Среда молчаливого обитания

Оценить
Среда молчаливого обитания
Питерский район как фабрика по производству биомассы

Казалось бы, должность одна и та же. Район – тоже. Но один человек пробыл в руководителях двадцать лет – ничего хорошего после себя не оставил, а территорию из передовой превратил в стагнирующую. Другой за год умудрился и с благоустройством разобраться, и дороги подлатать.

Мельница раздора

Жизнь в Питерском районе с некоторых пор начала налаживаться. Год назад здесь сменился глава. Должность занял Сергей Егоров – выходец из этих мест, получивший опыт чиновничьей службы в Саратове. С его приходом для местных жителей забрезжил свет – не в конце тоннеля, а на улицах в вечернее время. «Раньше-то за долги администрации свет отключали», – вспоминают питерцы. И довольно рассказывают, что на дорогах асфальт появился, что скотина по центру села больше не ходит, сам центр расчистили, сквер обустраивают и фонтан реставрируют.

В общем, положительные сдвиги налицо, констатируют граждане, но отмечают, что дел в районе ещё полно: с тем же освещением, организацией рабочих мест, дорогами. «Главное, чтобы власть главу не изменила», – переживают местные.

В этом году в селе Моршанка «восстановили» ветряную мельницу – единственную сохранившуюся в области до наших дней. Построена она была без единого гвоздя в 1840 году местным крестьянином Иваном Дудиным. Сейчас деньги на работы собирали всем миром – получилось более миллиона рублей. Правда, говорят, что копеечки в специально созданный фонд люди несли не по собственной воле...

«Восстановление» выглядело так: старую мельницу демонтировали, вместо неё построили новую, поместив туда внутренние элементы из дудинской.

Мельница – кстати, изображённая на гербе Питерского района, разделила людей на два лагеря. Представители одного объясняли: историческую постройку было уже не спасти – она сгнила, покосилась и представляет опасность. В этом лагере оказался глава района Егоров, который объяснил свою позицию так: «Это был объект-рухлядь, который фактически восстановить – было сделано заключение комиссии, которое обсуждалось на общественном совете – в тех стенах, в которых она есть, невозможно. Я не мог допустить людей к старой мельнице, она могла в любой момент рухнуть».

Новодел, который выдали за восстановленный объект, и разрушение настоящей мельницы огорчил второй лагерь. «Я спрашивала у Егорова, что за эксперты писали заключение, но он не ответил», – говорит муниципальный депутат Клавдия Брюховецкая. Собеседница ссылается на слова моршано-мироновских старожилов о том, что мельница могла простоять ещё лет сто, если бы её как следует укрепили. «Не имели права её трогать. Огородить её надо было по периметру. Рядом построить новую», – говорит собеседница. И констатирует: «Уничтожен исторический памятник – единственная сохранившаяся ветряная мельница в Саратовской области».

Снести и построить заново – это не выход, отмечает общественный активист Мария Кислина. «Смысл ведь не в создании копии был, бутафорских новоделов ветряных мельниц по России много, а в том, чтобы в Саратовской области сохранились подлинные», – замечает она.

С легкой руки нового начальника ветряная мельница превратилась в электрическую. Муку-то она мелет, но жернова вращают не крылья – они бутафорские, а два мотора.

История получила неприглядное продолжение. О том, куда делись останки старой мельницы, неизвестно, злые языки поговаривают, что видели их на заднем дворе одного из родственников нового начальства.

«Вечный» глава

Прежний глава Виктор Дерябин был у руля района 20 лет. Срок просто ошеломительный! Целое поколение в заволжской глубинке выросло за время его руководства.

В середине срока руководителя поймали на крупной взятке. Присяжные признали Дерябина виновным. Суд назначил наказание – восемь лет строгого режима. Но дело отправили на апелляцию. Через год новые присяжные Дерябина оправдали.

Вообще со страстью к чужим деньгам в районе проблемы. Пользуясь служебным положением, некоторые без зазрения совести залезают в карманы соседей.

Так, одна сотрудница банка облегчила счета односельчан на несколько миллионов рублей. Вторая похитила у старушки более 130 тысяч.

Около 50 тысяч учительских денег присвоила себе директор школы села Мироновка Марина Золотова. Интересное дело: руководителя, уволенного за финансовые нарушения, администрация опять трудоустроила в ту же школу, но уже психологом.

А вот ещё одно похожее дело было замято. Причём история тут получилась интересная. Фигурантка пошла на повышение. А оперуполномоченные Михаил Кудинов и Дмитрий Корчагин, которые занимались делом, самоустранились. Один вдруг отправился служить в армию. Второй уволился. И видео с доказательствами наличия в школе «мёртвых» душ, снятое ими скрытой камерой, не помогло. И заявления учителей в правоохранительные органы действия не возымели.

Уголовное дело возбудить не позволил местный прокурор. Так, по крайней мере, объяснил ситуацию сотрудник полиции Роман Кабанов, которому позвонила Клавдия Брюховецкая. Запись их разговора имеется в интернете в открытом доступе. Собеседник объяснил депутату, что за материал «получил по шапке» и лишился из-за него премии. «Возбуждение уголовного дела происходит с разрешения прокурора, но в этом случае он нам просто сказал – отказной пишите», – сообщил Кабанов. Он же загадочно сообщил депутату: «Вы же сами понимаете, откуда ветер дует».

Тем временем фигурантка – директор Питерской школы Татьяна Бухарина уволилась. И вскоре возглавила новую муниципальную структуру – «Централизованную клубную систему», а также стала и.о. начальника управления культуры и кино района.

Кадровая политика при Дерябине достойна отдельного упоминания. Та же директор школы Золотова, погоревшая на учительских деньгах, попала в руководящее кресло прямиком из детского сада, где работала простым воспитателем. Ещё один карьерный скачок совершил Дмитрий Буданов. После окончания школы он отслужил в армии, а потом был назначен начальником уже упоминавшегося выше районного управления культуры и кино. В рядах гениев молодой человек замечен не был. Тем не менее, без нужного образования и рабочего стажа стал в одночасье муниципальным служащим. И долгое время внимания на это никто не обращал.

Вернёмся к главному руководителю Питерского района последних времён. Был у Дерябина пост, и бизнес его семейный процветал. Теперь же народная молва гласит, что преследуют экс-чиновника финансовые проблемы.

Автолюбители жалуются: с бензином в Питерке не всё хорошо. Неделю есть топливо на заправке, неделю – нет. Единственная в райцентре заправка принадлежит сыну бывшего главы Сергею Дерябину.

Ещё во времена прежнего руководства народ интересовался, почему бензин для земляков у Дерябина дороже. Из трёх АЗС в трёх районах области цена топлива на питерской заправке самая высокая.

В райцентр через соседей

Прежний губернатор, Павел Ипатов, в Питерском районе был всего два раза. Нынешний, Валерий Радаев, только в этом году посетил территорию дважды. Летом побывал на открытии мельницы, тогда он активно готовился к выборам. Осенью посетил Питерку и соседнее село Алексашкино. Жители последнего думали, губернатор прилетит к ним на вертолёте – от дороги осталось одно направление. «До Питерки зимой мы не доезжаем», – говорит местная жительница Валентина Литенко. Она рассказывает: бывает так, что больных возят в райцентр через Федоровский район.

Радаев решил жителей подбодрить и рассказал воодушевляющий пример о фермере из Ртищевского района, который за свой счёт починил такую же разбитую дорогу. Только не упомянул губернатор, что хозяйство «Ульяновское» Алексея Кондрашкина, выделившего более 20 млн рублей, на первых местах в области и ПФО. Таких хозяйств в Алексашкино нет. А значит, если и скинутся местные на ремонт, то всё равно далеко не уедут. Ещё один момент: на дорогу длиной 22 км ртищевские фермеры собрали 60 млн, из Алексашкино до Питерки – более 40 км. Вот и вся разница.

Во время визита на новую плотину Радаев подсчитал: подобный многомиллионный объект, запущенный в Новоузенском районе, обеспечивает водой семь тысяч жителей, потому трата оправданная, в Питерском районе плотина намного дороже, однако потребителей – всего тысяча. «Затраты должны быть эффективными. Отдача должна быть. Стада или орошение», – подсказал губернатор.

Несколько лет назад депутат Брюховецкая бегала по инстанциям и пыталась сохранить остатки поливочного коплекса. «Почти 10 лет демонтировали систему орошения. Я одна противостояла этому. Видео снимала, заявления писала. Мне угрожали», – вспоминает собеседница. Район находится в засушливой зоне, без искусственного полива здесь никак. «Жалобы отклика в областных инстанциях не нашли. В итоге системы орошения в районе больше нет», – констатирует депутат.

Один в поле

Борешься за справедливость, радеешь за родную землю, и когда, казалось бы, всё получилось, ты оказываешься на обочине. Так случилось с единственной женщиной, не побоявшейся пойти против системы. В последний десяток лет самоуправству местной власти в районе открыто противостояла только та самая упоминавшаяся неоднократно Клавдия Брюховецкая. Кстати, член местного политсовета «Единой России».

В 2005 году недовольных было больше. Собрались тогда фермеры и просто инициативные люди, обратились к тогдашнему губернатору и предложили рассмотреть их кандидата на пост районного главы. Вскоре после этого кандидата задержали. В его автомобиле нашли автомат, гильзы и гранату. Уголовного дела он избежал, но желание возглавить район у него пропало. Позже на чердаке бани Брюховецкой нашли наркотики. После этого инициативная группа распалась.

Но один воин всё же остался. И в конце концов подточил этот, казалось бы, несдвигаемый валун. Новый глава, которого Брюховецкая так ждала, наконец-то пришел, сама же она осталась на малой родине невостребованной.

Долгое время она возглавляла питерский районный Дом культуры. После того как решила баллотироваться в депутаты по одному участку с главой района Дерябиным, которого на выборах потом обошла, лишилась работы. Благодаря общественному резонансу должность ей вернули.

Праздники, устраиваемые Брюховецкой, простым гражданам были по вкусу. Остальные её творческий подход не ценили. Как-то депутат вынуждена была писать объяснительную – видеоролик о приходящем в упадок районе не понравился местному начальству.

Почти год Брюховецкая сидит дома. Закрылась от мира и от людей. С работы она в итоге ушла. Районный Дом культуры лишили статуса юридического лица и сделали простым филиалом. «Культура была моей жизнью. Я на работе жила», – тихо рассказывает собеседница. И тут же эмоционально добавляет: «Я впала в немилость. Но страшно не то, что я осталась невостребованной, а то, что, глядя на меня, будут другие молчать. Хотя народ у нас и так робкий. Все боятся потерять работу, деньги. Биомассу делают из нас».