За сталинизм light* кто ответит – Пушкин?

Оценить
За сталинизм light* кто ответит – Пушкин?
Довольно пестрая компания оказалась в лидерах «народного» голосования по выбору самых выдающихся людей

* Light – в данном случае переводится как легкий.

Не так давно Левада-Центр опубликовал итоги традиционного опроса. Россиян просили назвать самых выдающихся людей всех времен и народов. Ожидаемый, в общем, ответ неожиданно вызвал у части общества резкую реакцию. Но прежде чем назвать первую десятку самых выдающихся, надо сделать ремарку – в опросе не было дефиниции «плюс-минус», злодей или не злодей. Вот как выглядит первая десятка, по мнению россиян: Сталин, Путин, Пушкин, Ленин, Петр I, Юрий Гагарин, Лев Толстой, Георгий Жуков, Екатерина II, Михаил Лермонтов.

Надо отметить, что результаты опроса, в общем-то, ничего неожиданного не принесли: Сталин был лидером нескольких других опросов. Почему это вызвало болезненную реакцию свободомыслящей части общества – другой вопрос, на который мы попытаемся ответить позже.

Есть два мнения. Первое – результаты опроса свидетельствуют лишь о том, что у россиян, скажем так, небогатая историческая память; они находятся в плену стереотипов и пропаганды.

Судите сами: писатель – Лев Толстой, поэты – Пушкин и Лермонтов, полководец – Жуков, Гагарин – первый космонавт. Нет в первой десятке ученых, но есть государственные деятели, которые, по мнению россиян, возвеличили Россию – Екатерина II, Сталин, Ленин, Путин. Этот набор показывает, что отвечавшие на вопросы не напрягались, ограничившись полученным в школе багажом. И телевизор, понятно, повлиял. О Путине в преддверии выборов сейчас только из утюгов не говорят, новый культ Победы выдвигает на первые роли генералиссимуса, о Екатерине недавно сериал снимали. (Вышел бы к моменту опроса фильм «Матильда» – и Николай II попал бы в десятку.)

Публицист Семен Новопрудский, комментируя итоги левадовского опроса, приводит другую десятку. Она составлена по частоте запросов людей всего мира в поисковую систему Гугл. Эта десятка выглядит так: Иисус, Магомет, Авраам, Моисей, Будда, апостол Павел, Гитлер, Шекспир, Леонардо да Винчи, Ньютон. Действительно интересно, что люди такой глубоко верующей (официально) страны, как Россия, не включили даже в двадцатку выдающихся людей ни одного из создателей или символов религий. И Николая Чудотворца нет, хотя в очередях к его мощам давятся десятки тысяч людей. И еще одно замечание: в российской десятке нет ни одного иностранца. Впрочем, в мировой десятке россиян тоже нет, даже Владимира Путина.

Новопрудский делает вывод, с которым трудно не согласиться: «Из этого опроса Россия предстает повернутой исключительно на себя страной с крайне короткой исторической памятью. И совершенно не религиозной: похоже, единственной нашей по-настоящему массовой религией остается культ собственных политических вождей».

Так почему же опрос с обычными для нашей страны результатами трактуется как признак возрождения сталинизма? Есть ответ: так сошлось во времени. Сначала Путин в интервью Оливеру Стоуну заявил, что чрезмерная демонизация Сталина есть атака на СССР и Россию. Потом в Московском государственном юридическом университете появилась мемориальная доска – здесь выступал Сталин. Известный адвокат Генри Резник в знак протеста покинул вуз. Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, наоборот, считает, что доска в университете просто-таки необходима: «Она уместна, потому что будущим юристам напоминает, как важно уважать закон и не скатиться к репрессиям». Следуя логике омбудсмена, памятников Сталину и другим злодеям надо ставить как можно больше – они будут напоминать нам, что есть зло и как избежать его. Вовремя подоспели опросы, согласно которым россияне в целом благосклонны к репрессиям, ибо только они помогут установить некий идеальный «порядок». Но без памятников вождю в нашей стране уже достаточно признаков возрождения сталинизма. Политик Леонид Гозман в своей статье в «Форбс» перечисляет эти признаки.

Человек как средство, как винтик системы. «Государство, принимая милитаристский бюджет, принося благополучие и даже жизни людей в жертву собственным амбициям и интересам правящего слоя (яркие примеры – контрсанкции, «закон Димы Яковлева»), ясно демонстрирует, что, как и во времена Сталина, люди интересуют его в последнюю очередь».

Контроль за чувствами и над мыслями. «Государство предписывает, чем и как гордиться, по поводу чего и как именно скорбеть. Обрушившийся на страну вал репрессивных законов во многом касается наказания именно за неприемлемые с точки зрения властей чувства». Добавим сюда многочисленные суды за высказывания своего мнения в интернете, приговоры за лайки и репосты.

Идеология осажденной крепости. И если при Сталине врагами были империалисты, а народы порабощенных стран, как ожидалось, скоро встанут под наши знамена, то теперь ненависть предписано перенести на целые народы – на американцев, украинцев, поляков. Надо быть готовым к войне. «Вопрос о качестве, например, медицинского обслуживания в этом контексте становится непатриотичным», – замечает Гозман.

Самовластие против закона. «Сегодня и законы, и Конституция также носят декоративный характер. Дело не только в коррумпированности судов и правоохранительной системы. В реальном правоприменении, да и в установках граждан, позиция руководства, особенно первого лица, неизмеримо важнее любых юридических процедур».

Иллюзии вместо реальности. «Современное российское государство, пользуясь монополией на телевидение, довольно успешно подменяет прошлое страны выгодной для себя мифологией, рассказывает об успехах «русского мира» и моральном авторитете страны, заставляет забывать о данных людям обещаниях, объясняет неудачи происками внутренних и внешних врагов, а успехи – личным вмешательством и мудростью одного человека».

Так сталинизм близок, мы уже живем при нем, или череда июньских событий просто совпадение и мы по-прежнему живем в демократической стране? На этот и на другие вопросы мы ищем ответы в сегодняшнем «Максимальном приближении».


[ПОЛИТИКИ]

«Дело не в Сталине и не в Пушкине...»

Мы поинтересовались у саратовских политиков: «Первое место Сталина в соцопросе Левады, слова Путина о вреде «излишней демонизации» Сталина – что это, просто совпадение? Или зондаж общественного мнения на предмет закручивания гаек?»

Дмитрий Сорокин, первый секретарь Заводского (Сталинского) РК КПРФ:

Дмитрий СорокинРАЗГОВОРЫ ПРО СТАЛИНА ПУТИН ВСЕГДА ВЕДЕТ ПЕРЕД ВЫБОРАМИ

Совершенно уверен, что это не зондаж общественного мнения на предмет закручивания гаек, но и вряд ли это можно считать совпадением. Ясно, что это старая технология снисходительного «похлопывания по плечу». Политический пигмей Путин якобы показывает, что он равновеликая фигура со Сталиным, и как бы его «защищает». Однако тут же выдает себя с потрохами.

Что означает «излишняя демонизация»? То есть, в принципе, демонизировать можно, но без излишеств? У меня сразу возникает вопрос к Путину: а изучение антисоветского пасквиля под названием «Архипелаг ГУЛАГ» в школьной программе не является атакой на Советский Союз и Россию? Или это нормальная, «не излишняя» демонизация?

К Левада-Центру доверия не испытываю давно. Когда что-то хотят нам «втюхать», то прибегают к его услугам. Дело не в Сталине и не в Пушкине, а в том субъекте, которого впихнули между ними. Прием также известный – гений русской поэзии, гений советской государственности и еще один «гений». Правда, гений чего? Мол, догадайтесь сами, если сможете.

Могу поспорить, что через год после ухода Путина от власти вспоминать его будут не чаще, чем Горбачева и Ельцина, причем непременно с крепкими выражениями.

У Путина «сталинская тема» постоянно случается перед президентскими выборами, и искать в его пассажах еще какой-либо подтекст смысла не вижу. Чистой воды – популизм.

Себя отношу к сталинцам, то есть последователям ленинского направления марксизма. Верю, что оболганное имя Сталина будет очищено и займет свое место в ряду великих государственных деятелей России. Но Путина в этом ряду точно не будет. Никогда.

Дмитрий Коннычев, председатель регионального отделения партии «Яблоко»:

Дмитрий КоннычевОБЕЛЕНИЕ СТАЛИНА ПРОДОЛЖАЕТСЯ УЖЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ

Я полагаю, что в современном мире невозможно такое же закручивание гаек, которое было в Советском Союзе в 1937 году, 1947–1952 годах. Действия предприняты не в этих целях.

Однако факт налицо – обеление вождя присутствует. Началось это не сегодня, продолжается уже несколько лет. Когда-то громче эти мотивы звучат, когда-то тише.

В словах президента Оливеру Стоуну отношение к Сталину связано с войной. И личное, и политическое отношение Путина к периоду Великой Отечественной войны здесь играет ключевую роль. Он полагает, если страна молодец, а лидер – негодяй, то победа невозможна.

Но это опасная история. Я знаю это как человек, потерявшей в 30-е годы прошлого века из-за политического режима и большевистской диктатуры трех из четырех прадедов.

Сотнями тысяч людей, попавших в те годы в лагеря, оправдывают коллективизацию, восстановление страны после войны. В итоге у людей вырабатывается иммунитет к тем мерам, которые для этого применяют. Всё это приводит к смене отношения к Сталину в обществе. Так и получаются результаты опросов, которые мы видим.


[ГОРОЖАНЕ]

Это распределение по местам такая глупость!

Успевший стать уже традиционным опрос россиян специалистами-социологами Левада-Центра в этом году породил много толков. «Газета недели в Саратове» решила выяснить, согласны ли саратовцы с результатами соцопроса. Также мы попросили респондентов на улицах Саратова составить свой хит-парад выдающихся исторических личностей нашей страны.

Владимир Григорьевич, пенсионер, 64 года:

ДАЛЕКО НЕ КАЖДЫЙ БУДЕТ ВДУМЧИВО ОТВЕЧАТЬ НА ТАКИЕ ВОПРОСЫ

Сразу же хочется назвать Чернышевского, Гагарина. Это те люди, которые тесно связаны с Саратовом, сделали много для страны. Но нет, на первое место я бы поставил Владимира Ленина. Несмотря ни на что, считаю его незаурядной личностью. Ну, Путина бы я тоже поставил место на второе. В основном за то, что вернул Крым в состав России. Так сказать, исправил историческую ошибку. Вот еще с Аляской бы что-нибудь придумать. Еще одной исторической несправедливостью меньше. С третьим местом сложнее. По-моему, так его заслуживает Влад Листьев. Тоже большой вклад сделал, правда, в другом направлении.

Вообще, это распределение по местам – такая глупость. Как можно сравнивать вклад в развитие нашего государства Сталина и Пушкина? Несуразица какая-то получается. Не берусь судить, достоин ли Сталин первого места. Личность-то неоднозначная. То, что люди ставили его на первое место, еще ни о чем не говорит. Сейчас модно стало ворошить события того времени. Сталин у всех на слуху. И вот то, что его имя мусолят все кому не лень, могло повлиять на результат. Это вот я пенсионер, мне торопиться некуда. А подходят так вот на улице к человеку, спешащему по своим делам, и задают вопрос. Не каждому такта хватит послать далеко и надолго. Некоторые постесняются и ответят первое, что придет в голову, лишь бы от него отстали. Не каждый будет вдумчиво отвечать на такие вопросы.

Безусловно, и Пушкин многое сделал. Но и Лермонтов никак не меньше. Ерунда все эти опросы!

Дмитрий, промышленный альпинист, 35 лет:

ТЯЖЕЛО РУКОВОДИТЬ В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД, НО ЕЩЕ ТЯЖЕЛЕЕ ЭТОТ ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД САМОМУ СОЗДАТЬ

Для меня на первом месте Николай II. Всегда тяжело рулить страной в эпоху больших перемен. Поэтому на второе место я ставлю Бориса Ельцина. Что бы про него ни говорили, но он стал первым президентом новой России, страны, которой, по сути, не было. На второе место я его поставил еще и за его решение в канун Нового года уйти в отставку. Своевременное решение. Всегда считал, что во всем надо знать меру. Надо уметь вовремя уходить. Не ждать, пока тебя прогонят.

Тяжело руководить в переходный период, но еще тяжелее этот переходный период самому создать. Тем более у нас в России, когда испокон веков всяких толстосумов было практически невозможно сдвинуть с насиженного места. Поэтому третье место – Петру I.

Сталинская политика затягивания гаек мне не близка. Тут либо Иосиф Виссарионович не умел по-другому руководить, либо так себе ему достался народец, который понимал только кнут, но никак не чередование с пряником. Насчет Путина можно будет говорить лет через 20–30. Может, ему удастся сделать Россию самой-самой сверхдержавой, и тогда, безусловно, его будут ставить на первое место в таких опросах.

Ну а Пушкин... Достойная личность. Просто надо разграничивать сферы истории. Культура, политика, наука. Чтобы никого не обидеть. Почему не назвали россияне ни одного ученого? Мы что, мало для науки сделали? Неправда! Смешали всё в одном котле, и получилась какая-то похлебка.

Марина, молодая мама, 26 лет:

ЛИЧНОСТЬ СТАЛИНА ВПОЛНЕ ЗАСЛУЖИВАЕТ ПЕРВОГО МЕСТА В ЭТОМ РЕЙТИНГЕ

Сталин у меня в первую очередь ассоциируется с тотальным контролем и репрессиями. Всё больше и больше убеждаюсь, что много людей не понимают хорошего обращения.

Я мама, сейчас в декрете. Мой муж часто уезжает в командировки. Нам не повезло с соседями. То музыку громко слушают, то отношения выясняют. Я ходила к ним, просила вести себя потише, объясняла, что они мешают ребенку. Ноль реакции. Не особо что изменилось после обращения к участковому. Муж тоже хотел мирно вопрос решить – ходил, упрашивал вести себя соответствующим образом, но, опять же, не удалось. Всё изменилось, когда у мужа терпение кончилось – соседи своими скандалами разбудили среди ночи и нас, и малыша. Мой супруг тогда с седьмого этажа по ступенькам спустил любителя полуночных выяснений отношений. Теперь как шелковые. Только не знаю, надолго ли им этого допинга хватит. Неужели повторять придется?

Получается, что порядок можно навести только жесткими мерами. Не повод для гордости, но что делать. Так что личность Сталина вполне заслуживает первого места в этом рейтинге.

Владимир Путин – это подтасовка результатов. Надо же тем, кто проводил этот опрос, выслужиться. Вот и выслуживаются, как могут. Пушкин – согласна, достоин. Но достойны также и Есенин, и Тургенев, и Бунин. Я бы второе место отдала Гагарину. Все-таки первый человек, полетевший в космос. А третье – Ломоносову.


[ИСТОРИКИ]

Абстрактное гипотетическое величие или сильная личность?

Мы спросили сотрудников кафедры отечественной истории и историографии Института истории и международных отношений СГУ: как они оценивают победу Сталина в народном голосовании и является ли этот опрос своеобразной формой зондирования населения на предмет лояльности к закручиванию гаек?

Владимир Хасин, кандидат исторических наук, доцент

Владимир ХасинПОЛОВИНА НАСЕЛЕНИЯ СПОКОЙНО ВРУЧИЛА БЫ ПРЕЗИДЕНТУ СКИПЕТР И ДЕРЖАВУ

Неиссякаемая народная тяга к Сталину в нашей стране вполне объяснима. В первую очередь это любовь к абстрактному гипотетическому величию, которое Сталин олицетворяет. Наше общество, несмотря на кардинальные изменения в прошлом и нынешнем веке, не перестало быть патерналистским. В большинстве своем оно не научилось делать индивидуальный выбор, нести за него ответственность, с радостью делегирует принятие решений власти.

В двадцатые годы, сразу после гражданской войны, произошел расцвет искусства, архитектуры, литературы, был постоянный поиск различных социально-политических моделей. Революция выдвинула плеяду ярких, независимых, ищущих представителей. Однако социальные лифты, работавшие в результате «ленинских», «сталинских» и других призывов в партию, черпавшие кадры из народной массы, сформировали структуру, однозначно выбравшую сталинский путь развития. И авангардизм сменился соцреализмом, и конструктивизм был оттеснен сталинским ампиром. Давайте будем честны: сталинизм – это не совсем Сталин, это явное желание патерналистского общества иметь сильного, строгого и справедливого руководителя, берущего на себя принятие решений и ответственность за их воплощение. Сталин тонко почувствовал этот заказ и полностью использовал его в своих политических целях.

Высокий показатель доверия к Сталину сегодня объясняется еще и тем, что живых свидетелей этой славной эпохи практически не осталось. Наиболее рьяные сталинисты – это те, кто сформировался в период брежневского «развитого социализма», либо их дети, впитавшие в себя истории о чудесном советском прошлом. Государство в семидесятые годы не репрессировало, а покупало лояльность населения, как могло. Эта была относительно сытая и безмятежная жизнь без ГУЛАГа, войны, практически крепостного положения колхозников или рабочих, нереальных плановых показателей, платного среднего и высшего образования, черных «марусь», бараков, постоянного голода и нищеты. Этих сопутствующих величию мелочей они не помнят и не знают. А без них никакой сталинской модернизации не получится. Хотят они «застойных» спокойных времен, но со сталинским величием. Очевидно, что это невозможно без перенапряжения всех общественных институтов.

Относительно зондирования властью почвы, у меня складывается впечатление, что как раз государство сегодня предпринимает титанические усилия, чтобы удержать жаждущих сталинские времена. Скорее всего, половина населения наделила бы президента всеми немыслимыми полномочиями, создала бы культ его личности, вручила бы скипетр и державу. На протяжении длительного времени глава государства старательно дистанцируется от такого заманчивого социального заказа.

Анатолий Мякшев, доктор исторических наук, профессор, член регионального отделения Изборского клуба:

Анатолий МякшевПОБЕДА СТАЛИНА – КОНСТАТАЦИЯ «КАТАСТРОФЫ ЛИБЕРАЛИЗМА»

На мой взгляд, сомневаться в репрезентативности итогов опроса Левада-Центра не приходится: реальный сдвиг в сознании россиян в сторону признания спасительной роли сильных личностей в русской истории – свершившийся факт.

Я оцениваю победу Сталина в опросе как наличие в обществе огромного, пока еще никем не задействованного потенциала здравого смысла, как отторжение обществом современной социально-экономической политики и идеологии потребительства и безнравственности, как тягу к возрождению величия и державности России, как эмоциональную оценку неспособности и неэффективности власти решить насущные проблемы российского социума. Одним словом, очередная победа Сталина, в данном случае в социологическом опросе, – не что иное, как констатация свершившейся в России катастрофы либерализма. В умах эволюция завершилась: Сталин, создавший сверхдержаву, оказался на первом месте; Горбачев, ее разрушивший, – на последнем из социологической выборки.

А вот тот факт, что респонденты на второе место в опросе поставили Путина, свидетельствует о том, что в обществе присутствует понимание отличности курса президента от устремлений элит в центре и на местах и проводимого правительством и Центробанком социально-экономического курса. Ну, посудите сами: Путин выстраивает модель суверенного государства с собственной экономикой, в то время как Центробанк продолжает выполнять рекомендации МВФ. Президент настаивает на патриотизме и духовности как фундаментальных ценностях Российского государства, а элиты продолжают вывозить деньги за рубеж и т.д. Вот эту разницу и чувствует средний россиянин. И отдает предпочтение курсу президента.

По поводу закручивания гаек. Если под этим словосочетанием понимать борьбу с коррупционерами, то общество такое закручивание будет только приветствовать – об этом гласит опрос. Однако подобный поворот событий маловероятен, потому что крайне опасен, о чем свидетельствует советская история. Не исключено, что толчком к «номенклатурной революции» 1937–1939 гг. стало неприятие правящей элитой сталинской идеи передачи власти от партии к избранным на альтернативной основе Советам, а уж масштабность и ожесточенность этой «кадровой революции» придали миллионы доносов на соседа из-за приглянувшейся комнаты в коммуналке или на сотрудника из-за вожделенной должности.

Уверен, что Путин, прекрасно знающий русскую историю и понимающий, что у элит власть можно отобрать лишь силовым путем, подобного повторения не допустит. А закручивания гаек не в ущерб борьбе с коррупцией вообще можно избежать всего лишь сменой социально-экономического курса исключительно законодательным путем.

Разворот подготовили Дмитрий Козенко, Вячеслав Коротин, Андрей Сергеев, Люся Шлепкина