Татьяна Гаранина: Вся история без пробелов и редактуры будет в интерактивном режиме

Оценить
Татьяна Гаранина: Вся история без пробелов и редактуры будет в интерактивном режиме
Год назад в Саратове впервые заговорили о создании исторического парка «Россия – Моя история», по примеру того, что действует в Москве в 57-м павильоне ВДНХ.

Год назад в Саратове впервые заговорили о создании исторического парка «Россия – Моя история», по примеру того, что действует в Москве в 57-м павильоне ВДНХ. Президент России Владимир Путин предлагал целую сеть таких парков по всей стране еще раньше, Вячеслав Володин и Валерий Радаев решили эту инициативу развивать. И вот, на выездной коллегии областного министерства культуры, прошедшей 28 июня в Петровске, министр Татьяна Гаранина объявила – парку быть! Буквально на следующий день по свежим следам мы поговорили с Татьяной Анатольевной о том, что же это за парк такой, цена вопроса и кто за него платит. А главное...

– Татьяна Анатольевна, скажите, зачем в Саратове еще один музей?

– Замечательный вопрос! (смеется). Вы знаете, я и сама грешным делом так подумала, когда об этой инициативе услышала. Но сразу после, когда в очередной раз была в Москве, принципиально поехала на ВДНХ – посмотреть, что это вообще такое. В тот день до поезда мне оставалось несколько часов, а в этом историческом парке – три зала. Я подумала, что я как раз быстренько всё успею посмотреть. Вы уже догадались, да? Я чуть не опоздала на поезд, а посмотреть успела только первый зал, потратив без малого четыре часа. Настолько там интересно!

Это совершенно новая концепция музея. Там нет артефактов под стеклом, нет музейных экспонатов, нет фондовых коллекций. Зато там есть разнообразная мультимедийная техника, кинозалы, интерактивные 3D-носители с реконструкцией исторических событий, голограммы, интерактивные панорамы и декорации. Не очень понятный набор слов, да? Можно упасть в кресло-грушу, запустить на мониторе короткий фильм и наслаждаться, или на мульти-тач столе, как в книге, выбрать любого исторического персонажа – даты жизни, цитаты, короткая анимация о нем или фильм с его участием, если это близкая нам эпоха, его фотографии. Полный интерактив.

Можно брать экскурсовода, можно включать аудиогид. Новый формат, в котором новое поколение чувствует себя как рыба в воде. Такой «живой учебник». Со мной там были две детские группы на экскурсии – и никто не скучал. Я потом еще дважды приезжала на ВДНХ, чтобы посмотреть всё.

– Теперь мне тоже туда захотелось. А с какого по какой период отражена история России в этом парке?

– От Рюрика, от основания Руси и до периода Великой Отечественной войны, включая 1941–1945 годы.

– Современной России со всеми её сложностями мы пока не увидим? А будет экспозиция продолжена, вы не знаете?

– Насколько мне известно, подготовка очередной части экспозиции – от 1945-го до 2000 года – как раз идет.

Понятно, что вопрос – для чего такой парк и зачем – он назрел не только у вас, а вообще в стране. Проявляя толерантность к другим странам, интерес к чужой истории, мы невольно забываем о том, что у нас тоже есть своя, не менее интересная, не менее глубокая история. Она, как известно, развивается по спирали. И надо знать и учить её уроки, чтобы извлекать пользу из этого знания. Мы знаем и помним, что советский народ – это народ-победитель в Великой Отечественной войне. И очень обидно, заглядывая в учебник истории, видеть, что этим страшным годам, этому великому подвигу там посвящен всего один параграф.

Поэтому я очень рада, что Саратов в числе тех регионов, в которых строятся и открываются первые исторические парки подобного типа.

– А ведь кроме Москвы подобный парк был открыт где-то еще, в Уфе, если я не ошибаюсь?

– Не ошибаетесь. Я буквально три недели назад ездила в Башкортостан знакомиться с их вариантом воплощения в жизнь интерактивного музея истории России. Он второй в стране. В Уфе взяли в аренду под музей уже готовое здание. Экспозиция у них представлена основная, а региональная пока в процессе внедрения. И хотя они открылись раньше, я всё же считаю, что саратовцам повезет больше – у нас здание спроектировано непосредственно под исторический парк.

– А кто готовил проект?

– Архитектурно-художественное решение и здания исторического парка, и непосредственно экспозиции принадлежит Фонду гуманитарных проектов – этот Фонд курирует создание сети исторических парков. Он же поставляет необходимое мультимедийное оборудование, проверяет содержание контента, предоставляет общую часть экспозиции, а также оформляет региональную часть из тех материалов, которые мы ему предоставили.

– Экспозиция, посвященная Саратовской области, будет представлена отдельно?

– На первом этапе да, но потом, со временем, в процессе доведения до ума, будет включена в общую экспозицию.

– Где будет располагаться музей?

– На Ильинской площади. Практически в самом центре Саратова. Рядом с объектом культурного наследия – казармами Деконского.

– Я слышала, что со временем и их планируется включить в комплекс исторического парка. Это так?

– Да, но не сразу. Сначала будет возведено новое здание. Понятно, что мы их не присоединим к строящемуся зданию, они будут стоять отдельно. Их отреставрируют, и вместе это будет единый музейный комплекс. Хотя, если по новому зданию вопрос уже решен, то по реставрации казарм Деконского всё пока в состоянии обсуждения. Но планы такие есть. Естественно, что казармы – это уже обременение областного бюджета.

– А кто выделяет деньги на основное здание? И сколько?

– На возведение здания необходимо 200 млн рублей, их выделил бюджет города Москвы. Соглашение об этом было подписано еще в прошлом году, когда в Саратов приезжал мэр столицы Сергей Собянин. Также в проекте финансово участвует ОАО «Газпром». Они выделяют 120 млн рублей на контент.

– Вы упомянули, что уже предоставили своим партнерам всю информацию по региональному контенту. Кто занимался разработкой региональной экспозиции? Была ли какая-то комиссия? Кто в нее входил?

– Рабочую группу возглавил мой заместитель, Владимир Баркетов. В нее вошли научные сотрудники Музея боевой и трудовой славы, краеведческого музея, музея Федина, Областной универсальной научной библиотеки, библиотеки им. Пушкина, музея истории Саратовской митрополии. Научным консультантом выступил Виктор Николаевич Данилов, заведующий кафедрой института истории и международных отношений СГУ.

Концепция экспозиции по истории Саратовской области действительно готова.

– Можете поподробнее рассказать, о чем эта экспозиция? Какие вехи истории Саратовского края в нее включены?

– Конечно. Это вся история без пробелов и редактуры – с момента основания Саратова на левом берегу Волги в 1590 году и завершая периодом Великой Отечественной войны. Конечно, материал мы набираем шире, работаем уже и полностью по ХХ веку. Но экспозицию пока будем делать синхронно с основной экспозицией истории России. Весь контент будет выстроен по тому же принципу, по которому строится и общая экспозиция. Например, в приложении «Интересные факты» выделено 280 событий, значимых для нашего края в контексте истории от железного века, через историю Золотой Орды, Республику немцев Поволжья и до сегодняшнего дня.

– Татьяна Анатольевна, а мы в этой экспозиции будем только достижениями гордиться или будем изучать историю, как она есть – и с приятной, и с неприглядной стороны? Я поясню, что я имею в виду. Думаю, все саратовцы знают расхожую поговорку «Ты как с голодающего Поволжья». Голодомор унес множество жизней не только на Украине, но и у нас, здесь, в Саратовской области. И об этом сохранились свидетельства. Мы увидим эту часть истории в новом музее?

– У нас нет цензуры – это абсолютно точно. Мы работаем со всеми историческими фактами, которые находятся в открытом доступе. И вспоминаем всю историю, даже если она нам не очень нравится – и 37-й год, и Николая Вавилова, и многое другое. По голодомору вопрос сложный. И вот почему: большинство архивных данных по этой теме до сих пор закрыты. На базе областного музея краеведения мы по имеющимся в нашем распоряжении материалам делали выставку о голодоморе в Поволжье. И эти материалы в экспозиции будут отражены. Мы со своей стороны можем заверить, что никакой цензуры нет, никто нас в выборе тем и персоналий точно не ограничивает, и уж точно перед нами не ставят задачу как-то историю переписать.

– С какими сложностями в работе вы сталкивались при подборе нужной информации?

– Большая часть библиотечных архивов у нас оцифрована, тут проблем нет. Нет проблем с оцифровкой фотографий. Но вот подобрать качественную видеохронику оказалось непросто. Вы можете себе представить: экспозиция будет состоять (пока это предварительные цифры) из 357 проекторов и средств отображения информации. Это мониторы, экраны, мультитач-столы, что угодно, в общем. 357! Во всех залах! И вот самая большая сложность – это подобрать качество исторической хроники, видеохроники, чтобы это можно было представить на нормальном экране с нормальным зерном. На что снимали-то?

– Кстати, вопрос по поводу кинохроники. У нас же весь фильмофонд Нижневолжской студии кинохроники вывезли в хранилище документального кино в Красногорск, это в Подмосковье. Чем вы обходились?

– Почему вывезли? Это федеральная собственность.

– Я не имею в виду ничего плохого, я имею в виду то, что его физически переместили из Саратова под Москву.

– Какая-та часть архива осталась на студии, мы по этому поводу сотрудничаем с Татьяной Викторовной Зориной, еще у нас есть областной киновидеоцентр, который возглавляет Ирина Тимофеевна Бережная, там тоже часть архива сохранилась.

– А в Москву вы делали запросы?

– Делали. Но специально туда никто из Саратова не ездил. Всю работу, которую можно было сделать в Москве, делали сотрудники Фонда гуманитарных проектов. Также у нас есть два архива: Государственный архив Саратовской области и Государственный архив новейшей истории Саратовской области, с ними мы тоже тесно сотрудничали.

– В одном из них как раз выбрасывали книги из окна и нашли гниющие архивные документы?

– Поймите, нас эта проблема, конечно, очень волнует, так как они наши коллеги. Но работе это ни в коем случае не помешает.

– А архивный фонд, я так понимаю, не оцифрован?

– Частично оцифрован. Вы представляете объемы этого фонда? Каждый газетный лист – отдельная единица хранения. А библиотечный фонд вообще составляет более 10 с половиной миллионов единиц хранения.

– Скажите, ваша комиссия собирала только информацию в рамках технического задания, которое давал Фонд, а кто делает саму экспозицию?

– Сотрудники Фонда гуманитарных проектов.

– Это же какой-то сумасшедший объем работы!

– Не просто сумасшедший. Они живут тут месяцами, перед тем как откроется парк.

– На какой стадии сейчас строительство здания?

– На стадии установки пробных свай для фундамента. Но это же быстрое возведение – здание будет состоять из металлоконструкций и сэндвич-панелей. Сами увидите – здание вырастет прямо у вас на глазах. Думаю, что к концу года мы должны уложиться и с возведением здания, и с его наполнением. Так что в Новый год откроем в Саратове новый музей. Во всяком случае, мы будем очень стараться.