Каки и бяки вокруг

Оценить
Каки и бяки вокруг
И только Россия и Саратовская область молодцы!

«Вот эти все разговоры про итальянские сыры трудновыговариваемые. Наши европейские коллеги своими санкциями добились того, что их никто возить оттуда не будет. Потому что всё стали производить у нас. И качество, могу вам сказать, очень высокое». Так сказал руководитель федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Сергей Данкверт на совещании с саратовскими специалистами в минувший четверг. Он вообще много просветительного в тот день сообщил. Губернатор Валерий Радаев поблагодарил столичного гостя за «неформальное общение».

Почему им друг с другом комфортно, ясно и приятно

Данкверт Радаева знает давно. В 2005–2007 годах Валерий Васильевич возглавлял управление федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Саратовской области, а Сергей Алексеевич был его прямым начальником. Так что когда перед Данквертом встал выбор, куда поехать – в Саратов или в Южную Америку, он долго не думал. В Южную Америку отправил заместителя, а сам – к нам.

Саратовскую область федеральный чиновник Данкверт очень хвалил. Сказал, что у нас не просто хорошо налажена работа территориальной службы Россельхознадзора и ветеринарной службы, но они еще и в прекрасных отношениях вместе трудятся на результат. Такое согласие есть далеко не во всех регионах. Чаще эти два ведомства выясняют, кто из них главнее. А в Саратовской области губернатор их объединяет. Его заслуга. Потому и справились с африканской чумой в регионе в нынешнем году. Но еще больше, чем остановленная чума, радует Данкверта радаевское усердие по внедрению электронной сертификации. Вся страна еще копошится-барахтается, сомневаясь и высматривая подводные камни у новшества, придуманного ветеринарами. А Саратовской области уже есть чем отчитаться.

Данкверт сказал, что саратовский опыт организации работ он будет ставить в пример другим губернаторам.

Вовремя наказать – увести от беды

«Я представляю, если бы у вас были те меры, которые применяли власти в Омской области. Да у вас вообще бы не осталось свиноводства!» – с уважением отозвался о саратовском подходе к борьбе с чумой федеральный чиновник. И если я правильно поняла, то там просмотрели один случай заражения домашних свиней от диких кабанов, сразу его не ликвидировав, и африканская чума свиней распространилась на 11–12 районов. И потом пришлось сжечь там всех животин.

А вот Саратовская область умудрилась пройти по краешку такой беды. И у нас сожгли всего тысячу свиней. Хотя, казалось бы, в Саратовской области целых две тревожных для Россельхознадзора позиции – и диким кабанам раздолье, и свиноводство развивается в основном в личных подсобных хозяйствах. Но у нас есть начальник управления ветеринарии Алексей Частов, строгий поборник дисциплины и порядка везде, куда его рука дотянется, и во всём, что его глаз высмотрит.

Таких начальников Данкверт всегда готов ставить всем в пример. Потому что ему претит безнаказанность, которая разбаловала российских людей в девяностые годы. В Саратовской области с умением наказать всё в порядке.

Еще бы всех диких кабанов перебить

На недавней пресс-конференции Алексей Частов утверждал, что хотя он и считает диких кабанов разносчиками АЧС, истреблять их считает неправильным. А вот Сергей Данкверт всех бы перестрелял. Ну, не прямо, конечно, он об этом говорил, но намекнул прозрачно, что какие-то две тысячи кабанов ставят под угрозу свиноводство.

В Россельхознадзоре уверены, что пока по лесам будут ходить дикие свиньи, опасность возникновения очагов АЧС будет сохраняться. Российское министерство природопользования с этим не согласно. Там говорят, что если уж кого винить, то охотников, которые могут принести в загон к домашним свиньям вирус из леса на одежде и обуви. Позицию коллег из российского министерства Данкверт в Саратове не оспаривал. У него здесь были претензии к европейским коллегам, которые не хотят признавать, что «АЧС распространяется через дикую фауну».

«Как они будут говорить, что заражение идёт из дикой природы? В Европе диких кабанов несколько миллионов голов. Это привносит экономические аспекты в дискуссию». Глава Россельхознадзора перечислил страны, где АЧС распространяется еще быстрее, чем у нас. Это Польша, Латвия, Литва, Чехия, Молдавия, Румыния, Украина, ну и Белоруссия, которая скрывает своё неблагополучие. «С отчетностью у них всё хорошо, но я в жизни не поверю, что там нет распространения», – не скрывает своего скептического отношения к белорусским заявлениям Данкверт.

Каки и бяки вокруг

К Белоруссии у Россельхознадзора есть и другие претензии

В жизни не поверит Данкверт и в количество молока, которое якобы производят в соседней стране. На административной границе с ней стоят посты Россельхознадзора. А значит, его работники знают точно, какое количество продукции «приехало из Белоруссии». Явно больше, чем там производится. Это федеральный чиновник смело утверждает, хотя белорусская сторона скрывает цифры. Потому что белорусские поставщики помогают украинским производителям.

Сергей Данкверт привёз в Саратов несколько картинок с примерами всевозможных ухищрений для переправы товаров через границу. «Вы не подумайте, что это шутки», – предупредил он и начал, показывая картинки залу, рассказывать настоящий детектив с перевоплощением продуктов один в другой.

На первой картинке было про «продукт растительно-жировой твёрдый, выработанный предприятием Китайской Народной Республики». Данкверт сказал, что вот такое обозначение это происки американцев, которые при вступлении России в ВТО «сделали всё, чтобы убрать ветеринарную сертификацию с этого вида продукции». Ведь если продукт обозвать растительно-жировым, то он сразу становится неподконтролен российской ветеринарной службе.

Мягкий, твёрдый, полутвёрдый продукт – это сыр

Не имея возможности проверить эту продукцию по всем параметрам, по заданию Данкверта её начали считать. Выяснили, что за две недели только через один пункт пропуска белорусы провезли полторы тысячи тонн этого растительно-жирового продукта.

– В месяц 3 тысячи тонн, 36 тысяч в год! – по словам Данкверта, на 36 тысяч тонн этого продукта 37-процентной жирности было истрачено 350 тысяч тонн молока, произведённого не в России, а в другой стране.

– Давайте теперь посчитаем, через какое количество таких пунктов пересекают границу эти продукты? А сколько еще лесных дорог? – по словам Данкверта, пока в Россию будут идти чужие молочные продукты, производить молоко в России будет невыгодно. В то, что это молоко, тормозящее наш рынок, производится в Белоруссии, Данкверт в жизни не поверит.

– Всё это украинская продукция, которая легализуется через Белоруссию, – говорит. – Даже если Китай производителем написан, или Иран, Македония, или Сан-Марино.

Не нужен нам потребнадзор, если есть сельхознадзор

Справиться с этой белорусско-украинской санкционкой, проходящей через административную границу, Россельхознадзор придумал с помощью электронной сертификации. «Это иной уровень отношений, это прослеживаемость», – говорит Данкверт, не скрывая, что с помощью новой системы контроля можно будет сосредоточить в руках Россельхознадзора весь контроль. Потому что сейчас контроль за конечной продукцией возложен на Роспотребнадзор, а ведомство Данкверта отвечает за безопасность сырья. Но без электронной сертификации понять, откуда взялось «фальшивое левое качество конечной продукции», невозможно. Правильнее теперь будет переложить ответственность за мясные, рыбные, молочные и хлебобулочные изделия на сельхознадзор, забрав её у потребнадзора.

Новая система отслеживания каждого этапа позволит Россельхознадзору «найти, где сфальсифицировано». Эта будущая прозрачность, по словам руководителя Россельхознадзора, не нравится многим: и иностранным компаниям, и губернаторам.

У руководителя Саратовской области, по словам Данкверта, есть и понимание, и поддержка электронной сертификации. Но таких, как он, в стране единицы.

Как мы отомстили американцам и другим иностранцам

Сергей Данкверт не просто чиновник. Он государственный деятель-патриот. И его не одно десятилетие волнует пренебрежительное отношение иностранных компаний к нашим возможностям. Он вспомнил, как в 2001 году посол США Александр Вершбоу говорил, что Россия не может ограничить поставки мяса из Соединенных Штатов: «Вам нечего будет есть».

– Вот вроде 16 лет прошло, а подходы остались те же, – утверждает Данкверт. Он рассказал саратовским участникам совещания, как на одной из встреч с иностранными компаниями, где обсуждалась электронная сертификация продукции, его предупредили о том, что после сплошной прозрачности и прослеживаемости остановятся поставки молочной продукции всем дошкольным учреждениям, и в больницы она не будет поступать, а самого Данкверта, как зачинщика всей этой сертификации, выгонят с работы. «Вот можете себе представить? – возмущался руководитель сельхознадзора. – Эти люди не заметили, что мы изменились».

Пальмовое масло в прошлом. Животный говяжий жир рулит

Новостью от Данкверта стало его сообщение о высоком качестве российских сыров. Он сказал, что «наши европейские коллеги своими санкциями добились того, что их сыры никто возить оттуда теперь не будет». Мы научились делать сыры сами. У нашего нормального российского продукта четыре дня срок хранения. И это его достоинство, потому что «он натуральный, без консервантов». А «из Италии привозили сыры трудновыговариваемые, со сроком годности в полгода», – скептически оценил продукцию конкурентов руководитель Россельхознадзора.

Чей плохой сыр продаётся в саратовских магазинах, Данкверт не сказал. Но предупредил, что в нашем регионе он в первую очередь проверил бы сыры в магазинах на растительные и животные жиры. Данкверт подозревает, что в том сыре, который едят саратовцы, используется даже не пальмовое масло, а животный говяжий жир.


[Кстати сказать]

Догнать и уничтожить

Белорусским машинам готовят российский сюрприз

Министр сельского хозяйства Александр Ткачёв тоже убеждён, что с белорусской вольницей надо заканчивать. Две недели назад он предупредил президента Путина, что запрет ввоза европейских и турецких овощей привёл к трёхкратному росту экспорта овощей из Белоруссии. «Понятно, что Белоруссия, наверное, на этом наживается, наверное, на этом получает сверхдоходы, – сказал министр Ткачёв. – Но мне кажется, с этим надо заканчивать, потому что это разрушает наш внутренний рынок». Он предложил жёстко «закрыть этот канал «серого» импорта».

Для этого придётся досматривать каждую грузовую машину. Сейчас, если нет фитосанитарных и ветеринарных документов, груз возвращают обратно. А нужно принять закон, позволяющий уничтожать груз без документов на месте. «Тем самым мы процентов 70 ещё дополнительно уничтожим, а значит, наши горе-контрабандисты понесут потери и, понятно, забудут дорогу к нам», – говорил Ткачёв Путину. А если ещё в законе прописать «изъятие не только самой продукции, но и транспортных средств, которые её перевозят», это, по словам министра, вообще будет хорошо. Странно, что не предложил и транспорт на месте уничтожать.