Шифруемся?

Оценить
Шифруемся?
Врут, что господин Филипенко нашел с Вячеславом Викторовичем общий язык. И это очень не нравится его начальству из Генпрокуратуры. А позиции вразрез – игры.

– Привет! Что, по-прежнему тишина? Что у нас с правительством? Почему до сих пор не назначены министры промышленности и финансов?

– Погоди, с правительством всё нормально, работает. А эти две кандидатуры должны пройти согласование в профильных федеральных структурах. Думаю, что это всё вопрос времени. Тем паче, альтернативы всё равно нет.

– Предположим. Почему до сих пор не назначена Щербакова? Слухи о том, что она будет министром, ходят не один день.

– Не в курсе. И опять – альтернативы нет. Подозреваю, что желающих пополнить команду Радаева очень мало. Да, люди врут, что первая леди областного правительства – Олеся Горячева, она министр и руководитель аппарата – поймала звезду.

– Стала велика и недосягаема?

– Что-то в этом духе. Слушай, это совсем неинтересно.

– Хорошо. А что есть веселенького?

– Врут, что наш исполняющий обязанности главного полицейского, господин Полтанов, тоже прочувствовал прелесть главного кабинета – передвигается по городу и окрестностям в сопровождении кортежа.

– А что, ему положено сопровождение?

– Нет, конечно, но, наверное, хочется. Причем этот самый кортеж – чисто бюджетные затраты. Кстати о полиции, врут, что по результатам какой-то ведомственной МВД-проверки Саратовская область заняла второе место с конца.

– Ничего себе! Так всё плохо?

– Хуже не бывает. Еще, врут, что не всё очень хорошо у нашего прокурора Филипенко. И некоторые злопыхатели даже считают, что саратовская карьера его будет быстрой.

– Погоди, это из-за его позиции по обманутым дольщикам? Из-за того, что она пошла вразрез с мнением Вячеслава Володина?

– Как тебе сказать... Врут, что господин Филипенко нашел с Вячеславом Викторовичем общий язык. И это очень не нравится его начальству из Генпрокуратуры. А позиции вразрез – игры.

– Ничего не понимаю. Но и вникать в проблемы не желаю. Не хочу, и всё!

– Ладно. Еще, говорят, не сегодня-завтра наш главный федеральный инспектор Марина Алёшина покинет свой пост.

– Не удивлюсь. Впрочем, она там хоть и давно, но тише воды и ниже травы.

– И это еще не всё. Врут, что сразу после отставки у Марины Владимировны начнутся серьезные неприятности.

– Это из-за её дружбы с Мариной Епифановой?

– Понятия не имею. Это имеет значение?

– Нет. Что еще?

– Еще, врут, что наш неугомонный Александр Ландо работает отделом кадров со страшной силой. Везде пытается трудоустроить достойных людей.

– А что, Ландо знает всех и вся. Он плохого не посоветует. Кстати, ты оценила выступление Сергея Курихина на заседании комитета?

– Конечно. Сергей Георгиевич, как всегда, был великолепен.

– Вот Павел Ипатов уже сколько лет назад ушел, а его креатура не устает разнообразить политическую жизнь региона.

– Погоди, это ты о чем?

– Как о чем? Всем известно, что в 2007 году Сергей Курихин попал в облдуму благодаря Ипатову – прошел по его списку.

– С чего ты взяла?

– Общеизвестный факт.

– А вот Павел Леонидович, говорят, утверждает, что включил он Курихина в свой список по нижайшей просьбе Вячеслава Володина.

– Не верю. Володин сам мог провести в думу хоть черта лысого, а тут успешный бизнесмен...

– А о таком понятии, как маскировка, ты никогда не слышала?

– А Павел Леонидович-то хорош!

– Врут, что он скоро получит Героя России.

– Гонишь! За что?

– Говорят, за создание первой плавучей атомной станции. Это официальный повод.

– А есть и неофициальный?

– Повторюсь. Ты про маскировку когда-нибудь слышала? Чтобы утереть нос кое-кому.

– Мне кажется, что ты надо мной издеваешься...