Прошел – и хорошо

Оценить
Прошел – и хорошо
Очередной Год экологии завершился хеппи-эндом

В России завершается очередной Год экологии (под девизом защиты природы проходил также 2013-й). Для подведения итогов на федеральном уровне был организован всероссийский съезд по охране окружающей среды, где чиновники Минприроды и представители недродобывающих компаний отчитались о достигнутых успехах. Как отмечают представители WWF России (Всемирного фонда природы), мероприятие, заявленное организаторами как крупнейшая переговорная площадка для профессионального «зеленого» сообщества, состояло в прочтении докладов и не подразумевало дискуссий. По мнению Гринпис России, в 2017-м «существенных прорывов в деле охраны природы не произошло», и, кстати, закончился тематический год рутениевым скандалом.

Звенящие кедры

«Немного вас», – вздохнул областной министр природных ресурсов Дмитрий Соколов, глядя на корреспондентов, пришедших в правительственный пресс-центр. В день пресс-конференции на тему региональных итогов Года экологии у Дмитрия Станиславовича был сильный конкурент – в то же самое время на вопросы журналистов отвечал президент Владимир Путин. Темы федерального и областного мероприятий частично пересеклись. Например, как узнали зрители президентской пресс-конференции из выступления представителя Владивостока, в Приморье «Год экологии как будто и не начинался»: в столице края вырубают зеленые насаждения, в пригородных лесах «среди краснокнижных деревьев коттеджи уже стоят, их хотят узаконить, меняя зону». В Саратове, судя по словам министра Соколова, ничего такого быть не может.

Как рассказал руководитель ведомства, в нынешнем году в области посажено 1,1 тысячи гектаров лесов (министр уточнил, что эта территория равна 1,6 тысячи футбольных полей). Почти к каждому празднику закладывали какую-нибудь аллею – аллею России, аллею выпускников (так называют кусты сирени от лагеря «Березка» до «Дубков»), всего таких акций, по словам министра, было «более десяти». Второй год проводится озеленение Аллександрово-Гайского района: «Пользуемся дедовским способом: в других лесхозах заготавливаем ивовые колья и высаживаем по берегам Большого Узеня. Уже высажено больше 4 тысяч ив». Перед урбанистическим съездом для озеленения Саратова были безвозмездно выделены 2 тысячи саженцев ели, клена и березы, на Театральной площади горожанам бесплатно раздали два грузовика сеянцев сосны, а для реконструированного бульвара на Рахова «давали липы».

На вопрос корреспондента «Газеты недели», в чем причины многочисленных скандалов с обрезкой деревьев в городе, министр ответил, что виноваты «ошибки 40-летней давности». «Когда-то насажали тополя. Деревья выросли по 50–60 метров. Несколько тонн нависают над детской площадкой. Городские службы вынуждены обрезать такое дерево не потому, что хотят навредить», – уверил глава ведомства и использовал прием перевода темы разговора, хорошо известный по президентским пресс-конференциям: «Кстати, нас часто спрашивают, когда мы будем высаживать уссурийские кедры?».

Как напомнил Дмитрий Станиславович, в 2016 году «в целях повышения устойчивости и продуктивности лесов» из Хабаровского края были доставлены 56 килограммов семян кедра уссурийского, не произрастающего в Поволжье в естественных условиях. Семена посеяли в Новобурасском питомнике. Из них планируется получить 32 тысячи саженцев «для внедрения в лесные культуры региона». «Сейчас эти растения вот такие», – показал министр на пальцах. Сколько стоила перевозка семян (по сведениям министра – за 8600 километров, по данным гугл-карты – 7800 км), Соколов не уточнил. Да и какое это имеет значение, ведь «высаживать их будут лет через пятнадцать-восемнадцать, чтобы в тени этих деревьев отдыхали наши внуки».

Шумел камыш

В сентябре президентский Совет по стратегическому развитию утвердил приоритетный проект по предотвращению загрязнения Волги. Его целью заявлено «улучшение экологической ситуации в бассейне реки». По сведениям федерального Минприроды, на оздоровление Волги до 2025 года будет направлено около 200 миллиардов рублей, половину должны составить частные инвестиции. Как уже не раз писала «Газета недели», в Ровенском районе Волжское водохранилище размывает старое немецкое кладбище. Суша отступает на три-пять метров в год. На укрепление берега и перенос захоронений денег не выделялось, и, судя по всему, ждать их не стоит, так как, по мнению министра, «никакого немецкого кладбища там нет».

«Это чистое поле, никаких памятников, надгробий. По законодательству это неизвестные захоронения», – заявил Дмитрий Соколов. Надо понимать, если бы над Волгой торчали немецкие гробы – это было бы негигиенично и даже непатриотично, а если неизвестно чьи и без оградок – то и беспокоиться не о чем.

По словам министра, областной бюджет в нынешнем году выделял на берегоукрепление 52 миллиона рублей, их потратили на набережную Саратова. «Закончим с набережной, перейдем на другие объекты», – отметил руководитель ведомства. Сама природа нам помогает: по наблюдениям Дмитрия Станиславовича, в соседней Волгоградской области происходит «биологическое берегоукрепление – разрастается камыш, он как буфер гасит волну с водохранилища».

«Да, кстати, вы знаете, что в Хвалынске открывается музей пчелы?» – спросил вдруг министр и, не давая аудитории опомниться от прилива позитива, добавил, что на втором этаже того же хвалынского здания будет музей сурка.

Мнение людей, занимающихся проблемами экологии не за зарплату, менее оптимистично.

Ольга Пицунова, независимый эколог:

ИДЕТ ЗАЧИСТКА ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПОЛЯ

Уходящий Год экологии был еще и Годом особо охраняемых природных территорий. Для наиболее известной саратовской ООПТ Кумысной поляны он оказался одним из самых неудачных, почти таким же, как 2012-й, когда было проведено градостроительное зонирование площадей природного парка. По закону ООПТ вообще не должна зонироваться, внутри не должно быть никаких вкраплений, где разрешено строительство. Но некоторые участки Кумыски отнесли к «зонам центров обслуживания в рекреационных территориях» и «зонам жилищного строительства средней этажности». Сейчас обсуждаются новые границы природного парка. Предлагается исключить из его состава застроенные части, в том числе те, которые были переданы под застройку после придания Кумысной поляне охранного статуса в 2009 году. Получается, оттяпанные куски собираются легализовать.

Проводится экспертиза по новой ООПТ на пруду Семхоз. Я поддержу любые инициативы по организации охранных зон, но создание ООПТ на бумаге – это имитация. В обустройство и защиту территории власть должна вкладывать деньги, иначе получится то же, что с Кумысной поляной.

В этом году мы отмечаем еще и пятилетие закона об иностранных агентах. С самого начала под этот закон попали наиболее влиятельные российские экологические организации – иркутская «Байкальская экологическая вахта», нижегородский «Дронт» и другие. Когда был суд по поводу нашей ассоциации «Партнерство для развития», я получила поддержку от СМИ и общественников на федеральном уровне. Но в Саратове – нет. Здесь это съели, согласились, что можно отдать кого-то на растерзание. За пять лет произошла зачистка общественного экологического поля. Власти старались маргинализировать экологическое движение, и в какой-то степени это удалось. Общественный экологический совет области прекратил работу. Независимых экологов никуда не приглашают. Произошла замена неудобных общественников на лояльных. Это удобно власти, но не на пользу природе.

Александр Антончиков, председатель регионального отделения Союза охраны птиц:

ПТИЧЬИ ПРАВА

Особенной поддержки государства в природоохранной сфере я в этом году не ощутил. Не выпущено третье издание Красной Книги, которая должна обновляться каждые десять лет. В 1996, 2006 годах на это находились деньги, а сейчас – нет.

Так и не организован заповедник, хотя давно планировалось включить в него Дьяковский лес – самый южный в Заволжье, и места обитания дрофы. Численность дрофы росла с начала 1990-х в связи с упадком в сельском хозяйстве, когда перестали применять некоторые химикаты и появились заброшенные поля. Надо было воспользоваться моментом и придать заповедный статус невостребованным землям. Сейчас дрофы снова становится меньше. Не исключено, что это связано с гибелью на зимовке, ведь пути сезонной миграции проходят через юго-восток Украины. В Саратовской области сильно влияние браконьерского фактора. Возможно, жители более богатых регионов приезжают на сафари.

Не решается проблема с опасными для птиц линиями электропередач. Чем меньше леса в районе, тем более востребованы столбы в качестве присад – птицы пытаются использовать их вместо деревьев, чтобы выслеживать добычу, и погибают от удара током. Степных орлов и орлов-могильников осталось очень мало, по сотне на регион, и гибель каждой птицы наносит непоправимый ущерб популяции. Постановление правительства запрещает использование опасных конструкций ЛЭП. Но процесс замены оборудования идет очень медленно. Несколько лет назад при минприроды создавали специальную комиссию, но всё заглохло.

Каждую зиму министерство проводит акции с кормушками. Это действительно важно, но часто всё сводится к пустому пиару: в середине зимы толпа школьников увешивает весь сквер декоративными кормушками, которые до мая висят пустыми. Чтобы кормушка по-настоящему работала, не обязательно делать красивый домик – достаточно взять пластиковую бутылку, у которой будут окошки и крыша. Можно насыпать семечки тыквы и арбуза, их толстая кожура воробьям не по клюву, но понравится синицам, которых особенно нужно поддержать зимой.

В последние годы у нас появился новый зимующий вид – дикие утки-кряквы (их легко отличить от крупных белых домашних уток, которых завели на прудах в городском парке специально). Кряквы и раньше пытались гнездиться в горпарке, но кошки и бродячие собаки разоряли кладки. Когда за парком стали лучше ухаживать, разорение гнезд прекратилось, и с 2008 года дикие утки остаются зимовать. В прошлую осень их было 600, сейчас 800, но перезимуют всего 100–130. Пока Волга не встала, диких уток желательно не кормить, чтобы им захотелось улететь – им недалеко, до Каспия. Когда ударят морозы, птиц нужно будет поддержать, причем не только в выходные, когда в парке полно отдыхающих, но и в будни, когда голодные утки буквально бегают за людьми. Их можно кормить обычным белым хлебом. Конечно, это не совсем правильно, но ведь никто не будет запаривать и приносить для них кормосмесь.

Александр Ермишин, лидер общественного движения «Жить здесь»:

ВЗЯЛИ И ВОЗМУТИЛИСЬ

В Год экологии произошла знаковая история с елями в Мирном переулке. С одной стороны, бизнес считает, что может спилить что угодно, лишь бы фасад магазина было лучше видно. С другой стороны, горожане стали принимать такие события близко к сердцу, объединились и добились результата. Реакция власти, как говорит Шендерович, зависит от числительных: если десятки человек протестуют хотя бы в соцсетях – это уже звоночек, а уж если они ногами пришли – сирена. Депутат Ольга Баталина сделала именно то, что должен делать опытный политик,– отмониторила ситуацию и подключилась. То, что проблема разрешилась быстро, – её заслуга, большое спасибо, пусть и дальше продолжает в том же духе. Но наша заслуга – в том, что мы не встали в позу просителя, мы просто взяли и возмутились! Показали, что с нами так нельзя.