«Подземные классики: Иннокентий Анненский. Николай Гумилев»

Оценить
«Подземные классики: Иннокентий Анненский. Николай Гумилев»
Московско-иерусалимское издательство «Мосты культуры/Гешарим» уже несколько лет выпускает книжную серию «Вид с горы Скопус», где представлены работы израильских ученых, связанных с Еврейским университетом в Иерусалиме.

Московско-иерусалимское издательство «Мосты культуры/Гешарим» уже несколько лет выпускает книжную серию «Вид с горы Скопус», где представлены работы израильских ученых, связанных с Еврейским университетом в Иерусалиме. В рамках серии вышли книга об истории завоевания Крыма Российской империей, полемический труд «Сколько еврейского в еврейской истории?» и др. Одним из наиболее заметных авторов серии является Роман Тименчик – филолог, изучающий русскую культуру Серебряного века, профессор кафедры славистики. Уже вышли сборник статей «Что вдруг» (2008), двухтомник «Последний поэт. Анна Ахматова в 1960-е годы» (2014), сборник «Ангелы. Люди. Вещи» (2016), а в этом году увидела свет новая его книга «Подземные классики: Иннокентий Анненский. Николай Гумилев».

Смысл названия сам автор объясняет так: «Формулу «Подземные классики» предложил один французский критик в конце 19 века для тех авторов, читатели которых лелеют свою избранность. Таким был Иннокентий Анненский, вокруг имени которого сложился культ в 10–20-е годы прошлого века. Таким стал Николай Гумилев, окруженный полувековым замалчиванием».

Книга состоит из четырех разделов: «Иннокентий Анненский», «Анненский & Гумилев», «Николай Гумилев», «Ахматова & Гумилев». Помимо собственно поэзии автор также исследует и внелитературные обстоятельства. Есть отдельная глава о культе Анненского в России, глава о «скандалах Гумилева» (тема весьма важная, поскольку «бытовые пересуды проникали в литературную полемику» и, таким образом, становились частью литературного процесса Серебряного века), глава о влиянии Гумилева на «Крокодил» Корнея Чуковского и т.д.

Особый интерес может вызвать глава о тайном культе Николая Гумилева в Советской России. «В конце 1920-х – начале 1930-х интерес к Гумилеву охватил широкий круг молодых советских, даже пролетарских и крестьянских поэтов, не говоря уже об образованном слое молодежи». Автор приводит множество примеров «контрабандного» цитирования запрещенного поэта и еще больше примеров влияния Гумилева на советскую поэзию. Книга Тименчика построена вся таким образом, что примечания не сгруппированы в финале, а сопровождают каждую публикацию; автор подробно указывает все источники, обильно их цитирует, комментирует, и эти страницы, набранные мелким шрифтом, свидетельствующие о кропотливой работе филолога, представляют для читателя отдельный познавательный интерес.

Кстати, о дотошности Тименчика в филологической среде вообще ходят легенды. Михаил Эдельштейн приводит «анекдот-быль»: «Один исследователь 1967 года рождения, придя в Российский государственный архив литературы и искусства, обнаружил, что в листах использования заказанных им архивных дел стоит подпись Романа Давидовича Тименчика, помеченная тем самым 1967-м. Он рассказал об этом другу, на что тот отреагировал экспромтом: «Когда ты вылуплялся, птенчик,/В ЦГАЛИ уже сидел Тименчик...» И остроумно, и точно: научной работой Тименчик действительно занимается с начала 60-х – то есть уже более полувека.