Надоело платить непонятно за что, и перестали

Оценить
Надоело платить непонятно за что, и перестали
«Вот такое дело. Будем биться за то, чтобы узнать цену госуслуг», – говорят Королёвы

Сергей и Наталья Королёвы оформили землю на окраине Ершова, построили там современный колбасный цех и в 2014 году его открыли. А ранней весной нынешнего года закрыли. Потому что государственная районная станция по борьбе с болезнями животных отказала им в ветеринарных услугах. А без ветеринарных справок по закону продукцию выпускать нельзя. Вот и нет теперь на Ершовском рынке 300 кг колбасы и копченого мяса и сала еженедельно.

Пропажа с рынка тонны местных свежайших колбасных изделий отличного качества заметна для жителей Ершова, но не манифестации же им у торговых рядов устраивать? А хозяева цеха Королёвы решили все-таки бороться. Верят в справедливость. Потому что именно у них все карты на руках, а не у ветеринаров под руководством Сергея Фролова.

С Королёвыми у Сергея Фролова давние отношения. У Королёвых с ним тоже. Несколько лет назад, когда Королёвы держали стадо свиней из 400 голов, а Фролов был инспектором Россельхознадзора, он так замучил их проверками, что хрюшек пришлось порезать, хотя они бы очень пригодились для осуществления мечты Королёвых про колбасный цех. Свое сырье всегда лучше покупного и надежнее. Хотя о надежности покупатели мясных изделий Королёвых никогда не беспокоились. Всё у них было в отлаженном порядке и с экспертизами сырья, и со справками на продукцию до последнего времени.

Всё начало рушиться после того, как Сергея Фролова перевели из инспекторов Россельхознадзора начальником Ершовской районной станции по борьбе с болезнями животными. Предыдущего начальника чья-то то ли добрая, то ли злая воля отправила под суд. Устанавливать новые порядки Фролов начал с навязывания странных услуг. Нет их перечня и цены на них в договоре с Королёвым. А есть обтекаемые формулировки про то, что исполнитель в лице станции «осуществляет контроль за предпринимательской деятельностью заказчика по вопросам ветеринарно-санитарной безопасности продукции, реализуемой населению» и оформляет и выдает ветеринарные справки и свидетельства, а оплата услуг осуществляется или через кассу станции, или наличными деньгами прикрепленному специалисту. Прикрепленным специалистом для этого цеха по договору № 50, составленному в сентябре 2016 года, значится Т.Ю. Султанова.

Договор станция по борьбе с болезнями начала нарушать практически сразу. Вместо Султановой прислали ветврача М.Т. Мостовую, которая справки выдавала, как будто она не человеческий специалист, а автомат. Одни и те же 300 кг мясных изделий у нее легко превращались в 600 кг после того, как она заполняла на них два документа. В одном подтверждалось, что качество исходного сырья, из которого готовится продукция, прошло санитарный контроль, а в другом – на следующий день, что эта отгруженная продукция не имеет никаких нареканий, потому что изготовлена из проверенного сырья. Каждая из этих справок стоила денег, хотя вообще-то должна была оформляться бесплатно – платить предприниматели обязаны по закону только за бланк.

Ветврача Мостовую Королёвы не жаловали. Потому что не видели в ней ветврача. Она приходила с улицы и топала в грязных сапогах по цеху, могла навязывать платные никому не нужные консультации, объявлять об осмотре производства без составления последующего акта или опоздать к моменту вывоза продукции на базар. Именно такое опоздание вывело глухое недовольство в активное противостояние. Королёвы повезли продукцию на рынок без ее справки на вывоз, отлично понимая, что справка эта – не главная. А главная, о том, что колбаса изготовлена из проверенного ветеринарной службой сырья, у них была на руках. И она вполне удовлетворяла ветслужбу рынка. Но для ведомства Фролова это был бунт.

Посыпались угрозы. В ответ Королёв отказался оплачивать услуги станции до прописывания в приложении к договору, за что он платит и сколько стоят все эти многочисленные и частично бессмысленные ветеринарные госуслуги (кроме справок он еще компенсировал зарплату Мостовой в размере 3600 рублей ежемесячно), а заодно начал писать заявления в надзорные и правоохранительные ведомства, к которым прикладывал зафиксированные проходочки ветврача в пальто по колбасному цеху.

Руководитель областной ветеринарной службы, к которой относится Ершовская станция, поверил в то, что он видит именно Мостовую на фото и видео, только после того, как к разбирательству подключилась прокуратура. Из сообщения прокуратуры Королёв и узнал, что к ней применили меры дисциплинарной ответственности. Сергей Фролов не счел нужным извиниться за некачественно оказанную услугу перед заказчиком. Вместо этого он прислал Сергею Королёву предупреждение о расторжении договора. И через две недели, как и обещал, договор № 50 действительно расторг в одностороннем порядке, оставив производителей мясной продукции без ветеринарного контроля. Еще примерно через месяц Фролов подал заявление в суд с просьбой взыскать с Королёва около 14 тысяч рублей, которые переработчик мяса ему, якобы, задолжал. Хотя и по логике, и по закону эти спорные суммы требовалось сначала доказать в суде.

Других ветеринарных учреждений в Ершовском районе нет. Без ветеринарного обслуживания цех работать не может. Судебного разбирательства по существу в Арбитражном суде Саратовской области пока не было. Королёвы, ожидая его, изучают судебную практику. Нашли одно очень созвучное дело, в котором ООО «Белгородская продовольственная компания» оспаривала позицию Белгородской районной станции по борьбе с болезнями животных, также отказавшейся в одностороннем порядке от оказания услуг производителям.

Президиум Высшего Арбитражного суда сказал ветеринарам, что отказывать в гос­услуге нельзя. Потому что выдача ветеринарных удостоверений связана с обеспечением санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а оно – публично значимая правовая обязанность этой госслужбы.

 

«Есть законы, которые нужно соблюдать»

Главный ветеринарный врач Ершовского района Сергей Фролов – о конфликте с предпринимателем Королёвым

–По заявлению Королёва С.В. в нашем учреждении уже проходили ревизия и проверка ОБЭП, были изъяты документы, я давал объяснения нескольким ведомствам, включая прокуратуру. В прессе с подачи Королёва нас обвиняли в том, что у нас деньги проходили мимо кассы. На днях документы были возвращены – с пояснением, что состава преступления не обнаружено. Я со своей стороны готов ответить на аргументы предпринимателя.

Во-первых: новый договор на ветеринарное обслуживание был заключен с Королёвым на добровольной основе, потому что у старого кончился срок действия. И это – типовой договор. Такой же, какой мы заключаем и с другими организациями. Единственное его отличие от старого – сменился прейскурант. Если в прежнем договоре стоял прейскурант от 2015 года, то в новом – от 2016-го. С прейскурантом может ознакомиться любой желающий: в нашем учреждении он размещен на видном месте, также он есть на нашем сайте.

Во-вторых: о том, что при мне с Королёва якобы начали взимать дополнительные суммы, которые не брали при прежнем руководстве ветстанции. Я не могу комментировать то, что происходило на станции до меня. Напомню, что суд по моему предшественнику еще не состоялся: в августе 2016 года было возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество». Я же налаживаю работу учреждения на основании действующих нормативов и законов. Наша задача – обеспечить безопасность продукции животного происхождения. Нужно понимать, что распространить заразные болезни, создать угрозу жизни и здоровью людей можно даже небольшим количеством непроверенного мяса. Поэтому Королёв должен принимать сырье на переработку только после проведения санитарно-ветеринарной экспертизы, работать на основании ветсправок и под контролем государственного специалиста. Также ему следует при торговле своей продукцией на рынке оформлять ветеринарные документы для её перевозки по городу.

В-третьих: к вопросу о расчетах. С конца 2016 года наша организация постепенно переходила на безналичный расчет, однако полностью исключить использование наличных мы не смогли. Акты сверки с Королёвым делались как раз только по безналичным платежам. Полагаю, именно по этой причине он, не увидев в актах своих наличных выплат, предположил, что мы эти деньги положили себе в карман. Хотя этот вопрос он мог уточнить лично и без всяких проблем.

С Королёвым был расторгнут договор, потому что с конца 2016 года он необоснованно прекратил исполнять обязательства по оплате наших услуг. Мы предупреждали его, давали возможности погасить образовавшийся долг, но оплаты так и не поступило. Поэтому, предварительно уведомив предпринимателя за две недели, мы вынуждены были в одностороннем порядке расторгнуть действующий договор и отозвать с колбасного цеха своего специалиста. В арбитражный суд Саратовской области было направлено исковое заявление. Задолженность Королёва составляет порядка 14 тыcяч рублей за 3 месяца.

Прокуратура первоначально действительно приняла сторону предпринимателя, но когда мною были даны объяснения, представлены документы, они согласились, что поторопились. Мы неоднократно на разных уровнях пытались уладить этот спор без суда, садились за стол переговоров, но ничего не вышло. В последний раз приезжала комиссия из областного минсельхоза при участии специалистов управления ветеринарии правительства Саратовской области и администрации Ершовского района. Мы пытались закрепить достигнутые соглашения договором, разработанным на основе договоров ведущих районов Саратовской области. Но Королёв, после изучения документа его адвокатом, счел этот договор неприемлемым.

Проблема в том, что Королёв хотел брать у населения мясное сырье без всяких справок и экспертиз, перерабатывать его в своем колбасном цеху и реализовывать без документов. Но у нас есть законы, ветеринарные правила и технические регламенты, которые нужно соблюдать. Контроль за этим возложен на наше ведомство, и за это мы несем ответственность.