«Большая борода» домов Белича

Оценить
«Большая борода» домов Белича
Инициативная группа голосовала против проекта межевания. Но его приняли. У несогласных теперь надежда только на прокуроров
Губернатор и областной прокурор догадываются, что подозрения дольщиков справедливы

Кем из чиновников принималось решение о выделении трех земельных участков под застройку Владимиру Беличу, который сейчас находится под арестом? Каким образом администрация Саратова контролировала использование земельных участков? Почему деньги с людей собрали в 2010 году, а разрешение на строительство выдано только в 2012-м? Городская власть не ответила на вопросы дольщиков из недостроя ЖСК «Оптимист 2000». Потому что она не любит острые вопросы.

Вот это неумение чиновников отвечать чётко, ясно, ответственно и порождает недоверие людей к любым обещаниям власти. А именно недоверие и лежало в основе бунта, который устроила инициативная группа дольщиков, не желающих голосовать за предложенный саратовской городской администрацией проект размежевания большого земельного участка на несколько маленьких в районе 1-й Дачной.

 

Если документы скрывают, значит, что-то в них не так

Саратовская городская власть боится этой инициативной группы. Иначе не скрывала бы от неё документы, на основании которых делался план межевания. Дольщики ходили за этим пакетом документов все две недели, отведенные им по закону для знакомства с бумагами. Они хотели нанять своих экспертов и сделать собственные расчеты с мотивированными замечаниями. Но им не дали. Сказали: приходите на публичные слушания и там задавайте свои вопросы. Можете привести и своих экспертов, пусть они подебатируют с нашими. Но уважающие себя эксперты в ток-шоу будут участвовать, только предварительно поработав с документами. А документов-то и нет уже. Уничтожили их в администрации, объяснив, что незачем им хранить всякий хлам.

Проектировщик в паре с замглавой городской администрации – это сила

Для нынешней саратовской городской власти не существует никаких других экспертов, кроме своих собственных, которые всегда в разряде грамотных, сильных, хороших. Для заместителя главы муниципального образования Татьяны Карпеевой таким своим экспертом является Татьяна Волгина, проектировщик из института «Саратовгражданпроект».

Татьяна Карпеева считает, что у этого сильного специалиста априори не может быть никаких ошибок в расчетах. А вот инициативная группа дольщиков, которых Татьяна Карпеева называет «группой несогласных», такие ошибки находит у Татьяны Волгиной на раз-два. Так, например, прошлый проект межевания земельного участка был зарублен «несогласными» из-за того, что на нём не нарисовали три частных дома, которые застройщик ЖСК «Оптимист 2000» Владимир Белич должен был отселить, чтобы построить здесь многоквартирный дом, но не смог.

Когда проектировщики услышали про существование этих домов, они заохали, заахали, и вот к этим слушаниям их уже нарисовали. И землю под них выделили. Но на слушания, куда выносился уже исправленный рисунок, собственников квартир в этих частных домиках не пригласили. И они, бедные, может быть, и не догадываются, что существует такой судьбоносный для них проект. Но никто сейчас не возьмётся ручаться, что крепкая рука проектировщика Волгиной не отрезала кусок земли с их туалетом или сараюшкой в пользу другого участка.

 

В лоскутном одеяле городская администрация зашила «матрёшку»

Эти новые участки земли на одном большом старом, отданном когда-то в аренду Владимиру Беличу городской властью, складываются на проекте межевания в лоскутное одеяло. Свой кусочек под домом достроенным, недостроенным блок-секциям других домов – тоже свои кусочки. Отдельный маленький кусочек – под будущую трансформаторную подстанцию, которая будет принадлежать или НЭСК, или СПГЭС, но её еще нужно построить. Большой кусок под названием ЗУ10 – предназначенный для того, кто придёт построить на нём новый дом.

Беда только в том, что кроме этого вновь испеченного для проекта межевания земельного участка под номером 10 есть еще один ЗУ10, который официально значится на кадастровом учёте. Этот старый десятый участок своими границами не укладывается в новый под тем же номером, а залезает еще и на вновь нарисованный ЗУ9. А на этом ЗУ9 уже стоят две недостроенные секции четырехподъездного дома. И дольщикам из этих секций такая мутная межевая раскладка очень не нравится. Потому что она чревата множеством осложнений.

Представитель «группы несогласных» Нина Чикина рассказала об этом смелом художестве проектировщиков на еженедельном совещании по достройке недостроев губернатору Валерию Радаеву. Причем говорила открытым текстом, что администрация явно мухлюет, потому что любой кадастровый инженер, перед тем как поставить синюю печать под проектом межевания, должен был увидеть, что на кадастровом учете стоит еще один участок.

В чью пользу городская администрация зашила в лоскутное одеяло земельных участков такую «матрёшку», пока доподлинно не известно. Спрашивают – не отвечают. Здесь вообще так принято: или игнорировать волнующий людей вопрос, или отвечать так, чтобы еще больше туману напустить.

карпеева.JPG шушарин.JPG волгина.JPG 
Татьяна Карпеева, Алексей Шушарин и Татьяна Волгина то ли спасители,
то ли могильщики домов ЖСК «Оптимист 2000»

И рыбку съесть, и законом прикрыться – дело деликатное

Вот группа сомневающихся в благих намерениях городской власти дольщиков уточняет на публичных слушаниях у начальника отдела комитета по архитектуре и градостроительству саратовской мэрии Алексея Шушарина, какой дом будет всё-таки строиться – четырехподъездный, как по плану, прошедшему экспертизу, или двухподъездный, как следует из проекта межевания земельного участка? Алексей Шушарин отвечает, что никакого двухподъездного дома не будет. Люди его спрашивают: а почему тогда разделена земля под одним домом? А он намекает, что еще две секции непонятно когда начнут строить. Люди говорят: ну, если ясности еще нет, то значит, нужно в плане межевания хотя бы отмостку вокруг двух достраиваемых секций нарисовать. Но чиновник утверждает, что не может быть никакой отмостки в проекте, потому что к двум секциям когда-никогда, но пристроят еще две.

Этот начальник отдела комитета по архитектуре и градостроительству саратовской мэрии Алексей Шушарин тоже тот еще отвечальщик на вопросы. Слова-то у него изо рта вылетают, но людей с их бедами, отчаянием и подозрениями он при этом в расчёт не берёт.

«Ваша история имеет большую бороду», – говорит он группе дольщиков из секций, где и отмостка не положена, и не снятый с кадастра земельный участок спать мешает. И объясняет, что не виновата же городская власть, что с того дня, как Белич начал строить дом, до сегодняшнего дня прошло много времени. И за это время изменялось законодательство. На момент выдачи разрешения на строительство законодательство позволяло администрации отдавать землю в аренду и давать разрешение на строительство с отселением жителей мешающих стройке домов, не спрашивая ни у кого никакого согласия. Теперь вот по-другому. И главная задача администрации сейчас – отделить проектом межевания тех, кто имеет свою недвижимость на территории, чтобы не спрашивать у них согласия на продолжение строительства.

 

У несогласных теперь вся надежда на прокуроров

Из данного объяснения чиновника следует, что отсеченные проектом межевания жители трёх частных домов, расположенных в границах территории, ограниченной улицами Наумовской, Рябиновской, имени генерала Захарова и улицей Алексеевской в Кировском районе, никакого права голоса «за» или «против» запланированного под их окнами строительства много­этажного дома (или даже нескольких домов) не имеют. Но и любые митинги инициативной группы дольщиков ЖСК «Оптимист 2000» против нюансов будущей стройки под их окнами не будут иметь для городской администрации никакого значения.

А нюансов там уже просматривается предостаточно. Люди видят, что в проекте межевания уже нарушены все требования к пожарным проездам, что не соблюдены санитарные нормы при проектировании проездов между многоэтажными строениями. Опасаясь, что все эти тонкости строительного дела по-саратовски помешают вводу в эксплуатацию их достроенных домов, если, конечно, их вообще удастся достроить, «группа несогласных» из числа дольщиков ЖСК «Оптимист 2000» засела за письмо в Генпрокуратуру. И у них есть большие шансы достучаться до правоохранителей. По крайней мере, прокурор области Сергей Филипенко, внимательно выслушав спор Татьяны Карпеевой и Нины Чикиной на совещании у губернатора, заметил, что сомневается, что проект межевания, подготовленный чиновниками, будет одобрен на публичных слушаниях.

Но прокурор ошибся. Потому что публичные слушания по-саратовски это то еще шоу. Даже при участии начальника Общественной палаты Александра Ландо.

 

Кто не понял, тот поймёт

Александра Ландо на слушания идей чиновников администрации Саратова отправил губернатор Валерий Радаев. Чтобы гарантировать особое внимание к вынесенному на обсуждение вопросу. Александр Соломонович сказал, что ему непонятно, какие гарантии нужны сомневающимся в благих намерениях власти дольщикам, если вот сидит губернатор и вникает во всё, и прокурор области все волнения и обещания слышит. «На крови, что ли, поклясться вам?» – спросил Ландо у Нины Чикиной. Но с желанием или без него по заданному губернатором адресу утром 27 сентября пришел. И даже взял слово, желая сориентировать сотни собравшихся в зале людей на нужный администрации и будущим застройщикам результат голосования.

– Раньше в городе был бардак в вопросах, связанных со строительством. Это несомненно, – сказал. – Мы единственный регион страны, который стал заниматься обманутыми дольщиками. Повесили на себя хомут такой, – сказал.

– Специалисты, которые в этом понимают, вам предлагают план, – сказал.

– Не надо идти стенка на стенку, – сказал.

Ну и еще много чего сказал. Что головой голосовать надо, что про проезды и соблюдение санитарных и пожарных норм потом будет время подумать, баранов вспомнил, которые утонули в речке, не желая уступать, намекнул на Нинин корыстный интерес, пообещал от имени всей общественной палаты области, что всё будет очень и очень хорошо.

Совершенно игнорировал Александр Соломонович факт запущенной процедуры банкротства ЖСК «Оптимист 2000». А при этой процедуре всё ясно, вообще-то, как дважды два.

После утверждения проекта межевания у городской администрации появляется право вернуть из аренды выделенный свободный участок земли – за многомиллионные долги. Таким образом она, конечно, сильно уменьшит конкурсную массу ЖСК, но проблемы дольщиков, дошедших до конкурсного производства, чиновников уже волновать не обязаны как минимум до окончания процедуры. Ну а она затянется года на два-три минимум. За это время или дольщики переругаются, или Александра Соломоновича на должности начальника общественной палаты не будет. А земельный участочек-то он отвоевал. Он – молодец!