Не в коня корм

Оценить
Не в коня корм
Недавно Государственная дума рассмотрела поправки в бюджет – о дополнительных расходах.

Недавно Государственная дума рассмотрела поправки в бюджет – о дополнительных расходах. МВД получит дополнительно 11 миллиардов, из них 7 на зарплаты старшему начсоставу. Значительные суммы получат государственные средства массовой информации. Бюджет государственного информационного агентства ТАСС увеличится на 900 миллионов, холдинга ВГТРК – на 186 миллионов. Всего государственные расходы на СМИ предложено увеличить на 2,5 миллиарда рублей.

По действующему закону о бюджете в 2017 году холдинг ВГТРК получил 23,5 миллиарда, Первый канал, НТВ и несколько других телекомпаний получили от государства 9,3 миллиарда рублей. И это вполне объяснимо: не пенсионерам же деньги направлять дополнительно, а полиция и пропаганда есть наши основные скрепы, на которых всё и держится.

Только в данном случае можно с большой долей уверенности предположить, что деньги будут потрачены зря – мы говорим о финансировании средств массовой информации. И не только потому, что часть из них по российскому обычаю разворуют. Дело не в этом. Если говорить красиво – наше телевидение (а речь идет прежде всего о нем) развивается экстенсивно. Да, это экономический термин, но в нашей ситуации вполне применим. Экстенсивный путь развития – форма развития экономики за счет количественного увеличения факторов производства при неизменном техническом потенциале. То есть в нашем случае – будет увеличиваться число всевозможных якобы аналитических программ, будет расти количество неправдивых сюжетов, может появиться еще больше напористых пропагандистов (хотя это вряд ли – все места уже заняты). Да, чуть не забыл, ведущий Первого канала сможет приносить в студию не одно ведро с надписью «говно», а два или три и предлагать оппонентам попробовать. Ну и число драк в так называемых дискуссионных программах тоже может вырасти.

Да, весь этот мутный вал может еще вырасти, но зачем? Давайте будем смотреть правде в глаза – поколение, которое черпает информацию из телевидения, уходит. Да, исторически это длительный процесс, но он необратим. Нет, телевизор еще останется – но как вариант домашнего кинотеатра или, там, футбол посмотреть высокого качества. Но как средство информирования населения он теряет свои позиции. Это исторический процесс: так ушло проводное радио, так уходят газеты в их нынешнем виде. Хотя надо сказать, что там – наверху – что-то смутно подозревают, иначе бы не напринимали десяток тупых неработающих законов, направленных на ограничение интернета, иначе не свирепствовал бы Роскомнадзор, а в МВД целое управление не отслеживало бы интернет-общение, периодически организуя судебные процессы «за лайки и репосты». Но наши власти догадываются о том, что мир изменился, с большим опозданием. Чего стоят многочисленные прожекты об ограничении допуска детей к компьютерам, когда всю нужную информацию дети получают со своих смартфонов и других гаджетов.

Смутные догадки о том, что мир меняется, что молодежь живет иначе и надо что-то сделать, приводят к интересным казусам. То лидер эсеров Сергей Миронов перепутает стрит-арт с артритом. То на заседание думы пригласят 18-летнюю видеоблогершу Сашу Спилберг, у которой якобы десять миллионов подписчиков – на самом деле пять на youtube-канале. К тому же Сашу Спилберг Балковскую трудно назвать властителем дум молодежи – в своем блоге она ходит по магазинам и вечеринкам, красится, играет в видеоигры. Хитом стало видео, где Саша лежит в ванне, засыпанная то ли кукурузными хлопьями, то ли чипсами – не разглядывал, если честно. И вообще многие считают, что на самом деле это проект, созданный ее отцом – рекламщиком и бизнесменом Александром Балковским, и соответствующим образом раскрученный. Но парламентарии не стали вдаваться в подробности, послушали девушку, услышали много непонятных слов и вздохнули тяжело. В каком-то гроссбухе в графе «работа с молодежью» была поставлена галка – «исполнено».

Так у нас, а у них? Этот вопрос в логике российского телевидения, оно постоянно заглядывает через забор к соседям. У них есть, наверное, свои пропагандисты, есть наверняка идиотские шоу, которые мы понемногу переносим на свою землю. Но у них есть то, чего у нас практически нет. В субботу портал «Медуза» транслировал семинар «Шторм» о современных медиа и путях их развития. Многое поразило, а еще родилось стойкое и болезненное ощущение, что мы, увы, далеко позади. Вот сотрудники «Нью-Йорк таймс» рассказывают о том, как выглядит страница интернет-версии их издания. На первый взгляд всё привычно – текст, иллюстрации, но при этом в тексте множество интерактивных ссылок. Активизировав их, вы при наличии времени и желания можете узнать массу подробностей. Как пример приводили первый образец такой интерактивной статьи – Snowfall – в данном случае «Лавина» – о трех горнолыжниках, погибших в горах. Активизируя ссылки, вы могли узнать и биографии этих лыжников, увидеть графические изображения трасс, по которым они спускались с горы, просмотреть несколько видео по теме.

Или другое новшество от тех же «Нью-Йорк таймс». Видеооператоры газеты используют камеры с обзором 360 градусов, потом видео специальным образом монтируется. Все подписчики электронной версии газеты получают специальные очки. Смотря через них, вы как бы оказываетесь в центре событий, как бы становитесь их участником. Неважно, что это: освобождение иракского Мосула, карнавал в Италии или изучение приморского шельфа Антарктиды. И это, надо сказать, самые простые примеры того, как создаются новые медиа.

Пойдем ли мы по этому пути? Сложно сказать, наша приверженность к так называемым «традиционным ценностям» вряд ли соотносится с прогрессом. Скорее всего, мы будем гальванизировать тело пропагандистского телевидения новыми финансовыми вливаниями. Но потом, увидев-таки результат, скажем: «Не в коня был корм».