Левобережные пятнашки

Оценить
Левобережные пятнашки
Чего спрашиваешь? Плохо. Очень жаль Олега Васильевича. И семью. Плохо представляю, что сейчас начнется.

– Привет, как дела?
– Чего спрашиваешь? Плохо. Очень жаль Олега Васильевича. И семью. Плохо представляю, что сейчас начнется.
– Это да. Пусть земля ему будет пухом… Но давай попробуем абстрагироваться от этого печального события… Что у нас со слухами?
– Есть немного, но все в большинстве своем связаны с Энгельсом.
– Что, Лобанов никак не успокоится?
– Да там, на самом деле, всё странно и забавно. И не всё однозначно.
– Тогда давай по порядку.
– Хорошо. Для начала, говорят, господин Лобанов велел всем депутатам взять больничные листы и не приходить на заседание собрания, на котором согласовывали Стрелюхина.
– Молодец! Бьется до конца.
– Это да. Я тебе больше скажу, что главный врач местной больницы, по слухам, всем бюллетени дал. К слову сказать, этот главврач уже уволился, но депутатом остался. Но депутаты всё равно на заседание явились. За исключением особо преданных.
– Кто бы сомневался.
– Но при этом есть очень смешная интерпретация события. Вроде как в последний момент Лобанов передумал, и все, во главе с Дмитрием Юрьевичем, проголосовали за Стрелюхина.
– Знаешь, там, в Энгельсе, всё так запущено, что меня уже ничего не удивит. И что, Стрелюхин закатал рукава?
– Причем со страшной силой. Работает с 7 до 22. Народ стонет, потому как чиновный люд обязан соответствовать начальнику и пребывать на рабочем месте не меньше шефа.
– Это, конечно, полная ерунда…
– Погоди, я не закончила. Стрелюхин, конечно, трудится, как подорванный, но результатов нет и не предвидится…
– Это ты о чем?
– Например, Александр Михайлович сообщил, что муниципалитет будет работать по схеме Балакова, а там, как ни странно, всего порядка 30 муниципальных служащих. Тогда как в Энгельсе чуть ли не 600.
– Что, сокращать будет? Накануне выборов? Чтобы выборы были честными со всеми вытекающими последствиями? Ведь наверняка эти самые муниципальные служащие самые что ни на есть спецы по выборным технологиям по-саратовски.
– И это тоже. Не говоря уже о том, что сокращения, особенно массовые – это очень затратное удовольствие.
– Собственно, мне говорили, что простые клерки правительства радовались уходу Александра Михайловича. Из-за его чрезмерной активности им покоя не было. Как, впрочем, и результатов.
– Именно. Еще, врут, что Стрелюхин целый день, причем это был второй день пребывания в должности, провел в Красноармейске на Дне призывника. Где главной звездой был врио Радаев. И мои источники в Красноармейске говорили, что Александр Михайлович очень хотел пообщаться с Валерием Васильевичем. А Валерий Васильевич, наоборот, таким желанием не горел.
– Слушай, а зачем, чтобы поговорить, ехать в такую даль?
– Кто знает. Ритуал, протокол. Может, хотел пообщаться в неформальной обстановке. Может, без лишних ушей. С другой стороны, сама понимаешь, усиливал Стрелюхиным правительство Радаева кто?
– Кто?
– Николай Васильевич Панков. У которого с Валерием Васильевичем вечный спор за близость к телу сама знаешь кого. И отгадай с одного раза, сильно ли радовался Радаев такому усилению.
– Господи, как всё запутанно и запущено. Давай резюмировать. Правильно ли я поняла, что улучшения жизни энгельситов ждать не стоит и что Стрелюхин – это такая попытка снять народное недовольство перед выходом Лысенко из мест не столь отдаленных?
– Скорее всего, ты права.
– Печально. Ладно, будем надеяться на лучшее. Главное, чтобы Стрелюхин не надорвался. Он мужчина не юный, со здоровьем у него тоже… Короче, пожелаем Александру Михайловичу здоровья.
– Именно. Я продолжу слухи?
– Конечно. Я уж испугалась, что их нет у тебя.
– Немного есть. Врут, что чуть ли не со дня на день начнутся серьезные проблемы у Олега Коргунова, это бывший руководитель Россельхозбанка. Говорят, Олег Николаевич хотел было уехать за границу, но не пустили.
– Ты мне об этих проблемах полгода назад рассказывала или даже год…
– Видимо, пришла пора. А еще, говорят, что Олег Николаевич всех предупредил, что молчать не будет…
– Если всё это правда, то история может получиться захватывающей. Что еще?
– Еще, врут, что московские политтехнологи, которые вроде как должны были вести Радаева на выборах и о которых писали СМИ, – Роман Московченко и Ростислав Туровский, уже собрали чемоданы и уехали.
– А что так?
– Врут, что им не заплатили за уже выполненную работу, и в перспективе ничего хорошего ждать не приходится.
– То есть выборы будем проводить без денег.
– Да, говорят, платить не собираются даже верным единоросским медиа. О чем тамошние руководители очень печалятся.
– А слабо работать за идею?
– Тебе виднее.
– Шутница. Это всё?
– Как тебе сказать? Остро чувствуя грядущие перемены, господин Ландо начал неистово лоббировать похоронный бизнес членов ОПы.
– Ты чего говоришь? Ты чего имеешь в виду?
– Совсем не то, что ты. Чисто бизнес. Врут, что Александр Соломонович уже аккуратно помогал своему заму. А теперь немного сменил направление деятельности.
– Это ты о чем?
– Начал курировать определенную похоронную контору. Ту, где руководитель еще один член ОПы Антон Демченко. Который, чувствуя неограниченные возможности шефа, ведет себя совсем нескромно.
– То есть?
– Врут, что в словах и угрозах не стесняется.
– Странные люди…