Детей – в ясли! Взрослым – радоваться!

Оценить
Детей – в ясли! Взрослым – радоваться!
Президент лучше знает, что вокруг происходит

Миллионы людей будут освобождены от налоговых долгов. Новорожденных младенцев начнут сдавать в ясли. Отменят взносы на капремонт! Первое лицо государства на своей 13-й пресс-конференции смело рисовало детали такой вот народной экономики. Потому что понимает президент, что у экранов телевизоров сидят люди пожилые и некритичные, и они всегда готовы многократно пересказать «благую весть», уловленную из слов любимого президента, своим детям и внукам. Да еще и приговаривать будут до самого марта: «Голосуйте, голосуйте, балбесы, за Путина! Кто еще, кроме него, так о вас позаботится?».

Дедушка Путин и дети

Злые языки говорят, что президент Путин, 18 лет назад получив власть, больше её никому и никогда не отдаст. И ему абсолютно наплевать даже на то, что страна под его руководством всё отчетливее скатывается в экономическую пропасть. Доказывают эксперты, стараются, что не волнует Владимира Владимировича ничего, кроме цен на нефть и газ, которыми он оплачивает свои многочисленные дворцы и другие роскошества. Но врут ведь всё эти эксперты. Потому что если бы Путин был таким бездушным крокодилом, разве бы он о детях думал? А он вот хочет, чтобы Россия-матушка ими прирастала.

Для этого несколько лет назад придумал государственную помощь под названием «материнский капитал», которая положена родителям за каждого второго и последующего ребёнка. Раньше его разрешали тратить на небольшое число направлений – на жильё, на образование. А теперь вот президент со своим правительством решил сделать с этим материнским капиталом прямо революцию. Сказал на пресс-конференции, что эти несколько сотен тысяч рублей можно будет получать и 1,5 года тратить ежемесячно – на оплату пребывания второго ребёнка в яслях уже с двухмесячного возраста.

Какие такие ясли? Откуда они в России? Зачем в них отдавать детей, если государство уже несколько десятилетий платит целый год родительнице пособие, равное почти половине зарплаты, с которой она ушла в декрет, чтобы пестовала молодая женщина сама своего малыша, развивала в нём полноценную личность всякими агуканьками и мурлыканьками? Но президент Путин не стал скрывать, что отдавать ребёнка в руки ясельных педагогов нужно, «для того чтобы женщина могла как можно быстрее выйти на работу и не терять свою квалификацию». А насчёт ясельных учреждений волноваться не стоит. Они будут в России построены за два года – 2018-й и 2019-й. Государственная программа по созданию дополнительных мест в яслях для детей в возрасте от двух месяцев до трёх лет уже есть.

На следующий же день стало известно, что российская власть не пожалеет на неё 50 млрд рублей, которые возьмёт из резервного фонда. Так что планы президента «создать более 326 тысяч ясельных мест», о которых он заявил с экрана телевизора, не спонтанные, а выношенные. Президент такой шаг государства объясняет тем, что данная мера поможет улучшить демографические показатели. Потому что позволит нарожать побольше детей семьям с незначительными доходами.

На поддержку таких семей, где среднедушевой доход не превышает 1,5 прожиточных минимума трудоспособного человека, будет направлена и новая ежемесячная денежная выплата на первого ребёнка. С рождения до 1,5 лет государство обещает выделять «на жизнь» такому гражданину РФ в 2018 году 10523 рубля, в 2019-м – 10836 рублей, в 2020 году – 11143 рубля.

А теперь о плохом. Кроме стратегической цели по выравниванию демографической ямы, в которую мы попадём через пару десятилетий, когда на одного работающего будет приходиться по одному пенсионеру, высшая власть страны может преследовать в этом чадолюбии элементарную задачу снижения бюджетных расходов. Ведь что мешает ей после постройки яслей для младенцев отменить закон, по которому мать может 1,5 года сидеть дома с малышом, получая 40 процентов от своей зарплаты? Объем нынешних выплат по этому закону всем родительницам в несколько раз больше объёма тех денег, что потребуются для осуществления новой путинской инициативы.

Верховный главнокомандующий и бюджетные деньги

Журналисты пару раз за пресс-конференцию высказали Владимиру Путину свою озабоченность перекосом бюджетных расходов в сторону военного дела. Побаиваются журналисты, что увлечение военными расходами приведёт к разрушению экономики. Президент журналистов успокаивал. Сказал, что зря они волнуются. Всего-то 2,8 трлн рублей уйдёт на жизнь армии в 2018 году. Много это или мало, поняли единицы слушателей. Большинство ведь не держит в уме объёмы денег, которые государство потратит на здравоохранение (460 млрд рублей) и образование (660 млрд рублей), чтобы сравнить их с армейскими расходами. Да Владимир Владимирович этого и не хотел.

Ему важнее было возбудить в своих почитателях очередную порцию ненависти к главному врагу всех российских телезрителей – Америке. Для этого Владимир Владимирович перевёл российские рублевые триллионные военные расходы в $ – «по действующему курсу это примерно 46 с небольшим миллиардов долларов», сравнил их с цифрами в бюджете США, где «сейчас уже подписан закон о военных расходах в 700 миллиардов долларов», и предложил: «Почувствуйте разницу».

Лишь немногие люди в нашей стране в этот момент подумали, что зачем же мы тогда с Америкой тягаемся военной мощью, если так безнадёжно отстаём от неё своими возможностями, зачем тратим на бряцанье оружием наши рубли, которых и так мало? Но большинство населения решило, как и президент, что «нам и того, что мы тратим эти 46 (млрд) с небольшим, достаточно». Потому что голыми руками гнид, которые нам мешают жить, давить будем, но не сдадимся.

Бабай-хитрован и бизнес

Грустно мне было изучать эту пресс-конференцию и в видеоварианте, и в стенограмме. Президент Путин на этот раз был в какой-то несвойственной ему роли бабая-хитрована, у которого два пишем, три на ум пошло. Но самым большим расстройством лично для меня стал президентский диалог с гендиректором рыбзавода из Мурманска, который под видом журналиста пробрался на пресс-конференцию, чтобы передать президенту предложения по реформированию рыбнохозяйственной отрасли, после реализации которых рыба, выловленная в дальневосточных морях, начнёт стоить в российских магазинах 80 рублей, а не 300, как сейчас.

И вот лезет гендиректор Михаил Зуб в сумку за этим выстраданным документом на сотнях страниц, приговаривая, что дорогой Владимир Владимирович всё замысливает правильно, но вороватые глупые чиновники сводят его усилия на нет так круто, что зубов уже у переработчиков рыбы скоро не останется, чтобы удержаться на плаву: «Потому что мы три с половиной года землю жуём зубами. Мы рвёмся, для того чтобы выжить, и мы знаем, как выжить».

Президент почему-то подумал, что сейчас вот гендиректор Зуб из своего портфеля продукт своего завода достанет и угостит его... Когда понял, что неправильно истолковал телодвижения гендиректора, пообещал пригласить его на производственное совещание по данному вопросу. А формат пресс-конференции всякими квотными и инвестиционными тонкостями не разрешил портить. Не захотел Владимир Путин на всю страну рассказывать, из-за кого в России, где морей, рек, озёр – считать замучаешься, рыба стоит в три раза дороже курицы, которую вылупить надо из яйца, выкормить и вырастить. Очень важная для всех телезрителей тема осталась нераскрытой.

Главный распорядитель бюджета и налоги

Самые смелые журналисты пытались намекнуть президенту на то, что его «иногда некорректно информируют о состоянии дел, по крайней мере, в экономике». Он категорически не согласился с этим.

На прямой вопрос, будут ли расти налоги для бизнеса и граждан, ответил, что до 2019 года – нет. А потом, скорее всего – да, потому что «мы наметили основные направления развития: инфраструктура, здравоохранение, образование, высокие технологии, укрепление армии и флота и так далее», а для этого в бюджете источники денег надо найти. Но сейчас об этом «рано говорить». Сейчас лучше поговорить о том, что президент понимает, как «некоторые налоги ложатся достаточно тяжёлым бременем на граждан и на бизнес и не отвечают никаким интересам ни самих граждан или бизнеса, ни интересам государства в целом».

В пример из зала тут же предложили такой побор, как капремонт. Владимир Владимирович согласился, что «капремонт» относится к такому бремени. Но ещё больше ему не нравится налоговая задолженность в 41 млрд рублей, «которая возникла на протяжении предыдущих многих лет в силу обстоятельств, которые даже с человеком иногда не связаны, в силу несовершенства нашей налоговой системы». Такую налоговую недоимку пытаются взыскать с 42 миллионов российских граждан. А он, президент, думает, что её надо просто списать и забыть, несмотря на то, что «кто-то будет ругаться на меня из моих либеральных оппонентов» за это предложение.

Таким же «максимально дебюрократическим способом, без обращения человека в налоговые инспекции» нужно списать задолженность индивидуальных предпринимателей. Нельзя из-за 15 миллиардов начисленной просрочки издеваться над тремя миллионами ИП. «Человек начал работу, начал бизнес. Что-то не получилось. А налоги на него всё начисляли и начисляли. Надо освободить этих людей от выплат подобного рода», – продолжал раздавать публичные распоряжения российский президент. Потому что он уверен, что налоговая дисциплина «не должна быть чрезвычайно и чрезмерно закручена». Налогоплательщикам нужно создать такие условия, «чтобы они не боялись обратиться в налоговую инспекцию, даже если они пропустили срок платежа».

Облегчённо вздохнуть могут и те три миллиона человек, с кого требуют налоги за «условный» доход. Это такой доход, как пояснил президент, который образуется после разрешения не возвращать кредит или задолженность перед операторами связи. «Надо это списать. Это абсолютно бессмысленная вещь, которая мешает развиваться и экономике, и на людей накладывает несправедливую налоговую нагрузку. Думаю, что мы сделаем это в самое ближайшее время», – пообещал Владимир Владимирович.

Если подчиненные не подведут и проведут списание налоговых долгов до выборов, то миллионы человек наверняка двумя руками будут голосовать за то, чтобы Путин оставался президентом пожизненно.

Отец родной и филькина грамота

– А за счёт чего у нас идёт экономический рост, о котором постоянно говорят правительство, министры, за счёт чего началось восстановление экономики? Мы стали больше производить тракторов, станков, компьютеров или научились приписывать циферки?

Смелый вопрос задала журналист из «Российской газеты», которая точно знала, что правильным был бы ответ про приписывание циферок. Но Владимир Владимирович ответил, что «никаких приписок нет», а что касается роста экономики, то «она всё-таки растёт, и это очевидный факт».

Жаль, президенту не посоветовали на этой фразе и остановиться. Потому что дальше он начал перечислять те самые лукавые «циферки», которые могут впечатлить только далёких от макроэкономики людей. Для тех, кто понимает, «рост ВВП – 1,6%» – плохо. Потому что мир в среднем растёт на 3 процента, а Китай – на 10 и больше. «Рост промышленного производства – 1,6 процента» – тоже ни о чём, особенно после того, как в тот же день Росстат дал плачевные итоги ноября, где промышленность просела на 4 процента по сравнению с ноябрём 2016 года.

«Самый большой урожай за всю историю» – радость только для Владимира Путина, его министра сельского хозяйства и связанных с чиновниками агрохолдингов. Потому что простой сельский труженик не дождался от власти в нынешнем году обещанных госзакупок зерна и был вынужден отдавать урожай за бесценок перекупщикам, которые хорошо заработали, продавая его за рубеж. Экспортом зерна президент тоже погордился. Сказал, что «мы вышли на первое место в мире по объёму экспорта зерновых», и это «блестящий показатель». Слукавил президент. На самом деле Украина экспортировала больше нас.

«Всё это говорит о том, что на сегодняшний день идёт явное оздоровление и рост экономики». «Мы вышли не только из рецессии, но перешли в стадию уверенного развития, именно уверенного развития». «Вложения в развитие в два раза, даже больше, чем в два раза, превышают то, что достигнуто сейчас. Это значит, что даже на ближайшую среднесрочную перспективу дальнейшее развитие уже гарантировано». «У нас ВВП вырос на 75 процентов с 2000 года». «У нас долги сократились в три раза, а резервы страны выросли в 30 раз». «У нас инфляция 2,5 процента».

Кстати, инфляция в 2,5 процента – очень плохой показатель для российского пенсионера. Именно на это значение ему скорректируют пенсию в следующем году.