Эмилия Слабунова: Нашей стране нужен реаниматолог. А таковым сейчас является только Явлинский

Оценить
Эмилия Слабунова: Нашей стране нужен реаниматолог. А таковым сейчас является только Явлинский
На минувшей неделе Саратов посетила председатель российской объединённой демократической партии «Яблоко» Эмилия Слабунова.

На минувшей неделе Саратов посетила председатель российской объединённой демократической партии «Яблоко» Эмилия Слабунова. Она возглавляет партию с 2015 года. Цель визита продиктована намеченными на ближайшую весну выборами президента России, в которых планирует принять участие один из основателей «Яблока» Григорий Явлинский. В ходе беседы с корреспондентом «Газеты недели» Слабунова рассказала, почему в этот раз Явлинский имеет шансы победить (он уже участвовал в выборах 1996 и 2000 годов, но ни разу не набрал более 10 процентов голосов), работает ли в России демократия западного образца, и поделилась своим непростым отношением к Алексею Навальному.

– Эмилия Эдгардовна, в России есть и другие либерально-демократические партии и движения. Чем «Яблоко» отличается от них?

– Во-первых, солидной 25-летней историей. Во-вторых, безупречной репутацией. Наличием в партии ярких заметных политиков. Сейчас ни от какой [другой] партии мы не видим серьёзных содержательных политических заявлений и программных документов по текущей повестке. Мы отличаемся структурой и размерами: у нас 77 региональных отделений по всей стране. Количеством депутатов: даже по итогам кампании 2017 года мы на пятом месте среди всех партий, от нас избрано 207 депутатов. Важный момент: наша партия – объединённая, поэтому так и называется – «российская объединённая демократическая партия». В состав партии на протяжении её истории вошли и «зелёные», и христианские демократы, и социал-демократы.

– Вы сказали, что у «Яблока» есть серьёзные заявления, которых мы не слышим от других партий. Например?

– Взять даже последние два заявления: о государственной политике в отношении лиц с ограниченными возможностями и по поддержке тяжелобольных неходячих людей. У нас практически на каждом бюро партии звучат серьёзные политические заявления. По тому же ВИЧ: год назад, когда в Екатеринбурге случился скандал, связанный с тем, что замминистра здравоохранения заявила, что там эпидемия СПИДа, и когда появилось много фактов о масштабах этого бедствия в стране, у нас было сделано очень серьёзное заявление по поводу ситуации и тех мер, которые должны быть срочно предприняты.

– Вы – председатель партии. Почему же так получилось, что именно Григорий Явлинский (возглавлял партию до 2008 года, потом отказался выдвигать свою кандидатуру на этот пост. – Прим. ред.) планирует стать кандидатом в президенты России от «Яблока»?

– А где написано, что обязательно председатель партии должен быть кандидатом в президенты? Кого партия считает нужным выдвинуть, того она и выдвигает.

– Но почему всё-таки именно его? Наверняка были и другие претенденты.

– Этот вопрос обсуждался на съезде и на федеральном совете партии. Там у всех желающих была возможность выдвинуть свою кандидатуру. Но партия выдвинула только Явлинского, потому что консолидированное мнение партии такое: это самый солидный кандидат, политик международного уровня, каким и должен быть президент.

– Григорий Алексеевич уже неоднократно участвовал в выборах президента...

– Всего дважды.

– ...и ни разу не победил. Почему, как вы считаете, в этот раз у него есть шанс?

– А что, каждый, кто участвует в выборах, обязательно прямо с ходу побеждает? Он улучшал свои результаты: первый раз был четвёртым, второй раз уже третьим. Поэтому сейчас есть все возможности стать как минимум вторым. Но в условиях, когда идёт такая пропаганда и промывка мозгов, перекрыт доступ к каналам коммуникации, общаться с избирателями очень сложно.

Должен же быть не митинговый разговор с кандидатом. Митинги тоже могут и должны проводиться, но помимо этого должны быть и другие форматы общения, где можно спокойно изложить свою позицию. А у нас газетам – табу, и чёрный список выставляется всем [нежелательным для власти персонам]. Если бы все кандидаты были в равных условиях, все бы участвовали в дебатах и у всех был бы доступ на центральные каналы телевидения – была бы другая картина. И совсем другие результаты голосования. Но говорить «я приду и займу первое место» до того, как мы увидим, в каких условиях будет вестись кампания, можно ли будет выйти в телеэфир, нельзя.

– Почему люди на этих выборах должны проголосовать за Явлинского? Что изменилось по сравнению с теми временами, когда он не побеждал?

– Во-первых, сравнивать сегодняшний день с временами 17-летней давности неправильно. Изменилось вообще время. Скорость изменений в мире обрела такие обороты, что уже даже неправильно сказать, что мы [Россия] рискуем остаться на обочине. Мы уже на обочине. И мы можем оказаться в разряде отсталых стран, даже уже и не развивающихся, а именно отсталых.

Сложившаяся социально-политическая система в стране такова, что подвергнуть её изменениям без смены власти невозможно. Поэтому сейчас никакие экономические реформы результата не дадут. Их никто и реализовывать не будет, потому что у этой власти нет политической воли к тому, чтобы осуществлять какие-то перемены. Есть только разговоры о них с целью отвлечения внимания людей. Удовлетворять запрос на перемены разговорами, но не конкретными действиями не получится.

Необходимо скорейшее спасение страны, и в сознании избирателя должна сработать своего рода система безопасности.

– Ситуация уже настолько критическая?

– Да, система нереформируема. Как больному человеку в остром состоянии нужна реанимация и не поможет медсестра с термометром, так и нашей стране нужен реаниматолог. А таковым сейчас является только Явлинский. Это экономист мирового уровня, по его учебникам учатся в университетах тех стран, которые занимают совершенно другое место в экономике. Стран, у которых более 20 процентов мирового ВВП, как у государств Евросоюза, или 24 процента, как у США. И это благодаря тому, что они пользуются этими знаниями. А наша страна имеет свои 1,6 процента, и наше присутствие в мировой экономике всё скукоживается.

– Допустим, кандидат от «Яблока» Явлинский побеждает на выборах. Какими будут его первые шаги?

– Мир с Украиной и решение вопроса по Крыму («Яблоко» считает референдум 2014 года незаконным. Явлинский предлагает провести международную конференцию, которая выработает дорожную карту по решению проблемы. – Прим. ред.).

А почему эти шаги первые? Потому что именно эти геополитические ошибки, если не сказать преступления, стали причиной серьёзного экономического кризиса в нашей стране. Ведь в мире экономического кризиса нет. Тот кризис, о котором говорят у нас, совершенно рукотворный. Это результат нашей внешней политики, которая проводилась с 2014 года.

Далее, судебная реформа. Без независимых судов нам не изменить ситуацию ни в экономике, ни в политике. Следующие меры: защита бизнеса и собственности, принятие соответствующего пакета законов. Подготовка к реализации программы «Земля – Дома – Дороги». Это ключевая экономическая программа Явлинского, она направлена на развитие внутреннего спроса. Она станет драйвером для всей экономики. Суть программы в том, что каждая семья должна получить участок земли для строительства дома. Государство же должно обеспечить соответствующую инфраструктуру. Средства для этого есть.

– А как это поможет российской экономике?

– Создание инфраструктуры и начало массового строительства домов российскими семьями заставит работать как строительную, так и все сопутствующие отрасли. Это выведет экономику на новый уровень. Китай в кризис 2008 года выстоял за счёт того, что проводил политику поощрения внутреннего спроса. На это же нацелена и программа Явлинского.

А граждане с ограниченными возможностями должны получать на эти цели отчисления от нефтегазовой ренты и госкорпораций. Надо создавать персональные счета, на которые люди смогут получать фиксированный регулярный доход. Кстати, за счёт этих средств можно пополнять и Пенсионный фонд, что тоже будет работать на развитие внутреннего спроса.

Ведь то, что нам сейчас говорят о предельно низкой инфляции, которой якобы неимоверными усилиями добилось правительство Медведева, – это не заслуга правительства, а результат падения реальных доходов граждан и обрушения внутреннего рынка. Из-за того, что сократился спрос, замедлился и рост инфляции.

– А снизить срок правления президента обратно с шести до четырех лет, опять ввести графу «против всех» на президентских выборах он не планирует?

– Безусловно, будет и большой комплекс решений по совершенствованию политической системы и избирательного процесса. Мы в Центральную избирательную комиссию передали пакет, включающий 41 предложение. Кроме того, в числе первых мер – отмена всех реакционных законов. Таких, как закон Димы Яковлева, закон об иностранных агентах, пакет Яровой-Озерова и так далее.

– А как Явлинский планирует всё это сделать, если почти весь парламент состоит из «Единой России», а следующие выборы в Госдуму пройдут только в 2021 году?

– Мы же прекрасно понимаем, что наш парламент ориентирован на первое лицо государства. Когда оно сменится, я думаю, начнёт очень быстро меняться и позиция парламента. Я знаю огромное количество людей, которые находятся в «Единой России» отнюдь не по своим убеждениям, а исключительно из конъюнктурных соображений.

– Есть мнение, что демократия западного образца в России не работает. Что вы на это ответите?

– Демократию того или иного образца нельзя имплантировать. Она должна взращиваться в местных условиях. В мае я была в парламенте Андорры, которому скоро исполнится 600 лет. Андорра – это карликовое государство с крошечным населением. Оно 600 лет шло по пути демократии. И при всех своих размерах сохранило гордость, суверенитет, самобытность. Никем не подмята, умеет лавировать, выстраивать отношения.

Западные демократии прошли гораздо больший путь, чем российская, и, соответственно, имеют совсем иные результаты. У нас же со времён отмены крепостного права прошло чуть больше 150 лет. Ещё моя бабушка рассказывала мне истории о крепостном праве, которые слышала от своей матери. Естественно, мы должны пройти этот путь и набить свои шишки. Но мы должны и учиться на чужом опыте, воспринять из него всё лучшее.

Вспомнила сейчас Юрия Пивоварова – академика, доктора исторических наук. Он, говоря об особенностях российской государственности, приводит интересный тезис: российская ментальность отличается тем, что наш человек властецентричен. По сравнению с западным человеком, который центрирован на себе и все действия власти рассматривает с позиции «как это скажется на моей жизни».

Властецентричные люди в условиях, когда власть говорит: «Нас окружают враги, нам надо затянуть пояса», готовы эти пояса затянуть и перетянуть, чтобы оказать власти поддержку. Также они готовы менее критично относиться к её деятельности. Эти ментальные особенности тоже накладывают своеобразный отпечаток на становление демократии.

– Для большого числа молодых людей Явлинский – это политик из давно ушедших 90-х. Многие из них тогда ещё и не родились, а сегодня поддерживают Навального. Что бы вы им сказали, чтобы в 2018 году они проголосовали именно за Явлинского?

– Перед тем, как поставить отметку в бюллетене, подумайте, какое будущее вы бы хотели для своих детей, даже если их ещё нет. И что для вас важно: ломать или строить? Если ломать – голосуйте за Навального. Если строить – голосуйте за Явлинского.

– Не могу удержаться от вопроса: почему такая антипатия к Алексею Навальному?

– При чём здесь антипатия? Я не руководствуюсь эмоциями. Навальный – политик-одиночка, я не вижу за ним команды. Он больше думает не о политике, а о себе в политике. Это политический эгоцентрик. Я не вижу в нём боли за судьбу страны. Вот поэтому такое отношение.