«Анатолий Папанов. Холодное лето последнего года»

Оценить
«Анатолий Папанов. Холодное лето последнего года»
Это расширенное и дополненное издание книги Анатолия Папанова «Холодное лето» (2010), составленной из интервью, которые в разные годы давал Анатолий Дмитриевич.

В серии «Театральный Олимп» издательства «АСТ» вышла книга «Анатолий Папанов. Холодное лето последнего года». Это расширенное и дополненное издание книги Анатолия Папанова «Холодное лето» (2010), составленной из интервью, которые в разные годы давал Анатолий Дмитриевич.

Заголовок не случайно перекликается с названием фильма Александра Прошкина «Холодное лето пятьдесят третьего», в котором актер сыграл последнюю роль в кино. Процитируем книгу: «Я считал себя некинематографичным и о съемках в кино даже думать перестал – меня приглашали на пробы, но не утверждали. Тогда я решил прекратить все попытки стать киноактером. И только спустя годы меня нашел мой «киноотец» Эльдар Рязанов. Неделю он буквально за мной ходил по пятам, уговаривал сниматься. А у меня в это время был большой театральный успех – я сыграл Боксера в «Дамокловом мече» Назыма Хикмета, я отказывался. Но Эльдар Александрович всё же меня убедил. Так роль, а вернее – четыре роли сразу в комедии «Человек ниоткуда», стали моим дебютом в кино...».

Многие до сих пор считают Анатолия Дмитриевича комедийным актером, и действительно, он довольно часто играл юмористические роли и в кино, и в Театре сатиры. Зрители помнят его Сокола-Кружкина в фильме «Берегись автомобиля», Лелика в «Бриллиантовой руке», Воробьянинова в сериале «Двенадцать стульев» и др. Но ведь среди папановских ролей большинство – драматические: Серпилин из «Живых и мертвых», Дубинский из «Белорусского вокзала», Владимир Дмитриевич из «Времени желаний».

Всего в папановской фильмографии – более семи десятков лент, и кроме художественных фильмов есть и анимационные. Цитата из Папанова: «Мультфильмы – самое доброе искусство. Они – как новогодняя елка, веселые, яркие, полны музыки. Я с радостью их озвучиваю. Правда, в основном хищников, тяжелую лесную артиллерию: волков, медведей – а хотелось бы и голосом какого-нибудь доброго, симпатичного персонажа поговорить... Ну и всякую нечисть озвучиваю тоже. Но, что приятнее, не просто леших и водяных в их неприглядности, а грустных и одиноких, стремящихся преодолеть свое сказочное предназначение. «А мне летать охота», – поет, помните, один такой Водяной. Я заставил заговорить немало нарисованных героев – у меня даже есть диплом от «Мультфильма» за лучшую актерскую работу...»

Самый знаменитый мультипликационный образ – это, конечно, Волк из сериала «Ну, погоди!», причем сам актер не считал своего персонажа таким уж отрицательным: «Мне кажется, у Волка нестрашный голос. Он вообще от серии к серии становится добрее и несчастнее. И если сначала он действительно что-то замышлял против Зайца, то потом в нем появилось некоторое благородство». Поскольку во всех сериях неизбежно побеждал Заяц, многие юные зрители начинали сочувствовать Волку... Или, может, это всё – заслуга не мультипликаторов, а актера Папанова?