины – чем обусловлено такое решение бессменного президента. Кто победил в тайной аппаратной борьбе, кто проиграл, чьи позиции ослабли, чьи – окрепли. Но предположим, что кто-то из вас, уважаемые читатели, твердо решил голосовать за Владимира Путина. И в этот раз, и, возможно, в другие. Вам очень важно, от кого выдвигается Путин? Тем более, по сути, он выдвигается каждый раз от себя и от своего ближнего круга.

Понятно, что память человека не может хранить подробности всех тринадцати пресс-конференций Владимира Путина. Тем более что это очень продолжительное мероприятие, так, нынешнее общение с журналистами длилось три часа сорок девять минут. Но всё же, если сравнивать общее впечатление, то эта «прессуха» была самой скучной из всех. Главный вопрос – о выдвижении – был задан к исходу первого получаса. На этом можно было и заканчивать.

Идите вы все в суд!

Но было еще два вопроса, заданные журналистом «Эха Москвы» Татьяной Фельгенгауэр и представлявшей телеканал «Дождь» Ксенией Собчак. И вот ради этого, ради президентских ответов на эти вопросы можно продолжить наш рассказ. При этом необходимо уточнить, что ответы президента вовсе не разъяснили ситуацию, но они в полной мере дали нам понять, каковы взгляды человека, который вот уже восемнадцать лет правит Россией и собирается продлить этот срок еще на шесть лет.

Фельгенгауэр: «У меня вопрос о ситуации с верховенством права в Российской Федерации. Мы видим две разные правовые реальности. В одной активно работает настоящая репрессивная машина, когда возбуждаются уголовные дела по репортам, эсэмэскам...

Мы видим и другую правовую реальность. В ней убит Борис Немцов, а Руслана Геремеева не допрашивают, потому что следователя просто не пустили. Не допрошен Андрей Турчак по делу о покушении на журналиста Олега Кашина. Игорь Сечин, глава «Роснефти», не является в суд на важнейший процесс по делу Алексея Улюкаева, игнорируя все повестки. Любого другого гражданина наверняка принудительно доставили бы в суд, потому что это неуважение к суду, однако Игорю Сечину это всё сходит с рук.

Собственно, вопрос: о каком верховенстве права мы можем говорить, если в нашем государстве существуют разные правовые реальности?»

И вот что отвечает Путин: «Я согласен с вами, что проблем достаточно. Но не могу согласиться с тем, что у нас существуют разные правовые реальности.

Что касается Сечина, его неявки в суд, если здесь есть какое-то нарушение закона, то закон должен соответствующим образом отреагировать на это. Но, насколько я себе это представляю, закон здесь ни в чём не нарушен. И как полагает следствие, достаточно собрано материалов, в том числе и показания самого Сечина. Но я не могу с вами не согласиться в том, что Сечин мог бы и прийти в суд, чего здесь такого-то? Мог бы повторить всё то, что он излагал в ходе предварительного следствия и допросов».

Теперь наша ремарка по поводу путинских слов, что закон (в случае неявки Сечина в суд) не нарушен. Статья 56.6 УПК РФ гласит: «Свидетель не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд».

Остальную часть вопроса журналистки президент фактически проигнорировал, сведя к обычной мантре: «Решить спор в таких случаях может только одна инстанция – суд. Нужно будет укреплять и дальше судебную и правовую системы».

Остается только вспоминать, сколько раз говорил Путин об укреплении судебной системы – сто, тысячу, пятьсот тысяч раз? Вопрос о российских судах, которые одинаково беспристрастны ко всем, за исключением избранных, щедрых и политически неблагонадежных, вечен. Его с одинаковым результатом можно было задать в 2005 году и можно будет задать в 2023-м.

Алексей Николозович Навальный-Саакашвили

Казалось бы, столь же вечен ответ бессменного президента на вопрос о российской оппозиции. Оппозиция должна быть конструктивна, иметь положительную повестку дня и так далее. Как говорилось в старой эпиграмме: «Нам нужны подобрее Щедрины и такие Гоголи, чтобы нас не трогали». В этот раз ответ стал прирастать новыми подробностями. Например, появился тезис, что оппозиция нам всё же нужна: «Хотя должен неожиданно вам сказать: думаю на тему о том, что у нас политическая среда тоже, так же как и экономическая, должна быть конкурентной». Если бы в политологии существовала Нобелевская премия, её стоило бы вручить именно за это открытие.

«И конечно, очень бы хотел, хочу и буду к этому стремиться, чтобы у нас была сбалансированная политическая система. А её невозможно себе представить без конкуренции на политическом поле. Почему у нас вроде шумные и деятельные оппозиционеры есть, но они действительно не составляют реальной действующей конкуренции власти?» И тут Путин неожиданно для всех седлает любимого конька, дескать, молодые оппозиционеры «не знают, что происходило в 90-е и в начале 2000-х годов, и не могут сравнить с тем, что стало теперь». После чего последовал традиционный отчет о достигнутых при нем успехах.

Но тема оппозиции этим традиционным и беззлобным разговором в начале пресс-конференции не ограничилась. Можно по-разному относиться к Ксении Собчак, но её вопрос Путину заслуживает уважения, а ответ президента – анализа.

Собчак сказала о конкуренции, о том, что её нет, не потому что конкуренты «не выросли», как сказал Путин. Конкуренты выросли, но им чинят всяческие препятствия. Алексею Навальному вынесено несколько фиктивных приговоров по уголовным делам, отмененных Европейским судом. Самой Собчак, по её словам, тоже мешают встречаться с избирателями. «Вопрос: «Почему так происходит? Неужели власть боится честной конкуренции»?

В ответе Владимира Путина слились его главные фобии: оппозиция, Украина и Саакашвили. Отметим, кстати, что Саакашвили, к которому Путин не скрывает своей ненависти, дважды в конкурентной борьбе избирался президентом Грузии. Бесспорный факт и то, что Саакашвили в кратчайшие сроки искоренил в Грузии коррупцию, а нам до этого очень далеко.

Но вернемся к ответу Владимира Путина: «По поводу конкуренции и по поводу того, где у нас дееспособная оппозиция, я уже достаточно развёрнуто отвечал. Смысл этого ответа заключается не в том, что кто-то не созрел для чего-то, а смысл ответа заключается в том, что оппозиция должна выйти с ясной, понятной людям программой позитивных действий». (Значит ли это, что оппозиция должна продолжить строительство не ими начатого, ничего не ломая? Тогда это и не оппозиция вовсе. – Д.К.)

Вот вы идёте под лозунгом «Против всех». Это что, позитивная программа действий? А что вы предлагаете для решения тех проблем, которые мы сегодня обсуждаем?»

(В этот момент в зале звучат аплодисменты, что свидетельствует: при Путине почти вся журналистика превратилась в сервильную прислугу власти. По поводу же «что вы предлагаете?» не лишне вспомнить, что и сам Путин часом раньше говорил, что программа его еще не готова. Далее следует замечательный момент: президент вновь не называет Алексея Навального по фамилии. Эта такая кремлевская игра, там почему-то вбили себе в голову, что если они назовут оппозиционера по фамилии, то увеличат его популярность. Поверьте, популярность Навального ни в коей мере не зависит от того, произносят ли Путин, Медведев, Песков его фамилию. – Д.К.)

«По поводу персонажей, которых вы упомянули. Уже ставили здесь вопрос про Украину. Вы хотите, чтобы у нас по площадям бегали десятки таких, извините, Саакашвили? Вот те, кого вы назвали, это Саакашвили, только в российском издании. И вы хотите, чтобы такие Саакашвили дестабилизировали ситуацию в стране? Вы хотите, чтобы мы переживали от одного майдана к другому»?

Интересно, президент реально считает, что майданы происходят по злой воле Саакашвили или «персонажа, которого упомянули»? А может, по той причине, что оппозиционные политики не имеют возможности встречаться со своими сторонниками, не допущены в главные СМИ? Кстати, Путин, отвечая на вопрос Ксении Собчак, так разволновался, что отошел от обычной мотивировки недопущения Навального к выборам. Не прозвучали обычные слова о неоднократно судимом гражданине, которого совершенно законно (что не так) не допускают к выборам, о решениях суда, о позиции ЦИК. Нет, Путин ясно дал понять, что Навальный политический противник, и в этом причина.

И после очередных аплодисментов резюмировал: «А конкуренция, конечно, должна быть, и она, безусловно, будет».

Следом был задан вопрос о ловле омуля, и президент принялся отвечать на него, хотя это вовсе не его компетенция. В зале сидела девушка с плакатом «Водоросли», но ей не дали слова. Мир так и не узнал, чего же она хотела. Так завершилось последнее политическое событие года. Страна может смело погружаться в летаргический сон, навеянный чародеем, в тщетной надежде, что какой-то принц разбудит её поцелуем. Не разбудит. Потому как принца сначала проверят на радикализм и наличие положительной программы с обязательным восхвалением чародея и его дел. А потом еще укажут строго, что он не помнит 90-е и не принес списка позитивных дел.