Желтый, голубой, зеленый...

Оценить
...для пластика, стекла, бумаги

Система раздельного сбора мусора – это не только чистота окружающей среды, но и возможность заработать миллиарды.

Мусоросортировочный завод в Энгельсе, который, безусловно, является предметом гордости нынешнего саратовского правительства, не стимулирует внедрение и развитие системы раздельного сбора отходов. Но как будто и не мешает. Решать проблему разрастания свалок и увеличивающихся объемов мусора лучше комплексно, используя оба подхода. Так считает сотрудник экологической организации Гринпис (GreenPeace) Дмитрий Нестеров. В пятницу он читал неравнодушным к проблеме мусора саратовцам лекцию о пользе и выгоде раздельного сбора отходов.

Не сжигать и не закапывать

Лекция про мусор и про то, как важно меньше потреблять, чтобы производить меньше отходов, и как важно сортировать свой собственный мусор, чтобы дать ему вторую жизнь, была частью двухдневной программы Гринпис в нашем городе.

Всемирная экологическая организация проводит просветительскую акцию «Ноль отходов» – колесит на автобусе по городам, проводит выставку современных трендов в обращении с мусором, встречается с местными властями. Всего в маршруте 15 городов, Саратов был третьим.

Главная цель этой акции – популяризировать идею раздельного сбора мусора для дальнейшей его переработки. Это уже давно в порядке вещей для жителей развитых европейских стран, но совершенно чуждо россиянам.

По словам руководителя проекта «Ноль отходов» Дмитрия Артамонова, в городах Европы умудряются перерабатывать до 60–70 процентов мусора. Тогда как в России практически весь объем отходов (94 процента) отправляется на свалку, около 2 процентов мусора сжигается, а переработке подвергается лишь 4 процента. При этом ежегодно площадь под мусорными свалками увеличивается и уже сейчас составляет территорию «четырех Кипров».

Российское правительство относительно недавно всерьез задумалось о смене подхода к обращению с отходами. Был издан специальный федеральный закон, но пока все законодательные изменения на практике выглядят как передел мусорного рынка. Раньше его контролировали и зарабатывали на нем одни игроки, теперь будут контролировать и зарабатывать другие. И зарабатывать, по всей видимости, начнут много больше, так как новые правила обращения с ТБО подразумевают и новые тарифы на вывоз и утилизацию мусора. Принципиальных же изменений, вроде поголовной обязанности сортировать мусор дома и раскладывать его по разным контейнерам при выбросе, не внедряется. Хотя где-то в законе такая возможность всё же прописана.

Саратовские не понимают и не хотят

Дмитрий Артамонов объяснял саратовским журналистам, что сейчас каждый регион сам выбирает, как решать проблему мусора и свалок, в зависимости от складывающейся на местах ситуации. Гринпис предлагает региональным властям свою помощь в выработке правильных решений.

«Мы встречаемся с властями, беседуем, обсуждаем ситуацию, как они ее видят, пытаемся их убедить, что необходимо именно в вашем городе развивать максимально и раздельный сбор, чтобы давать людям возможность собирать мусор раздельно, и переработку этих отходов, чтобы не загрязнять всё вокруг свалками», – сообщил он корреспондентам информагентства «Свободные новости». Однако убедить представителей саратовского регионального правительства экологам не удалось.

По словам Артамонова, общаясь с местными властями, представители Гринпис не обнаружили подтверждения того, что в Саратове хотят максимально быстро развивать раздельный сбор и переработку отходов. В рейтинге Гринпис по доступности инфраструктуры раздельного сбора мусора Саратов «где-то посередине» списка из 160 городов. Только 10 процентов горожан имеют возможность сдать отходы вблизи дома на переработку. Для того чтобы такая возможность была у большего количества людей, на региональном уровне нужно принять соответствующие документы, прописать показатели, разработать план и ему следовать. Ничего такого саратовские чиновники делать не обещали.

Сотни миллиардов теряем, то есть не зарабатываем

Дмитрий Нестеров на лекции о раздельном сборе мусора пояснил, что главным аргументом регионального правительства в Саратовской области против системы раздельного сбора отходов было наличие мусоросортировочных комплексов в Энгельсе и Балакове.

«Этого якобы достаточно, и в системе раздельного сбора, по мнению властей, уже нет необходимости, – сообщил Нестеров. – Но я бы рекомендовал к заявленной эффективности мусоросортировочных заводов относиться с осторожностью».

По словам представителя Гринпис, в процессе промышленной сортировки, как показывает практика, выделяется не так много фракций, пригодных для дальнейшей переработки. Извлекаемое вторсырье оказывается «грязным». Оно дешево стоит, и на него невысокий спрос среди заводов, специализирующихся на переработке мусора. При этом на утилизацию (сжигание или захоронение на полигонах) сортировочные заводы всё равно отправляют большую часть отходов.

«Решить проблему свалок можно только в комплексе: раздельным сбором отходов, промышленной сортировкой и переработкой вторсырья, – говорит Дмитрий Нестеров. – По нашим подсчетам, переработка отходов в России позволит к 2030 году сократить количество захораниваемого мусора на 75–80 процентов. На свалки вместо нынешних 94 будет отправляться только 20 процентов отходов. Но для этого необходимо внедрять систему раздельного сбора».

Гринписовцы говорят также, что у этой системы есть и внушительный экономический эффект: «Из-за отсутствия в России раздельного сбора мусора экономика страны теряет 232,8 миллиарда рублей. Это те деньги, которые могли бы зарабатывать предприятия, участвующие в процессе сортировки и переработки мусора».