Бескорыстная любовь к сиротам

Оценить
Бескорыстная любовь к сиротам
О чем бы ни говорили государственные мужи, речь идет о бюджетных деньгах

Новые условия семейного устройства детей-сирот предлагает депутат Госдумы единоросс Сергей Вострецов. Как рассказал парламентарий в интервью Russia Today, в подготовленном им законопроекте прописаны ограничения на передачу детей под опеку и в приемные семьи. По мнению Сергея Вострецова, «чужие люди», берущие на воспитание детей, наживаются на государственных пособиях, бьют сирот, «правоохранительные органы фиксируют случаи педофилии и фактически узаконенного рабства». Напомним, что похожие аргументы представители власти выдвигали при принятии «закона Димы Яковлева» о запрете усыновления российских сирот гражданами США.

В защиту бедных родственников?

О готовящихся поправках в законодательство стало известно в марте. Как сообщили государственные телеканалы, в новом законопроекте предлагается запретить россиянам брать под опеку детей, если они не являются кровными родственниками. «Возможно, надо отходить от опеки вообще, оставлять ее только родственникам, – заявил в эфире «России 24» член комитета Госдумы по социальной политике Сергей Вострецов. – Опека сейчас превратилась в некий бизнес». В интервью Russia Today парламентарий отметил, что «в некоторых случаях сумма ежемесячных выплат опекунам может доходить до сотен тысяч рублей в месяц». Особые сомнения депутата вызывают замещающие семьи, принимающие детей с инвалидностью: «Очень сложно себе представить, если человек вменяемый, какую помощь и поддержку они там оказывают этим детям». Сергей Вострецов сообщил об «огромном количестве жалоб на насилие в семье», но примеров не привел и заключил: «Надо уходить от этой псевдоподдержки».

Соавтором законопроекта выступила председатель Национального родительского комитета Ирина Волынец. Как сказано на сайте общественного движения, оно «выступает в поддержку традиционных ценностей, против пропаганды гомосексуализма и прочих разработок, направленных на деградацию и разложение российской семьи и общества». Волынец уточнила, что закон не должен иметь обратной силы и будет действовать только на новые случаи оформления опеки.

О поддержке инициативы заявили известные единороссы. Как отметила член Совета Федерации, председатель комиссии по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина, в настоящее время в России практически не отдают детей под опеку родственникам. «В абсолютном большинстве случаев приоритет отдается приемным родителям, которые получают деньги за воспитание детей, а не родной бабушке, заботящейся о них бескорыстно, только из любви к ним, – сказала сенатор в комментарии РИА Новости. – Только в тех случаях, если родственников у ребенка нет или они категорически отказываются взять его на воспитание, можно ставить вопрос о замещающей семье».

Депутат Госдумы Виталий Милонов возмутился самим принципом возмездной опеки. «Если ты берешь ребенка, говоришь ему, что он не родной, то государство тебе еще и платит! За что?! – сказал парламентарий в интервью «Национальной службе новостей». – Ты априори ставишь ребенка в положение второсортного, показываешь, что берешь его не бесплатно, а за деньги. Если ты не готов усыновлять ребенка, значит, и опекуном будешь таким же фиговым». Отметим, что Виталий Милонов воспитывает двух кровных и трех усыновленных детей. Как указано в декларации о доходах, доход семьи депутата в 2015 году составил более 10 миллионов рублей, в 2016-м – чуть больше 2,8 миллиона.

Новость о возможной отмене неродственной опеки вызвала общественный резонанс, и официальные лица поспешили смягчить ситуацию. В Министерстве образования и науки РФ сообщили, что к ним «подобные инициативы не поступали». Руководство комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов, в котором состоит автор законопроекта Сергей Вострецов, подчеркнуло, что комитет не участвовал в разработке документа. «Единая Россия» вряд ли поддержит такой законопроект. Считаю это предложение неприемлемым, так как оно серьезно ограничит возможности людей, которые хотели бы помочь детям-сиротам», – прокомментировала ситуацию координатор партпроекта «России важен каждый ребенок», депутат ГД Ольга Баталина.

В середине июня Сергей Вострецов и Ирина Волынец познакомили Russia Today с итоговым вариантом законопроекта, который «в ближайшие дни внесут в парламент». Отдавать детей «чужим людям» предлагают только после письменного отказа родственников от оформления возмездной опеки (отказ не придется писать только лицам, состоящим на учете в психдиспансере, страдающим алкоголизмом или наркоманией). Депутат уверен, что родственники, в отличие от «посторонних» опекунов, будут тратить пособие исключительно на нужды сироты и более ответственно отнесутся к воспитанию. «Дети – не гуси, чтобы десятками их раздавать», – отметил Вострецов и предложил передавать под опеку не больше трех сирот в семью, за исключением случаев, когда дети являются родными братьями и сестрами. Также в законопроекте указано, что опекунами могут быть граждане не старше 50 лет. «Зачем же чужим людям в преклонном возрасте брать детей? Естественно, это ограничение не будет распространяться на родственников», – пояснил автор инициативы.

Personalia

Сергей Вострецов окончил Санкт-Петербургский военный институт внутренних войск и служил там до 2003 года. В 2003-м выдвигался в Госдуму от «Российской партии жизни». Защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Начальная военная подготовка педагогически запущенных юношей средствами физического воспитания в условиях военно-спортивного лагеря». В 2008 году возглавил Объединение профсоюзов СОЦПРОФ. В 2010-м стал членом Общественной палаты. В 2012 году избран председателем «Трудовой партии России». С 2014 года является депутатом ГД от «Единой России». Состоит во внутрифракционной группе Николая Панкова.

Ирина Волынец окончила факультет журналистики Казанского государственного университета в 2000 году, работала в СМИ и рекламной компании. В 2014 году возглавила комиссию по семейной и демографической политике Социальной платформы партии «Единая Россия». В декабре 2015-го создала общественное движение «Национальный родительский комитет».

Квартирный вопрос опять испортил

«Мы уже не отдаем детей за границу, теперь и своим гражданам не будем. Детдома не лопнут?» – недоумевает жительница Саратова Екатерина, опекающая двух мальчиков.

Семья Екатерины – прихожане православного храма, намерение взять сирот в семью обсуждали несколько лет. Когда кровные дети подросли, супруги взялись за оформление документов. «Мы искали двух братьев детсадовского возраста, так как я не хотела уходить с работы. На поиск ребенка потребовалось около полугода. Более-менее здоровых ребятишек разбирают еще младенцами, в саратовской базе данных оставались сироты с инвалидностью». Мальчишек-погодок, двухлетнего и трехлетнего, саратовчанка нашла в одном из уральских регионов.

«Я съездила через полстраны, подписала согласие, мне выдали список дополнительных документов. Я вернулась в Саратов, собирала бумажки, пересылала в опеку по месту нахождения детей, месяца через полтора мне разрешили их забрать, – рассказывает Екатерина. – Не представляю, насколько всё это затянулось бы, если бы, как теперь хотят депутаты, пришлось еще разыскивать родственников».

Кровная мама мальчиков очень молода, живет в отдаленном районе, в 23 года родила четвертого ребенка, через месяц сдала его и годовалого брата в дом малютки (старшие дети остались с родительницей).

По словам Екатерины, в доме ребенка, где содержались её подопечные, «детей уже меньше, чем обслуживающего персонала». «Как мне сказали, на содержание одного ребенка у них тратится по 60 тысяч рублей в месяц. Государству выгоднее, чтобы дети жили в семье, так как мне бюджет платит всего по 5200 рублей на ребенка. Ну, если депутаты считают, что на эти деньги можно обогатиться...». Опекунские пособия выплачиваются из регионального бюджета, до 31 декабря 2017 года индексация заморожена. Крупные покупки, совершенные за счет пособий, нужно подтверждать чеками. «Это, например, покупка кровати или билетов на юг. Я в основном отношу в опеку чеки на лекарства».

«Депутаты хотят стимулировать родственную опеку. Как они представляют себе бабушку, которая будет содержать опекаемых детей на свою пенсию в 10 тысяч рублей и это пособие, недотягивающее до прожиточного минимума? – задается вопросом Екатерина. – Когда я искала своих мальчиков, видела в базе очень сложных детей, с ДЦП, ВИЧ или со множеством братьев и сестер, которых нельзя разделять при передаче в семью. Родственники принять таких деток под опеку вряд ли решатся, усыновители их не выберут. Сейчас сложных ребятишек берут в приемные семьи, но если неродственную опеку запретят, они останутся на попечении государства».

Как полагает собеседница, на самом деле государственные мужи тревожатся о расходах на квартиры, которые положены каждому сироте, выросшему в интернате или замещающей семье. Если неродственная опека будет запрещена или серьезно ограничена, замещающие родители, возможно, будут более активно усыновлять детей, и они потеряют право на получение жилья от государства. Значительная часть сирот рискует остаться в учреждениях. Как доказывают скандалы с «сиротскими домами», регулярно происходящие в Саратовской области, выпускнику интерната, не имеющему поддержки замещающих родителей, чиновники с легкостью «впаривают» квартиры с картонными стенами и плесенью.

«Газета недели» попросила специалистов-практиков в сфере семейного устройства высказать мнение по поводу возможных новаций в законодательстве.

Елена, сотрудник одной из школ приемных родителей: – Я согласна с ограничением количества детей в замещающей семье. Даже если опекуну одномоментно передают троих детей – это уже слишком много, особенно если человек впервые сталкивается с сиротами. С психологической точки зрения необходимо, чтобы каждый новый подопечный появлялся в доме не раньше, чем через год после предыдущего, – это стандартный срок адаптации в семье.

По опыту нашей ШПР могу сказать, что большинство наших слушателей настроены на усыновление, как правило, это бездетные пары. Надо отметить, что возрастная граница сдвигается – многие готовы усыновить не только младенца, но и 3–4-летнего ребенка. С намерением оформить опеку приходят единицы – в основном это крестные, друзья семьи, двоюродные тети, которые планируют воспитывать знакомого «домашнего» ребенка, потерявшего родителей в результате трагической случайности. Неужели авторы законопроекта на полном серьезе подозревают этих людей в корысти?

Экономический кризис не отразился на количестве кандидатов, группы у нас забиты. Скандалы с приемными семьями, которые муссируются в федеральных СМИ с начала года, также не отпугнули желающих.

Директор балаковского Центра психолого-педагогического и медико-социального сопровождения детей, заслуженный учитель РФ Татьяна Бузаева: – Вызывает сомнения, насколько продумана эта инициатива. В Семейном кодексе, в законе об опеке и попечительстве уже записано, что преимущественное право на воспитание ребенка, оставшегося без попечения родителей, имеют родственники. По действующему законодательству при оформлении неродственной опеки уже работает такая норма, как наличие письменного отказа родственников ребенка.

По опыту практических наблюдений могу сказать, что опекуны-родственники возвращают детей не реже, чем «чужие» замещающие родители. И возвращают, как правило, в подростковом периоде. Поверьте, практика показывает, что и среди родственников немало людей, заинтересованных именно в возмездной опеке. Говорить, что родственная опека лучше и эффективнее, чем неродственная, нет оснований.

На месте законодателей я бы добилась, чтобы полноценно заработала давно существующая рекомендация федерального центра о количестве детей в приемной семье – не больше восьми, включая кровных. Когда замещающие родители берут по 15 и больше сирот, это на семью уже не похоже. У меня были случаи, когда дети из детского дома отказывались идти в такие раздутые семьи.

В Саратовской области много приемных семей, особенно в селах. Есть хорошие семьи, есть просто замечательные, но есть и те, кто не может ничем похвастаться. К сожалению, в законе не прописаны механизмы отказа в передаче ребенка в семью. Порой обращаются люди, в чьей адекватности приходится сомневаться, или новички выбирают слишком сложного ребенка, например, ментального инвалида, с которым явно не справятся. Но документы у них оформлены, и руководитель учреждения обязан отдать ребенка. Надо на законодательном уровне закрепить обязательное диагностирование потенциальных принимающих родителей на предмет готовности взять в семью конкретного ребенка с правом отказа в передаче ребенка по результатам диагностики.

В Саратовской области в очереди на квартиру стоят около 4 тысяч бывших воспитанников интернатных учреждений

Не исполнено более 1,6 тысячи судебных решений о выделении жилья. В прошлом году получили ключи около 500 молодых людей. В 2017-м областной минстрой надеется обеспечить крышей над головой 700 человек. На это планируется потратить 400 миллионов рублей. По подсчетам областной прокуратуры, на решение проблемы требуется 4 миллиарда рублей.